Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 423 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Спиноза, Барух. Теолого-политический трактат. Гамбург, 1670.

Price Realized: $23 475

SPINOZA, Baruch (later Benedictus de, 1632-1677). Tractatus theologico-politicus. Hamburg: Henricus Künraht, 1670. 4º (199x154 mm). Roman, italic and Hebrew type. Woodcut printer's device on title. (Light soiling to title and upper corners of B1-3, marginal waterstains, without the final blank.) Contemporary vellum over pasteboard, yapp edges, blue page edges (rebacked, lower cover wormed, ties lacking). Provenance: contemporary note at one corner of title, underlining and scoring to K2. PMM 153.

Уход: £15,000. Аукцион Christie's. Valuable Books and Manuscripts Including Cartography. 15 July 2015. London, King Street. Лот № 181.

 

 

FIRST EDITION of Spinoza's great treatise on political theology, a ‘crystal-clear exposition of the theory of natural right’ (PMM). Spinoza's principal work, and the only work published in his lifetime, it blends the traditions of his Hebraic background with Cartesian rationalism. His ethical views are extended into the realm of politics, and contain the first clear statement of the mutual independence of philosophy and religion. ‘Man is moved to the knowledge and love of God; the love of God involves the love of our fellow men. Man, in order to obtain security, surrenders part of his right of independent action to the State. But the State exists to give liberty, not to enslave; justice, wisdom and toleration are essential to the sovereign power’ (PMM). Four editions were published with the 1670 date and Kunraht imprint when, in fact, the second appeared in 1672, and the third and fourth posthumously in 1677. This copy is of the true first edition, with page 104 misnumbered 304. Fritz Bamberger, 'The Early Editions of Spinoza's Tractatus Theologico-Politicus', in: Studies in Bibliography and Booklore, vol. 5, 1962, pp.9-33, no. T1; PMM 153; Van der Linde, p. 172.


«Я не думаю, что нашел самую лучшую философию. Но я убежден, что понимаю философию истинную».  Барух Спиноза


О жизни Спинозы, которого называли «философом философов», известно немногое. Да и была она, по нашим сегодняшним меркам, очень короткой - всего 45 лет. Но и этого оказалось достаточно, чтобы навсегда изменить у обитателей нашей планеты представление об окружающем мире и о самих себе. В литературе его называют то Барухом, то Бенедиктом, а то и обоими именами - в зависимости от того, кто пишет. Еврейские авторы, разумеется, предпочитают первый вариант, подчеркивая тем самым происхождение Спинозы, хотя его отношения с соплеменниками складывались непросто. Предки Баруха жили в Португалии и в Испании и тайно продолжали исповедовать иудаизм даже после того как инквизиция принудила их принять христианство. Когда мятежные голландские провинции отделились от Испании и провозгласили религиозную свободу, семья будущего мыслителя нашла приют в Амстердаме. Авраам Спиноза, дедушка Баруха, был признанным лидером городской еврейской общины, отец преуспевал в торговле. Мальчик рано лишился матери, она умерла, когда ему было шесть лет. Его почти сразу же отдали в школу для мальчиков при синагоге, где он изучал главным образом библейские и талмудические тексты.

Но он также брал частные уроки по многим другим общеобразовательным дисциплинам. Особенно легко ему давались языки. Кроме испанского и португальского, Барух в совершенстве овладел голландским, немецким, древнееврейским, греческим, говорил и писал на латыни. Юный Спиноза позволял себе в разговорах с одноклассниками критические замечания по поводу ортодоксальных религиозных доктрин. Мол, в Библии нигде не говорится о физическом существовании Бога или что ангелы - реальные существа, или что душа бессмертна. Такое уж тогда было время - ХVII век, в воздухе носился дух вольнодумства, модно было восставать против традиций и властей. Однако лидеры амстердамской общины никак не могли допустить подобных «еретических» высказываний. Они боялись, что это может не понравиться властям приютившей их страны, в которой евреи пока еще не стали полноправными гражданами. В местной синагоге Баруха пытались заставить замолчать - и посулами, и угрозами, но молодой мыслитель не ощущал за собой никакой вины. Судя по скудным сведениям, которыми мы располагаем, Спиноза хотел избежать разрыва. Он даже срочно сделал денежный вклад в синагогу, что было не так-то легко при его бедности. Он пришел однажды и попытался объясниться и отстоять свои взгляды в открытом диспуте. Но дело кончилось тем, что в 1656 году его изгнали из общины по обвинению в атеизме. Эдикт звучал грозно: на голову нечестивца призывалось божье проклятье и говорилось, что «запрещается поддерживать с ним всякие отношения и никто не должен находиться с ним под одной крышей». Философ встретил изгнание, как и подобает, то есть с «философским спокойствием». Единственной его реакцией на отлучение было то, что он изменил свое имя и стал называть себя на христианский манер - Бенедиктом. После смерти отца Барух Спиноза и его брат Габриэль перенимают управление фирмой. Высказывания Спинозой «неортодоксальных» взглядов, его сближение с сектантами (коллегианты, течение в протестантизме) и фактический отход от иудаизма вскоре приводят к обвинению в ереси и исключению из еврейской общины (херем в 1656 году). Спиноза принимает имя Бенедикт (уменьшительное Бенто), продаёт свою долю в фирме брату и уезжает в пригород Амстердама Оверкерк. Однако вскоре возвращается и (пока ему ещё разрешено пребывание в Амстердаме) поступает учеником в частный колледж экс-иезуита «весёлого доктора» ван ден Эндена, где совершенствует латынь, учит греческий, философию (греческую, средневековую и новую, в том числе Гоббса, Гассенди, Макиавелли, возможно, Джордано Бруно), естественные науки, обучается рисованию и шлифовке оптических стёкол (преподаёт иврит). Здесь же знакомится с трудами Рене Декарта, что расширит горизонт его творческой деятельности, но не повлияет на его «истинную веру» (как он высказывается о философских взглядах). Хотя Декарт и жил в Амстердаме длительное время, но, по-видимому, он и Спиноза никогда не встречались — Спиноза был тогда ещё слишком молод. Вокруг Бенто группируется кружок преданных ему друзей и учеников — Симон де Врис (Simon Joosten de Vries), Ярих Еллес (Jarig Jelles), Питер Баллинг (Pieter Balling), Лодевейк Мейер (en:Lodewijk Meyer), Ян Риувертс (Jan Rieuwertsz), фон Шуллер (von Schuller), Адриан Курбах (en:Adriaan Koerbagh), Йоханнес Курбах (Johannes Koerbagh), Йоханнес Бауместер (Johannes Bouwmeester) и др. В числе его друзей был бывший иезуит Франциск ван ден Энден, страстный любитель классической филологии, поэт и драматург и к тому же человек весьма активный в политике. Он открыл школу и пригласил Бенедикта поработать в качестве учителя. Четыре года Спиноза с удовольствием предавался этому занятию, заодно не забывая и о самообразовании. Именно в этот период в нем проснулся интерес к физике и математике, он совершенствовался в греческом и латыни и впервые познакомился с сочинениями Рене Декарта, которого впоследствии называли «отцом современной философии».  В 1660 году Амстердамская синагога официально просит муниципальные власти осудить Спинозу как «угрозу благочестию и морали», и последний вынужден покинуть Амстердам, поселившись в Рейнсбурге (в то время центре коллегиантов) — деревне близ Лейдена. Увлечение Декартом усилилось, после того как Спиноза сошелся поближе с так называемыми «коллегиантами». Это была довольно своеобразная религиозная секта, члены которой отличались свободомыслием. Штаб-квартира находилась в Рийнсбурге, тихом городке на Рейне, неподалеку от Лейдена. Там-то и поселился Спиноза, в доме своего доброго приятеля хирурга Хермана Хоумана. Он чувствовал, что настало время привести в систему мысли и изложить их на бумаге. Работалось весьма продуктивно. Шлифовка линз - для очков, микроскопов, телескопов, даёт ему доход, достаточный для жизни. Здесь он пишет «Краткий трактат о Боге, человеке и его счастье», «Трактат об усовершенствовании разума», бо́льшую часть «Основ философии Декарта» и первую книгу «Этики». Время от времени к нему наведываются студенты из близлежащего Лейдена. В 1661 Спинозу посещает один из председателей Лондонского королевского научного общества Генри Ольденбург, переписка с которым длится затем многие годы. В июне 1663 году Спиноза переезжает в предместье Ворбюрг, близ Гааги, где знакомится с физиком и математиком Христианом Гюйгенсом, филологом Фоссом. В 1664 году публикует в Гааге «Основы философии Декарта» (единственное сочинение, изданное под собственным именем Спинозы при его жизни) вместе с «Метафизическими размышлениями». Опубликованный анонимно в Амстердаме «Теолого-политический трактат» (1670) создаёт прочное мнение о Спинозе как атеисте и содержит несколько рассуждений, показывающих, что свобода философствования не только может быть допущена без вреда благочестию и спокойствию государства, но что она может быть отменена не иначе, как вместе со спокойствием государства и самим благочестием. Эта книга была опубликована в Амстердаме в 1670 году без указания имени автора и вызвала такой большой интерес, что в течение нескольких лет ее переиздавали пять раз. В предисловии автор пишет:

«Таким образом, для нас ясно, что суевериям всякого рода более всего предаются те люди, которые без меры желают чего-нибудь сомнительного, и что все обращаются к божественной помощи больше всего именно тогда, когда они находятся в опасности и не умеют сами себе помочь. Тут они дают обеты и проливают женские слезы, называют разум слепым».

«Если бы все люди во всех своих делах могли поступать по определенному плану (consilium) или если бы им всегда благоприятствовало счастье, то никакое суеверие не могло бы овладеть ими. Но так как люди часто попадают в столь затруднительное положение, что не могут составить себе никакого плана, и так как они из-за сомнительных благ фортуны, безмерно желаемых ими, большею частью находятся в жалком колебании между надеждою и страхом, то поэтому в большинстве случаев они чрезвычайно склонны верить чему угодно. Дух их, обыкновенно самоуверенный, кичливый и надменный, легко приходит в смятение в минуту сомнения, а еще легче, когда он колеблется, волнуемый надеждой и страхом».

Автор, по его собственному признанию, намеревался «показать, что свобода философствования не только совместима с благочестивой набожностью и миром в государстве, но более того - любая попытка отобрать такую свободу способна погубить общественное спокойствие и даже благочестие». Многие идеи Спинозы опередили его время. Так, в частности, он призывал применить исторический метод для интерпретации источников Библии. Настаивал, что откровения ветхозаветных пророков имеют ценность лишь с точки зрения их этического и практического содержания, а все то, во что они верили, могло быть интересно только их современникам. Должна быть полная свобода научного подхода к содержанию Библии. Упоминаемые в ней чудеса - это всего лишь неверно истолкованные подлинные события. «Теолого-политический трактат» подвергался всевозможным нападкам, его называли «инструментом, выкованным в аду предателем - евреем и дъяволом». От серьёзных преследований за атеизм Спинозу спасало то, что во главе государства стояли братья де Витт, благосклонно относившиеся к философу (Ян де Витт был картезианцем). Параллельно с трактатом (и во многом для него) он пишет «Еврейскую грамматику». В мае 1670 года Спиноза переезжает в Гаагу (с 1671 года живёт в доме на канале Павильюнсграхт (Paviljoensgracht); сейчас этот дом носит латинское название Domus Spinozana), где остается вплоть до своей смерти. В 1673 году Спиноза отказывается от приглашения пфальцского курфюрста занять кафедру философии в Гейдельбергском университете, аргументируя это боязнью потерять свободу в высказывании мыслей. В 1675 году он заканчивает «Этику» — труд, который в систематизированной форме содержит все основные положения его философии, но после того как в 1672 году братья де Витт «потеряли власть» (были убиты в результате государственного переворота), он не решается опубликовать его, хотя рукописные копии ходят в кругу ближайших друзей.


Исследуя вопросы этики, Спиноза стремился определить место человека, как в природе, так и в обществе и государстве. Отсюда вытекает его глубокий интерес к общефилософским проблемам бытия и познания, а также к проблемам общества и государства. Как и Декарт Спиноза стремился построить философию на базе безусловно достоверных исходных положений. Образец достоверности и строгой доказательности он видел в геометрии с ее аксиомами и строгой дедукцией теорем. Поэтому «Этику» Спиноза изложил так называемым геометрическим методом. В начале работы излагаются определения, далее формулируются аксиомы, а затем на основании этих определений и аксиом доказываются теоремы. При этом аксиомы трактуются как положения, истинность которых усматривается интуитивно. Все остальные истины следуют из аксиом и определений как из своего логического основания.

Принципам, упоминаемым в этой книге, он следовал на практике - был независим и свободен и в мыслях, и в поведении. Деятельность человека, как и любого модуса абсолютно предопределена всей совокупностью мировых связей, образующих прочные и неизменные законы. Поэтому и по отношению к человеку Спиноза считал принципиально возможным такое универсальное математическое познание, которое объясняло бы существование и деятельность каждого отдельного индивида. Вместе с тем в своем этическом учении он не отвергал возможности свободы человека. Этот вопрос Спиноза отделял от вопроса о свободе воли, отвергая идеалистическое учение. По его мнению, человеческой природе присуща общая черта – ее зависимость от страстей, или аффектов. Решая проблему свободы, он сопоставляет ее с необходимостью. Вещь, существующая необходимо, может в то же время быть свободной, если она существует по необходимости одной лишь собственной природы. В этом смысле свободна, во-первых, субстанция – природа, так как ее существование обусловлено только ее собственной сущностью. Во-вторых, в этом смысле свободен также и человек. Если в четвертой части «Этики» Спиноза говорит о рабстве человека, т.е. о зависимости его от аффектов, то в пятой ее части Спиноза показывает, при каких условиях человек может выйти из этого рабства и в каком смысле он может сделаться свободным. Всякий аффект, то есть пассивное состояние, перестает быть пассивным, как только мы составляем о нем ясную и отчетливую идею, иначе познаем его. Свобода и есть познание необходимости, то есть ясное и отчетливое представление о том, что необходимо. Хотя познание, как таковое, бессильно перед аффектами, оно само может стать аффектом. Радость, сопровождаемая идеей о ее внешней причине, есть ни что иное, как аффект любви. Особый вид любви – любовь к познанию. Вызвав аффект такой любви, познание может вступать в борьбу с другими аффектами и побеждать их. Таким образом, может привести человека к величайшей свободе. Следовательно, свобода для него – только господство разума над чувствами, преодоление чувственных аффектов страстью к познанию. Такое понимание свободы абстрактно, антиисторично, оторвано от многообразного содержания общественной жизни. Когда ему предложили кафедру философии в Гейдельбергском университете, он отказался из опасения, что теологи могут ограничить его интеллектуальную свободу. Точно также отказался от пенсии, предложенной французским королем Людовиком ХIV, поскольку взамен монарх требовал, чтобы ученый посвятил ему какое-либо из сочинений. Он поддерживал оживленную переписку со многими учеными и философами своего времени, в том числе с первым секретарем Британского Королевского Общества Генри Ольденбергом и немецким математиком и философом Готфридом Лейбницем. Последнему вначале порекомендовали Спинозу как специалиста по оптике, и он, не ведая, что имеет дело со шлифовщиком стекол, послал свою теоретическую работу по этому предмету. А в ответ получил «Теолого-политический трактат», который настолько потряс Лейбница, что в 1676 году он поехал лично познакомиться с автором. У них было много общего в философских воззрениях. Оба считаются предтечами рационализма. В 1675 году Спиноза знакомится с немецким математиком Эренфридом фон Чирнгаусом, а в 1676 году остановившийся в Гааге Готфрид Лейбниц несколько раз посетил Спинозу. В воскресенье 21 февраля 1677 года Спиноза умирает от туберкулёза (болезнь, которой он страдал в течение 20 лет, невольно усугубляя её вдыханием пыли при шлифовке оптических линз, курением — табак считался тогда лечебным средством), ему было всего 44 года. Тело предварительно хоронится 25 февраля и вскоре подвергается перезахоронению в общей могиле. Делается опись имущества (которое включает 161 книгу, список которых сохранился до   наших дней) и оно распродаётся, часть документов (в том числе, и часть переписки) уничтожается. Произведения Спинозы, в соответствии с его желанием, в том же году публикуются в Амстердаме Rieuwertsz с предисловием Еллеса без обозначения места издания и имени автора под названием (лат. B. d. S. Opera Posthuma), в 1678 году — в нидерландском переводе (Nagelate Schriften). В том же 1678 году все произведения Спинозы запрещаются.   Его место в истории этой науки уникально - он не принадлежал ни к какой школе и не оставил после себя последователей. И, тем не менее, влияние, которое он оказал на все дальнейшее развитие человеческой мысли, огромно. Считается, что так или иначе его испытали на себе все философы нового времени, за исключением, может быть, Канта. Барух Спиноза жил несуетно и не очень заметно, и большинство его трудов было опубликовано лишь после смерти. По-настоящему заинтересовались его учением лишь в ХVIII веке, причем не только метафизики, но и поэты, в том числе и такие значительные, как Гете, Вордсворт, Шелли. Этот интерес не пропал и в наши дни.

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?