Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 405 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Монтень, Мишель де. Опыты. Кн. 1-2. Бордо, 1580. Редчайшее первое издание.

Price Realized:  $997 333

MONTAIGNE, Michel Eyquem de (1533-1592). Essais. Livre premier et second. Bordeaux: S. Millanges, 1580. 2 parties en un volume petit in-8 (164x105 mm). (Pâle mouillure fine en tête du volume, petit trou au titre dû au frottement d'un cordon ancien, pâles rousseurs au cahier O et cahier KKk roussi, petit manque de papier à deux feuillets dû à la feuille d'imprimerie. Correction manuscrite ancienne au titre courant de deux feuillets.) Vélin souple de l'époque à recouvrements, dos lisse avec l'inscription à l'encre en partie effacée: "Essais de Messire Michel de Montaigne...", inscription à l'encre sur la tranche de tête "Essais de Montagne", emboîtage moderne de daim chamois (vélin légèrement sali avec petit manque à la coupe inférieure du second plat, restauration ancienne à un recouvrement, manque la garde volante du début). Provenance: Pontière (? ex-libris manuscrit répété 4 fois, l'un avec la date de 1602). EXEMPLAIRE EXCEPTIONNEL DE LA RARISSIME ÉDITION ORIGINALE DES ESSAIS. PMM 95.

Уход: €715,000. Аукцион Christie's. Bibliothèque littéraire d'un amateur parisien. Paris, 25 June 2009, lot 30.

«Шекспир полон реминисценций из Монтеня, Паскаль и Декарт спорили с ним, Вольтер его защищал; о нём писали, на него ссылались полемически или одобрительно, Бэкон, Гассенди, Мальбранш, Боссюэ, Бейль, Монтескье, Дидро, Руссо, Ламетри, Пушкин, Герцен, Толстой».

28 февраля 1533 года в замке Монтень близ Бордо в богатой купеческой семье родился Мишель Монтень, будущий французский философ и просветитель. Его отец, участник Итальянских войн Пьер Эйкем (получивший аристократический титул «де Монтень») был в своё время мэром Бордо; умер в 1568 году. Мать — Антуанетта де Лопез, из семьи зажиточных арагонских евреев. В раннем детстве Мишель воспитывался по либеральной-гуманистической педагогической методике отца — его учитель, немец, совершенно не владел французским языком и говорил с Мишелем исключительно на латыни. Получил прекрасное образование дома, затем окончил колледж и стал юристом.  Французский Ренессанс дал миру выдающихся философов, политических мыслителей, эрудитов, писателей, публицистов. Их гуманизм питался верой в безграничные возможности человеческого разума. Реальная действительность, однако, развеяла многие их надежды. Радужный оптимизм сменяется разочарованием, горьким раздумьем. Книгой, отразившей именно такое восприятие жизни, и явились «Опыты» Монтеня — одна из вершин гуманистической культуры, навсегда вошедшая в духовный багаж человечества.  Никакого чёткого плана в этом гениальном труде не наблюдается, изложение подчиняется прихотливым извивам мысли, многочисленные цитаты чередуются и переплетаются с житейскими наблюдениями.

Совсем короткие главы чередуются с пространными; самая большая глава «Опытов» — обладающая вполне самостоятельной ценностью «Апология испанского богослова Раймунда Сабундского». Поначалу книга напоминала компиляцию античной учёности наподобие «Аттических ночей» Авла Геллия, но затем обрела своё неповторимое лицо. Монтень — родоначальник жанра эссе, которому было суждено большое литературное будущее. Само слово «эссе» (с фр. essais — «опыты, попытки») в его современном значении обязано своим происхождением Монтеню. XVI в. во Франции — эпоха необычайно бурная и напряженная. Это было время установления абсолютной монархии. Исторически прогрессивный процесс централизации протекал в мучительной борьбе и сопровождался кровавыми междоусобицами. Эту эпоху Монтень назвал «свинцовым веком». Кризис французского общества определил мировоззрение Монтеня и его жизненный путь. Получив домашнее образование, Монтень затем изучал право. В 25 лет он становится советником бордоского парламента, не раз по делам службы бывает при дворе. Во время гугенотских войн Монтень часто выступал как посредник между враждующими сторонами, его одинаково уважали король-католик Генрих III и протестант Генрих Наваррский. Он честно выполняет свои обязанности, но судейская среда тяготит его, а несовершенство законодательства, крючкотворство чиновников, взяточничество вызывают негодование.

«Целый народ,— с горечью заметит он,— должен подчиняться законам, которые были всегда для него загадкою... вследствие чего истолкование и должное применение их он принужден покупать за деньги. Судейские должности продаются, а приговоры оплачиваются звонкой монетой. В правосудии отказывают, если нечем заплатить».

В 1565 Монтень женился, получив солидное приданое. После смерти отца в 1568 г. он унаследовал родовое имение Монтень, где и поселился в 1571, продав свою судейскую должность и выйдя в отставку. В 38 лет Монтень покидает службу и прочно обосновывается в родовом замке, укрывшись за его стенами от волнений и суеты и начинает писать свои «Опыты». В надписи на сводах его библиотеки сказано:

«Мишель Монтень, давно утомленный рабским пребыванием при дворе и общественными обязанностями и находясь в расцвете сил, решил скрыться в объятия муз, покровительниц мудрости; здесь, в спокойствии и безопасности, он решил провести остаток жизни».

Плодом уединения стали две книги сочинения, вышедшего в Бордо в 1580 г. под названием «Опыты», т.н. «бордоское издание».

Второе издание там же — в 1582 (с коррективами автора). Его близким другом был философ Этьен де ла Боэси, автор «Рассуждений о добровольном рабстве», некоторые части из которых Монтень включил в свои «Опыты». Затворничество кончилось. Монтень отправляется в странствия. Путевые заметки о Германии, Швейцарии, Италии составили особый дневник, наблюдения из которого нашли свое отражение в «Опытах» только в 1774 г. (Книга третья, Глава X — «О том, что нужно владеть своей волей»). В 1581 г. во время путешествия он узнает, что его избрали мэром Бордо, и возвращается на родину. («Горожане Бордо избрали меня мэром их города, когда я был далеко от Франции и ещё дальше от мысли об этом»). Почетная должность мэра причиняет немало хлопот. Приходится сдерживать страсти, усмирять враждующие группировки, обеспечивать верность города королю. Каким-то чудом, вызывая нарекания с разных сторон, Монтеню все же удается скептическое отношение Монтеня к любым представлениям, которые становятся догмами. Освобождая разум от всяких оков, Монтень отстаивал свободу и независимость мнений, В жестокий и нетерпимый век такая способность подвергать все сомнению требовала немалого мужества, ибо по сути деда Монтень подрывал традиционные устои господствовавшей идеологии. Приводя в пример одну из глав «Опытов», Вольтер заметит:

«Кто хочет научиться сомневаться, должен целиком прочесть эту главу Монтеня, самого несистематичного из философов, но и самого мудрого и занимательного».

«Монтень через века пожимает руку Вольтеру»,— скажет позднее Горький.

Идеал Монтеня — свободная, гармоническая личность. Потому он так дорожит чувством меры, так высоко ценит согласие между людьми и взаимную терпимость. На них строится общественное благополучие.

«Надо не сочинять умные книги, а разумно вести себя в повседневности, надо не выигрывать битвы и завоевывать земли, а наводить порядок и устанавливать мир в обычных жизненных обстоятельствах. Лучшее наше творение — жить согласно разуму. Все прочее—царствовать, накоплять богатства, строить — все это самое большее— дополнение и довески».


Писатель скончался в замке Монтень 13 сентября 1592 года во время мессы. Даже смерть для Монтеня— лишь одно из проявлений жизни, лишенное всякой мистики и страха перед неведомым будущим. С нашим появлением на свет для нас родился и окружающий мир, с нашим уходом он тоже исчезнет для нас.

«Размышлять о смерти—значит размышлять о свободе. Кто научился умирать, то разучился быть рабом. Готовность умереть избавляет нас от всякого принуждения и подчинения. И нет в жизни зла для того, кто постиг, что потерять жизнь — не зло... Если бы я был сочинителем книг, я составил бы сборник с описанием различных смертей, снабдив его комментариями. Кто учит людей умирать, тот учит их жить».

В своих политических воззрениях Монтень остается таким же сторонником умеренности и терпимости. Для него самое лучшее государственное устройство и наилучшие законы — те, которые уже существуют и к которым привык народ. Это вовсе не означает, что ему по душе тогдашние порядки. Он критикует и социальное неравенство, и административную рутину, и систему образования, И коррупцию. И все же законам надо подчиняться, даже когда они несовершенны. Ибо еще худшее зло — их нарушение, ломка устоев; от перемен всегда больше вреда, чем ожидаемой пользы. Не случайно, говорит он, когда разрушается государственный строй, первыми чаще всего гибнут именно те, кто его подрывал.

«Мне представляется чрезмерным самолюбием и величайшим самомнением ставить свои взгляды до такой степени высоко, чтобы ради их торжества не останавливаться перед нарушением общественного спокойствия, перед столькими неизбежными бедствиями и порчей нравов, которую с собой приносят гражданские войны».

Одно из ранних

"бордоских" изданий "Опытов".

Пусть, в конце концов, в отдаленном будущем перемены приведут к улучшению жизни, но ведь путь к этому лежит через насилие и кровопролитие. Оправдывает ли благую цель столь высокая цена? Ведь сокрушая привычные устои, чтобы заменить плохие законы хорошими, люди быстро привыкают к тому, чтобы не считаться вообще ни с какими законами. Причина подобного умонастроения— гражданские войны, сотрясавшие Францию, и бедствия, которые они принесли и народу, и всему государству, единство которого было поставлено на карту. По своей форме «Опыты» — книга необычная. Монтень изобрел новый литературный жанр, введя в обиход слово «эссе». То, что Монтень считал благом и достоинством человека, свойственно и его произведению,— свобода и естественность, не скованные никакими жесткими рамками. Труд Монтеня, состоящий из трех книг (107 глав), поражает асимметрией, хаотичностью, пестротой. Весь стиль письма, причудливая, своевольная композиция говорят о раскованности чувств и мыслей. Изящная, легкая, подчас игривая манера напоминает непринужденную беседу, которая оживляется рассказами, анекдотами, историческими примерами, цитатами из разных писателей. Но из отдельных, произвольно расположенных мозаичных фрагментов складывается цельная картина, отразившая мироощущение целой эпохи и мировоззрение писателя и мыслителя, обогнавшего эту эпоху. От него тянутся нити к Паскалю и Бэкону, к Шекспиру и Вольтеру, к Руссо и деятелям Великой французской революции. До последних дней «Опыты» оставались настольной книгой у Л.Н. Толстого, видевшего в Монтене союзника в борьбе за разумное и справедливое устройство человеческого общества, за освобождение человека. Автор статьи: Феликс Арский.

Короткая справка: «Опыты» Монтеня — это ряд самопризнаний, вытекающих преимущественно из наблюдений над самим собой, вместе с размышлениями над природой человеческого духа вообще. По словам писателя, всякий человек отражает в себе человечество; он выбрал себя, как одного из представителей рода, и изучил самым тщательным образом все свои душевные движения. Его философскую позицию можно обозначить как скептицизм, но скептицизм совершенно особого характера. Скептицизм Монтеня — нечто среднее между скептицизмом жизненным, который есть результат горького житейского опыта и разочарования в людях, и скептицизмом философским, в основе которого лежит глубокое убеждение в недостоверности человеческого познания. Разносторонность, душевное равновесие и здравый смысл спасают его от крайностей того и другого направления. Признавая эгоизм главной причиной человеческих действий, Монтень не возмущается этим, находит это вполне естественным и даже необходимым для человеческого счастья, потому что если человек будет принимать интересы других так же близко к сердцу, как свои собственные, то ему будут недоступны счастье и душевное спокойствие. Он критикует человеческую гордость, доказывая, что человек не может познать абсолютной истины, что все истины, признаваемые нами абсолютными, не более как относительные. Основной чертой морали Монтеня было стремление к счастью. Тут на него оказали громадное влияние Эпикур и особенно Сенека и Плутарх. Учение стоиков помогло ему выработать то нравственное равновесие, ту философскую ясность духа, которую стоики считали главным условием человеческого счастья. По мнению Монтеня, человек существует не для того, чтобы создавать себе нравственные идеалы и стараться к ним приблизиться, а для того, чтобы быть счастливым.

«Одного философа, который был застигнут в момент любовного акта, спросили, что он делает. „Порождаю человека“, — ответил он весьма хладнокровно, нисколько не покраснев, как если бы его застали за посадкой чеснока» («Апология Раймунда Сабундского»)

Считая, подобно Эпикуру, достижение счастья естественной целью человеческой жизни, он ценил нравственный долг и самую добродетель настолько, насколько они не противоречили этой цели; всякое насилие над своей природой во имя отвлечённой идеи долга казалось ему бесплодным. «Я живу со дня на день и, говоря по совести, живу только для самого себя». Сообразно этому взгляду, Монтень считает самыми важными обязанностями человека обязанности по отношению к самому себе; они исчерпываются словами Платона, приводимыми Монтенем:

«Делай своё дело и познай самого себя».

Последний долг, по мнению Монтеня, самый важный, ибо, чтобы, делать успешно своё дело, нужно изучить свой характер, свои наклонности, размеры своих сил и способностей, силу воли, словом — изучить самого себя. Человек должен воспитывать себя для счастья, стараясь выработать состояние духа, при котором счастье чувствуется сильнее, а несчастье — слабее. Рассмотрев несчастья неизбежные и объективные (физическое уродство, слепота, смерть близких людей и т. п.) и несчастья субъективные (оскорблённое самолюбие, жажда славы, почестей и т. п.), Монтень утверждает, что долг человека перед самим собой — бороться по возможности против тех и других. К несчастьям неизбежным разумней относиться с покорностью, стараться поскорее свыкнуться с ними (заменить неисправность одного органа усиленной деятельностью другого и т. д). Что касается несчастий субъективных, то от нас самих в большой степени зависит ослабить их остроту, взглянув с философской точки зрения на славу, почести, богатство и пр. За обязанностями человека по отношению к самому себе следуют обязанности по отношению к другим людям и обществу. Принцип, которым должны регулироваться эти отношения, есть принцип справедливости; каждому человеку нужно воздавать по заслугам, ибо так в конечном счёте проявляют справедливость и к самому себе. Справедливость по отношению к жене состоит в том, чтобы относиться к ней если не с любовью, то хотя бы с уважением; к детям — чтобы заботиться об их здоровье и воспитании; к друзьям — чтобы отвечать дружбой на их дружбу. Первый долг человека по отношению к государству — уважение к существующему порядку. Это не подразумевает примирения со всеми его недостатками, но существующее правительство всегда предпочтительней смены власти, ибо нельзя поручиться, что новый режим даст больше счастья или даже не окажется ещё хуже. Как в сфере нравственной Монтень не выставляет никаких идеалов, так точно не видит он их и в сфере политической. Желать изменения существующего порядка из-за заключающихся в нём — и зачастую неизбежных — пороков, значило бы, по мнению Монтеня, лечить болезнь смертью. Будучи врагом всяких новшеств, потому что они, потрясая общественный порядок, нарушают спокойное течение жизни и мешают человеку наслаждаться ею, Монтень — и по природе, и по убеждениям человек очень терпимый — сильно недолюбливал гугенотов, видя в них зачинщиков междоусобной войны и общественной неурядицы. Если в своих политических убеждениях Монтень порой чересчур консервативен, то в своей педагогической теории он выступает смелым новатором. Во главе её он ставит принцип как можно более разностороннего развития. По мнению Монтеня, цель воспитания состоит в том, чтобы сделать из ребёнка не специалиста-священника, юриста или доктора, но прежде всего личность, с развитым умом, твёрдой волей и благородным характером; человека, который умел бы наслаждаться жизнью и стойко переносить выпадающие на его долю несчастья. Этот отдел «Опытов» Монтеня оказал влияние на значительную часть последующей педагогики. Отголоски его идей можно найти в педагогических трактатах Яна Амоса Коменского и Джона Локка, в «Эмиле» Руссо, а также в статье Николая Пирогова «Вопросы жизни». Подвергая сомнению различные обычаи и взгляды современного ему общества, Монтень высказывался против суровой дисциплины средневековых школ, за внимательное отношение к детям. Воспитание по Монтеню должно способствовать развитию всех сторон личности ребёнка, теоретическое образование должно дополняться физическими упражнениями, выработкой эстетического вкуса, воспитанием нравственных качеств. Многие мысли Монтеня были восприняты педагогами 17-18 вв. Так, идея приоритета нравственного воспитания перед образованием подробно развита Локком, а высокая оценка воспитательного влияния сельской среды и отказ от принуждения в обучении явились своего рода основой теории естественного воспитания Руссо. Главной идеей в теории развивающего обучения по Монтеню является то, что развивающее обучение немыслимо без установления гуманных отношений к детям. Для этого обучение должно осуществляться без наказаний, без принуждения и насилия. Он считает, что развивающее обучение возможно только при индивидуализации обучения. В своей книге «Опыты» в главе «О воспитании детей» Монтень пишет:

«Я хотел бы, чтобы воспитатель с самого начала, сообразуясь с душевными склонностями доверенного ему ребёнка, предоставил ему возможность свободно проявлять эти склонности, предлагая ему изведать вкус разных вещей, выбирать между ними и различать их самостоятельно, иногда указывая ему путь, иногда, напротив, позволяя отыскивать дорогу ему самому. Я не хочу, чтобы наставник один всё решал и только один говорил; я хочу чтобы он тоже слушал своего питомца.»

Здесь Монтень следует Сократу, который, как известно, сначала заставлял говорить учеников, а затем уже говорил сам.

«Пусть учитель спрашивает с ученика не только слова затвержённого урока, но и смысл и самую суть его, и судить о пользе, которую он принёс, не по показаниям памяти своего питомца, а по его жизни. И пусть, объясняя что-либо ученику, он покажет ему это с сотни разных сторон и применит к множеству различных предметов, чтобы проверить, понял ли ученик как следует и в какой мере усвоил это».

«Пусть его душе будет привита благородная любознательность; пусть он осведомляется обо всём без исключения; пусть осматривает всё примечательное, что только ему не встретится, будь то какое-нибудь здание, фонтан, человек, поле битвы, происходящей в древности, места, по которым проходили Цезарь или Карл Великий».

«После того как юноше разъяснят, что же, собственно, ему нужно, чтобы сделаться лучше и разумнее, следует ознакомить его с основами логики, физики, геометрии и риторики; и, какую бы из этих наук он ни выбрал, — раз его ум к этому времени будет уже развит, он быстро достигнет в ней успехов. Преподавать ему должны то путём собеседования, то с помощью книг; иной раз наставник просто укажет ему подходящего для этой цели автора, а иной раз он изложит содержание и сущность книги в совершенно разжёванном виде».

В этом заключаются основы педагогической теории Мишеля Монтеня.

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?