Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 458 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Дарвин, Чарльз. Происхождение видов путём естественного отбора или сохранение благоприятных рас в борьбе за жизнь. Лондон, Джон Меррей, 1859. Экземпляр с автографом автора.

Price Realized: $298 000

Darwin, Charles. ON THE ORIGIN OF SPECIES BY MEANS OF NATURAL SELECTION, OR THE PRESERVATION OF FAVOURED RACES IN THE STRUGGLE FOR LIFE. LONDON: JOHN MURRAY, 1859. В издательском коленкоровом переплете с тиснением золотом на корешке. 8vo (198x125 мм.).

Уход: $298,000. Аукцион Sotheby's. Fine Books & Manuscripts Including Americana. New York, 14 December 2015, lot 41.

32 page publisher's catalogue at rear dated June 1859, half-title verso with quotations from "W. Whewell" and Bacon only, folding lithographic diagram by William West after Darwin; short closed tear to fore-margin of one page of the index, else an unusually tight and clean example. Original publisher's green cloth, sides stamped in blind, spine in gilt, by Edmonds and Remnants with their ticket on the lower pastedown; rear hinge starting, front hinge sound, though with some splitting to paper over hinge, short tear to cloth at bottom of upper joint, else a very bright copy with no fraying to spine ends or noticeable dulling to cloth, only faint rubbing to gilt rules on spine.

Первое издание одного из наиболее знаменитых трудов в истории науки и основополагающего в сфере эволюционного учения. Естественно, отмечено в PMM 344b.

Экземпляр весьма необычный из авторской совсем небольшой части тиража и с дарственной: First edition, presentation copy of darwin's greatest work: "the most important biological book ever written" (Freeman) and "one of the most important books ever published" (Garrison-Morton). Of the first edition of 1,250 copies, 58 were distributed by Murray for review, promotion, and presentation, and Darwin reported that the balance was sold out on the first day of publication. The presentation copies likely number less than 30, all having secretarial inscriptions and were sent by the publisher at Darwin's request.  "There are no known author's presentation copies of the first edition inscribed in Darwin's hand" (Norman).

"Dr. Buist / Bombay/ from the author".

Dr. George Buist, after taking degrees at St. Andrews and the University of Edinburgh, left Scotland for a journalistic posting in India, where his scientific interests led him to serve as Secretary to the Bombay Geographical Society. (This was the same role as Darwin for the London Geographical Society and both men were fellows of the Royal Society).

Короткая справка: В этом научном труде Дарвин представляет длинную цепочку аргументов в пользу своей теории эволюции видов. Согласно ей, группы организмов (называющиеся сегодня популяциями) постепенно развиваются благодаря естественному отбору. Именно в данном труде этот процесс был впервые представлен широкой общественности. Впоследствии совокупность принципов, изложенных Дарвином, стали называть дарвинизмом. В частности, Дарвин продемонстрировал подробные научные доказательства, собранные во время его путешествия в Южную Америку, на Галапагосские острова и в Австралию на борту корабля «Бигль» c 1831 по 1836 год. Одновременно он опровергал доктрину «созданных видов» (англ. created kinds), на которой основывалась вся биология его эпохи. Книга была понятна широкой читательской аудитории и вызвала большой интерес уже при публикации. Первый тираж величиной 1 250 экземпляров был раскуплен в тот же день. Представленные в ней тезисы до сих пор являются основой научной теории эволюции.


ПРЕДИСЛОВИЕ

ИСТОРИЧЕСКИЙ НАБРОСОК

Глава I. ВАРИАЦИИ ПРИ ДОМЕСТИКАЦИИ

Глава II. ВАРИАЦИИ В ПРИРОДЕ

Глава III. БОРЬБА ЗА СУЩЕСТВОВАНИЕ

Глава IV. ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР, ИЛИ ВЫЖИВАНИЕ НАИБОЛЕЕ ПРИСПОСОБЛЕННОГО

Глава V. ЗАКОНЫ ВАРИАЦИИ

Глава VI. ТРУДНОСТИ ТЕОРИИ

Глава VII РАЗНООБРАЗНЫЕ ВОЗРАЖЕНИЯ ПРОТИВ ТЕОРИИ ЕСТЕСТВЕННОГО ОТБОРА

Глава VIII ИНСТИНКТ

Глава IX ГИБРИДИЗАЦИЯ

Глава X. О НЕПОЛНОТЕ ГЕОЛОГИЧЕСКОЙ ЛЕТОПИСИ

Глава XI. О ГЕОЛОГИЧЕСКОЙ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ ОРГАНИЧЕСКИХ СУЩЕСТВ

Глава XII. ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ

Глава XIII. ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ (продолжение)

Глава XIV. ВЗАИМНОЕ РОДСТВО ОРГАНИЗМОВ; МОРФОЛОГИЯ; ЭМБРИОЛОГИЯ; РУДИМЕНТАРНЫЕ ОРГАНЫ

Глава XV. КРАТКОЕ ПОВТОРЕНИЕ И ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Чарльз Дарвин и его «Происхождение видов»

Известно, что Чарльз Дарвин оставил подробное исследование своей жизни— автобиографию «Воспоминания о развитии Моего ума и характера». Но есть и другая, полушутливая, очень лаконичная:

«Я учился, потом совершил кругосветное плавание, а потом снова учился: вот моя автобиография».

Время, проведенное в школе и университетах Эдинбурга и Кембриджа, Дарвин считал затраченным впустую. Любознательный юноша увлекался коллекционированием и охотой, много читал. Наиболее сильное впечатление произвели на него две книги. Под воздействием «Путешествия в Америку» А. Гумбольдта, он решил совершить поездку в дальние страны; другая книга— труд Д. Гершеля «Введение в изучение естествознания»— пробудила в нем пылкое стремление внести хотя бы самый скромный вклад в благородное здание наук о природе. Ни врачом, ни священником, как хотел отец, Чарлз не стал. У него были совсем другие интересы. Дарвину очень повезло — в 1831 г., сразу же после окончания Кембриджского университета, он по рекомендации профессора Дж. Генсло совершил кругосветное плавание натуралистом на военном корабле «Бигль». И еще одна книга оказала на Дарвина огромное влияние. Дж. Генсло перед отплытием корабля вручил своему юному другу первую часть «Начал геологии» Ч. Лайеля; второй том Чарльз получил уже в Монтевидео, в ноябре 1832 г., о чем свидетельствует подпись на экземпляре, принадлежавшем Дарвину. Ч. Лайель — основатель научной геологии. Его сочинение — революционное для своего времени — положило конец господствовавшим тогда представлениям о. «всемирных катастрофах» как основных этапах «истории» Земли. Передовые геологические идеи произвели глубокое впечатление на молодого Дарвина и в значительной мере определили развитие его эволюционных представлений. Много лет спустя Дарвин напишет в «Автобиографии»:

«После того как я вернулся в Англию, у меня явилась мысль, что, следуя примеру Лайеля в геологии и собирая все факты, которые имеют хотя бы малейшее отношение к изменению животных и растений в культурных условиях и в природе, удастся, быть может, пролить некоторый свет на всю проблему в целом».


Во время путешествия, которое продолжалось пять лет, Дарвин работал с величайшим напряжением сил — его увлекал и сам процесс исследования и желание добыть новые факты. В Патагонии, например, он обнаружил скелеты и черепа гигантских животных, обитавших здесь миллионы лет назад. Рассматривая древние кости, Дарвин с удивлением обнаруживает, что очень уж похожи вымершие животные на тех, что обитают здесь и ныне. Разница—в размерах. Те, остатки которых он изучает, были гигантами, эти — карлики... Знакомство со скелетами вымерших Ископаемых позвоночных впервые поколебало его убеждение в неизменности видов. На Галапагосских островах Дарвина поражает огромное количество разнообразных черепов — на каждом острове своя разновидность. Неужели «творец» для каждого острова создавал свой вид? А может быть, рассуждает натуралист, эти разновидности произошли от одного основного корня и затем на разных островах приспособились к условиям существования. Таких фактов все больше и больше. И постепенно у Дарвина зрела мысль, шедшая вразрез с мнением всех авторитетов того времени, что библейский рассказ о сотворении мира— наивная сказка, не более, что органический мир произошел путем постепенного развития... Вернувшись в Англию, Дарвин издает пять томов «Зоологических результатов путешествия на корабле «Бигль», а затем три тома геологических исследований. Но главное — он приступил к сбору материалов о происхождении видов растений и животных. Дарвин заводит записную книжку, и уже в 1837 г. в ней появляется заметка, из которой ясно, что идея эволюции видов вполне овладела его умом.

«Если собрать все факты,— пишет он по возвращении из путешествия,— касающиеся тем или иным образом изменения животных и растений в домашнем и естественном состоянии, то это прольет, может быть, много света на всю проблему. Моя первая книга для заметок начата была в июле 1837 г. Я... без всякой теории собирал в огромном количестве факты, в особенности факты, касающиеся прирученных пород. Я прибегал для этого к печатным циркулярам, беседам с опытными садовниками и заводчиками, много читал. Когда я пересматриваю список книг всякого рода, которые я прочел и конспектировал, то я поражаюсь собственному трудолюбию. Я скоро заметил, что секретом всех успехов человека в выращивании полезных пород растений и животных является отбор».

Дарвин знал, что если первый шаг состоит в том, чтобы придумать, создать систему, то второй — в том, чтобы невзлюбить ее. У него начался период самокритики, длившийся четыре или пять лет.

«Здесь Я имел, наконец, теорию, с которой я мог работать. Но я так боялся возможных ошибок и заблуждений, что решил в течение известного времени не излагать на бумаге даже и самого краткого очерка ее».

В записной книжке Дарвин намечает перспективы дальнейшего движения науки:

«Моя теория придала бы интерес сравнительной анатомии современных и ископаемых (форм); она привела бы к изучению инстинктов, наследственности... Она привела бы к тщательному рассмотрению скрещивания, воспроизведения, причин изменения с целью узнать — откуда мы происходим и куда стремимся...»

Через два года теория уже сложилась, но прошло еще три долгих года, прежде чем появился первый черновой набросок. Только в июне 1842 г. ученый «доставил себе удовольствие», написав карандашом на 35 страницах очерк теории. Это только эскиз краткий конспект, резюме теории, запись для самого себя. Долгое время этот очерк оставался неизвестным. Его нашли через четырнадцать лет после смерти Дарвина в шкафу, под лестницей. Яркую оценку этому первому очерку дал профессор А. Некрасов:

«У великих художников, давших миру свои великие произведения искусства, мы находим нередко первые эскизы их, намеченные скупыми линиями... Знатоки иногда ценят такие эскизы не менее самой картины, и это понятно: благодаря скупости линий основное, интимное и существенное здесь нередко выступает резче и яснее, чем в большой картине, где масса деталей, линий, красок слишком отвлекает от главного. Мы можем сравнить «Очерк 1842 года» с таким эскизом или наброском гениальной картины».


Но нужны факты, убедительные доказательства. И Дарвин продолжает работу, о которой пока никто не подозревает. Ему мешает плохое здоровье, много времени приходится тратить на поездки к врачу. В 1844 г. наступает резкое ухудшение здоровья; Дарвин опасается, что может умереть, не закончив своего труда. Он диктует более расширенное изложение теории о происхождении видов. «Очерк 1844 года» уже занимал 230 страниц большого формата. С ним он знакомит двух самых близких друзей. Дарвин пишет завещание жене, где высказывает пожелание, чтобы в случае его внезапной смерти будущий издатель (Дарвин указывает ряд лиц) не просто издал, но и проделал бы большую работу «для исправления, расширения и изменения рукописи». Для этого нужно использовать все выписки, цитаты, ссылки Дарвина, отметки на полях книг, брошюр и статей... Однако все обошлось благополучно. Ч. Дарвин сам продолжает трудиться над усовершенствованием своей теории о происхождении видов. Работе не видно конца. Каждая из задуманных глав разрастается в целый том. Вместе с тем его охватывают сомнения, он отодвигает время, «когда он падет бесконечно низко во мнении всех здравомыслящих натуралистов». Ведь эти «здравомыслящие» (а их подавляющее большинство) твердо убеждены в неизменяемости видов. И ученый ищет доказательств, которые убедили бы всех. Порой он впадает в отчаяние. Вот строки из письма Гукеру:

«Описав ряд форм как отдельные виды, я рвал рукопись, потом соединял их в один вид, опять рвал то, что написал, снова представлял их раздельными, потом снова соединенными в один вид (и такое случалось со мной), доходил до того, что, скрежеща зубами, проклинал виды и спрашивал себя, за какой грех я так наказан».

Снова и снова работа: изучение фактов, наблюдение, чтение литературы. Несмотря ни на что Дарвин не собирается бросать начатое дело:

«Хоть мне предстоит больше пинков, чем пенсов, я не откажусь, если только позволит здоровье, от своего труда».

Он приходит, наконец, к твердой уверенности, что избранный им путь — верен. Теперь только собрать все доводы в пользу новой теории, чтобы никто не смог обвинить его в предвзятости. Время идет, но Дарвин решил ничего не печатать, пока вся работа не будет закончена. Друзья советуют ученому поторопиться — ведь его могут обогнать. Ответ его весьма характерен:

«Я ненавижу саму идею писать ради приоритета, хотя, конечно, мне было бы досадно, если бы кто-нибудь напечатал мои теоретические взгляды раньше меня».

Так оно и случилось... Дарвин довел свой обширный труд почти до половины (он никогда не увидел света), когда произошла довольно неприятная история. Натуралист А. Уоллес написал статью «О стремлении разновидностей бесконечно удаляться от первоначального типа» и послал ее... Дарвину! В статье дана теория Дарвина в кратком изложении. Дарвин потрясен, в письме Лайелю он писал:

«Ваши угрожающие слова, что меня предвосхитят, оправдались».

На помощь пришли друзья — Д. Гукер, крупнейший английский ботаник, и Ч. Лайель, тот самый, книгу которого о геологии Дарвин изучал во время путешествия на «Бигле». Они помогли ученому выйти из тяжелого положения. Было решено (путем длительной переписки), что статья Уоллеса будет представлена в Линнеевское общество одновременно с главой о естественном отборе из «Очерка 1844 года» Ч. Дарвина. Решено было также дать копию письма американскому ботанику А. Грею, в котором Дарвин изложил свою теорию естественного отбора. Выяснилось, что сам Уоллес вовсе не претендует на приоритет. Все эти документы были прочитаны на заседании Общества вечером 1 июля 1858 г. Выступили только Лайель и Гукер, дискуссии не было. Члены Общества не осмелились ни на критику, ни на одобрение. Общество решило обсудить проблему, когда будет представлена более подробная ее разработка. Гукер писал о заседании так:

«Интерес, возбужденный докладом, был огромен, но предмет был слишком нов и слишком зловещ для старой школы, чтобы она могла принять вызов, не вооружившись. После собрания многие перешептывались друг с другом: одобрение Лайелем и, быть может, в малой степени и мной, выступавшим в качестве его лейтенанта в этом сражении, держали членов Общества в благоговейном страхе, иначе они набросились бы на это учение».

Дарвин понял, что откладывать больше нельзя, и 20 июля 1858 г. засел за «Извлечения» из сочинения о видах. А уже 19 марта следующего года в дневнике появилась запись: «Начал пересмотр первых глав рукописи и закончил последнюю главу». Работал он не покладая рук, сомневаясь и не доверяя себе. Отдельные главы на проверку и отзыв он посылает Гукеру и Лайелю. В одном из писем Дарвин шутливо писал:

«Ни один негр, даже под угрозой кнута не трудился так, как работал я, стремясь к абсолютной ясности изложения своих идей».

Решено было выпустить книгу у издателя Меррея. И опять опасения. Дарвин боится подвести издателя и настаивает на том, чтобы тот прочел хотя бы первые главы, прежде чем подписать договор. Издатель, прочтя отрывок из рукописи, назвал теорию такой же чепухой, как «если бы кто-нибудь предположил, что брак кролика с Кочергой увенчается успехом». Договор все же был заключен. Правда, разногласия вызвало название, предложенное Дарвином:

«Извлечение из труда о происхождении видов и разновидностей посредством естественного отбора».

Издатель возражал против слова «Извлечение», автор согласился. Лайель предлагал снять слова «естественный отбор», но здесь Дарвин не уступил. Он лишь пояснил термин. В окончательном виде Труд стал называться так:

«Происхождение видов путем естественного отбора, или сохранение благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь».

В начале апреля книга ушла в набор, а в июне уже была корректура. Дарвин, используя последнюю возможность, вносил новые и новые изменения.

«Корректура его была так плоха,— жаловался издатель,— что он почти все писал сызнова».

24 ноября 1859 г. том в зеленой обложке вышел в свет.

Весь тираж—1250 экземпляров — был распродан в один день. Дарвин заметил:

«Несомненно, публику бесстыдно обманули! Ведь все покупали книгу, думая, что это приятное и легкое чтение».

Это, конечно, шутка, правда была в том, что книга отвечала на вопрос самый жгучий, самый загадочный: откуда на земле такое удивительное многообразие животных и растений, как произошли виды живых существ. В ней развертывалась грандиозная картина постепенного естественного процесса развития организмов. Вся она —«один длинный аргумент в пользу эволюционной теории».

Могучие доводы Дарвина потрясали умы.

«Появилась совершенно безумная книга»,— сообщал в те дни один ученый. Второй утверждал, что «это был взрыв, какой еще не вызывала наука, так долго подготавливающийся й так внезапно нагрянувший, так неслышно подведенный и так смертельно разящий».

«Божественной» целесообразности мира книга Ч. Дарвина нанесла самый чувствительный удар. Прекрасно сформулировал значение книги Ф. Энгельс. Он писал, что Дарвин «нанес сильнейший удар метафизическому взгляду на природу, доказав, что весь современный органический мир, растения и животные, а следовательно, также и человек, есть продукт процесса развития, длившегося миллионы лет». В письме К. Марксу от декабря 1859 г. Энгельс отмечал, что «Дарвин превосходен». Да, пораженные лондонцы раскупили книгу в один день до последнего экземпляра. Дарвин срочно приступил к подготовке второго издания, которое вышло в свет тиражом уже 3000 экз.— буквально через месяц после первого. Тираж сразу же был распродан. Затем последовало третье, исправленное и дополненное издание, потом — четвертое. Всего при жизни Дарвина было выпущено шесть изданий «Чертова евангелия», как он сам называл «Происхождение видов». Книгу переводят на языки всех цивилизованных стран мира. Со всех сторон идут в Даун, где живет Дарвин, отклики, публикуются статьи и рецензии в печати. Сначала Дарвин собирал все, что печаталось о «Происхождении видов», но когда число отзывов (не считая газетных) дошло до 265, остановился. Многие ученые объявили себя сторонниками учения, которое получило название — «дарвинизм». Впервые этот термин употребил А. Уоллес. Свою книгу о естественном отборе он так и назвал: «Дарвинизм. Изложение теории естественного отбора и некоторых из ее приложений». Это название — дарвинизм — вошло в науку. Самому создателю новой теории, человеку чрезвычайно скромному, это слово кажется смешным, и он заключает его в кавычки. На сторону Дарвина первым безоговорочно встал его ближайший друг Д. Гукер, который прочитал книгу еще в рукописи. Выдающийся английский зоолог Т. Гекели не только полностью принял эволюционное учение, но и стал борцом за него. С некоторыми оговорками к Дарвину присоединяется Ч. Лайель. А ведь до выхода в свет книги Дарвин считал, что если его теорию поймет хотя бы один человек, то и тогда уже наука значительно продвинется вперед. Нашлись последователи и за рубежом. В Америке — ботаник Аза Грей, в Германии — зоолог Э. Геккель и биологи братья Ф. и Г. Мюллеры. Но «здравомыслящие» не собирались сдаваться без боя. Ученик Кювье Агасиз, говоря о книге, утверждал, что «здесь все слабо, весьма слабо». С нападками на Дарвина выступил его бывший учитель по Кембриджу Седжвик. Он даже отказался принять в подарок книгу, заявив, что оскорблен ее идеями. Бывший капитан корабля «Бигль» негодовал, что Дарвин «издал столь кощунственную книгу», как «Происхождение видов». Это он напечатал две заметки в газете «Таймс», доказывая несомненность библейских сказаний о сотворении растений, животных и человека. Прочитав эти заметки, Дарвин со свойственным ему юмором писал Лайелю:

«Жаль, что он не приложил своей теории, по которой мастодонт и пр. вымерли по той причине, что дверь в ковчег Ноя была сделана слишком узкой».

Оголтелых антидарвинистов было множество. Когда в 1872 г. во Французскую академию наук была предложена кандидатура автора теории естественного отбора, то большинство — «старые мумифицированные академики во главе с восьмидесятилетним Флурансом» — отказалось голосовать за творца «праздных гипотез». Однако даже самым яростным противникам дарвинизма было нечего противопоставить доводам ученого. Через десять лет после выхода книги состоялся съезд естествоиспытателей в Инсбруке. Знаменитый физик Г. Гельмгольц подвел итоги борьбы за теорию, которая превратила естественную историю действительно в историю. Он говорил:

«Учение Дарвина заключает существенную творческую мысль. Оно показало, каким образом целесообразность в строении организмов могла возникнуть без всякого вмешательства Разума, в силу слепого действия закона природы».

...Быстрый отклик нашел труд Дарвина в России. «Происхождение видов» вышло в конце 1859 г., а уже в январе 1860 г. русский натуралист профессор С.С. Куторга читал студентам Петербургского университета лекции о дарвиновской теории. В том же году зоолог-путешественник Н.А. Северцов прочитал в Петербурге первую публичную лекцию о «Происхождении видов». В сентябре 1860 г. студент Петербургского университета К.А. Тимирязев впервые на лекции услышал об этой книге, а через четыре года сам дерзнул на страницах «Отечественных записок» дать подробное изложение теории Дарвина. Первая статья называлась. так:

«Книга Дарвина — ее критики и комментаторы».

Отдельной книгой сборник статей К.А. Тимирязева «Чарльз Дарвин и его учение» вышел в 1865 г. и с тех пор выдержал только на русском языке 13 отдельных изданий. (Два из них имелись в Кремлевской библиотеке В.И. Ленина.) Д.И. Писарев так описывает впечатление, произведенное на современников теорией естественного отбора:

«Почти во всех отраслях естествознания идеи Дарвина производят совершенный переворот: ботаника, зоология, антропология, палеонтология, сравнительная анатомия и физиология и даже опытная психология получают от его открытия ту руководящую нить, которая свяжет между собой множество сделанных наблюдений и направит ум исследователя к новым плодотворным результатам».

Первый перевод капитального труда Дарвина появился в России в 1865 г., на следующий год вышло второе, затем третье издание. Собрание сочинений Ч. Дарвина было выпущено в издательстве О.Н. Поповой. Возникло это издательство в 1894 г., главным редактором был просветитель и библиограф Н.А. Рубакин; естественнонаучную литературу редактировал К.А. Тимирязев. Он и написал вступительную статью к собранию сочинений Дарвина; в переводе текста принимал участие И.М. Сеченов. Вспоминая об этом издании, В.Д. Бонч-Бруевич писал Н.А. Рубакину (собрание сочинений вышло под его общей редакцией):

«Помните, какое было величайшее торжество, когда Вам удалось выпустить у Поповой собрание сочинений Дарвина? Тогда читали и интересовались им студенты».

Известна была в России и биография великого натуралиста. В павленковской серии «Жизнь замечательных людей» появилась книга о жизни Ч. Дарвина, составленная М.А. Энгельгардтом. В ней английский ученый характеризуется как «Ньютон биологии». В этом же издательстве вышло несколько книг, пропагандирующих новое учение. Среди них труд Э. Ферьера «Дарвинизм». В нем дано, по словам самого Дарвина, ясное и выразительное изложение его учения. Разработкой дарвинизма занимались в нашей стране братья Ковалевские, И.И. Мечников, И.М. Сеченов, И.П. Павлов, И.В. Мичурин, Н.И. Вавилов, ставшие корифеями мировой науки. Неоднократно издавались у нас полные собрания сочинений великого эволюциониста (последнее завершено в 1959 г.), в подготовке их принимали участие крупные ученые. Поистине дарвинизм обрел в России вторую родину. Книга «Происхождение видов» — выдающийся памятник грандиозной человеческой мысли. Академик Н.И. Вавилов писал:

«Происхождение видов» представляет собой изумительную книгу по своей цельности, убедительности, мастерству изложения и всестороннему охвату огромной проблемы. Равной ей нет в биологии».

Автор статьи: Алексей Глухов.


P.S. Как оказалось, «дарвинизм и его теория эволюции» - самое критикуемое на земле учение. Во времена Дарвина, деятельность человека еще не оказывала такого сильного влияния на окружающий мир, как в наше время: потепление и изменение климата, перенаселенность, бесконечные войны и самоуничтожение, новые болезни и вирусы, химизация продуктов питания и проблема ГМО, постепенная замена самого оригинала-человека роботами и биороботами. Временами веришь, что Ссудный день и Апокалипсис уже кем-то назначен сверху. Какая к черту эволюция, когда бедным животным просто уже нет места на планете Земля благодаря деятельности человека. Во вселенной преобладают процессы распада, угасания, поэтому видов жизни все меньше и меньше. Например, за последние 500 лет полностью вымерло более 800 видов животных не без помощи того же человека. Все меньше численность более развитых, например, тигров, слонов, китов, дельфинов, и взамен остаются более простые – кошки, воробьи, голуби, вороны, тараканы, саранча и так далее (теория приспособления видов - в действии, правда, с сильной внешней помехой). Чарльз Дарвин мыслил шире современных ученых, и был практиком, по крайней мере, он сам выращивал кур. Но если бы была эволюция, как представлял Дарвин — количество видов на Земле росло бы. Но видов все меньше и меньше. То есть, реальность прямо противоположна эволюции. Если бы виды стремились к совершенству (развитию), как полагают эволюционисты, то внутри каждого вида совершенных особей было бы большинство. Например, в человеческом обществе большинство людей были бы учеными, финансистами и спортсменами одновременно, а не обычными работягами. Талантливых, компетентных людей всегда меньшинство. Большинство – некомпетентны и способны в основном к физическому труду. То есть, идет де-эволюция, упрощение. Об этом же говорит, к примеру, вымирание европеоидной расы, давшей миру больше всего ученых и философов, и деградация культуры. Теория Дарвина пестрит белыми дырами, он сам пишет, что «происхождение домашних животных видимо навсегда останется неясным», что нет промежуточных видов, «много тумана», и прочее. Скорее всего, Дарвин понимал всю спекулятивность и надуманность своих размышлений, по крайней мере, сам он не хотел публиковать свою работу, его уговорили менее разумные поклонники.

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?