Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 1078 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Коперник Н. О вращении небесных сфер. Трактат. Нюрнберг, 1543.

Price Realized: $2 210 500

Copernicus, Nicolaus. De revolutionibus orbium coelestium, libri VI. Nuremberg: Johann Petreius, 1543. 202 leaves. 148 woodcut diagrams, including 6 repeats (Gingerich count), tables of calculations, ornamental woodcut initials in part attributed to Hans Sebald Beham, some Greek. В ц/пергаментном переплете эпохи. 4o (270x204 мм.). PMM 70.

Уход: $2,210,500. Аукцион Christie's. Important Scientific Books: The Richard Green Library. 17 июня 2008 года. New York, Rockefeller Plaza. Лот № 60.

На памятнике Николаю Копернику в Варшаве высечены слова: "Он остановил Солнце и сдвинул Землю".

Ещё уход:

Price Realized: $1 067 950

Уход: £662,500. Аукцион Christie's Valuable Manuscripts and Printed Books. 20 ноября 2013 года. Лондон. Королевская улица. Лот № 110.

Трактат Николая Коперника


В первый день творения бог, как известно, отделил свет от тьмы, во второй — занялся устройством Земли; затем на тверди небесной укрепил Солнце, Луну, звезды... Так говорится в Библии, отразившей представления и верования древних, которые думали, что наша планета Земля — неподвижна и что она — центр всей Вселенной. В центр Вселенной поставил Землю и древнегреческий ученый Клавдий Птолемей. Основной труд Птолемея «Великое построение астрономии в XIII книгах», известный в средневековой Европе под названием «Альмагест», служил до XVI в. образцом изложения астрономических знаний. Церковь взяла на вооружение учение Птолемея о неподвижности Земли. Любое другое представление об устройстве Вселенной считалось «богомерзким». За четырнадцать веков, прошедших со времени написания «Альмагеста» до Коперника, не было сделано ни одного астрономического открытия первостепенной важности. Ученые-астрономы на протяжении столетия пользовались системой Клавдия Птолемея, которая была чрезвычайно сложна. Недаром король Альфонс Кастильский Мудрый (XIII в.) говорил:

«Как жаль, что господь не посоветовался со мною, когда он творил Вселенную! Он, может быть, установил бы в ней более простой и разумный порядок».

Альфонс попытался даже создать свою, более простую систему мироздания, за что поплатился королевским титулом. Первым, кто последовательно обосновал новое учение о строении мира, был один (по выражению Ф. Энгельса) из «титанов по силе мысли, страсти и характеру»— польский астроном Николай Коперник, открытие которого вошло героической страницей в историю науки. Биография ученого в какой-то степени известна, сохранились его книги, рукописи, письма... Родился Николай Коперник в 1473 г. в купеческой семье в крупном торговом центре Торуни. Поэтому иногда его называют Торунцем. После смерти отца он воспитывался у дяди-епископа. Девятнадцати лет (1492 год — год открытия Америки Колумбом) поступил в Краковский университет— одно из лучших учебных заведений в мире в то время, затем учился в ряде университетов Италии. Изучил математику и астрономию, право и медицину, выучил греческий язык, познакомился с мудростью древних. Он был разносторонне развитым человеком — математик и поэт, администратор и художник, политик и врач. Но все же большую часть жизни он посвятил астрономии. Последние тридцать лет жизни Коперник прожил в одной из башен крепостной стены Фромборка — города на берегу Балтийского моря. Здесь он создал свой главный научный труд — «О вращениях небесных сфер», обессмертивший его имя. Это было время, когда Европа просыпалась от тысячелетнего мрака средних веков. Росли города, ширилась торговля, все новые и новые корабли отправлялись в далекие плавания... Вспомним только о наиболее примечательных книгах того времени, этих маяках на трудном пути рождения науки. Брошюра «О вновь открытых островах» (1494 г.) возвестила о том, что каравеллы Христофора Колумба пересекли Атлантический океан. Америго Веспуччи догадался, что Колумб открыл Новый Свет — об этом он сообщил в книге «Путешествия» (1507 г.). На картах и глобусах появляются очертания исполинского материка, границы мира безмерно раздвинулись. А плавание Магеллана экспериментально подтвердило: Земля — шар. Разум восстает против засилия церкви, против тьмы и невежества. Увидала свет «Золотая книга, столь же полезная, как забавная, о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия» (год 1516). Автор — Томас Мор. Своей книгой «О строении человеческого тела» (год 1543) Андрей Везалий открыл новую анатомическую эру в изучении медицины. Начало минералогии связано с выходом книги Г. Агриколы «О горном деле и металлургии» (год 1546). И наконец, пятитомная сатирическая эпопея Франсуа Рабле (1532—1552 гг.) «Гаргантюа и Пантагрюэль» — настоящая энциклопедия гуманистических идей. Эти вершины мысли возвышались среди безбрежного моря другого рода книг — астрологических справочников, богословских трактатов, руководств для проведения пыток («Директории инквизиторов») и борьбы с ведьмами («Молот ведьм»). Свирепствовала «святейшая инквизиция», пылали костры, на которых «людей жгли, как солому» (Монтескье), в пламени костров горели горы книг... В это время жил и создавал книгу о гелиоцентрической системе мира Николай Коперник. Он был очень смелым человеком, потому что не побоялся восстать против официального мнения церкви. Он много лет создавал свой труд, сознательно готовился к нему на протяжении большой части своей жизни. Мысль, что Птолемей не прав, возникла у Коперника давно, в годы учения в Краковском университете. Именно здесь, по словам летописца XV в., «больше всех наук процветает астрономия». В Кракове Копернику удалось купить две печатные книги. Одна — «Начала» Эвклида с трактатом «Полная замечательная книга о предсказаниях по звездам». Другая — астрономические таблицы короля Альфонса Кастильского. Эти два тома сопутствовали Копернику всю жизнь, оба они сохранились до нашего времени. На их полях рукой ученого сделаны надписи, расчеты, приведены изречения древних авторов. Кроме того, в конце Альфонсовых таблиц имеется тетрадь в 16 листов, в которую Коперник вписывал нужные ему данные. На обороте пятнадцатого листа — первая запись гелиоцентрической системы Коперника (время составления этой записи не должно сильно отличаться от времени составления «Малого комментария»). К сожалению, сведений о том, как созрело новое учение о гелиоцентрической системе мира, почти нет: неизвестно также, каким путем пришел Коперник к раскрытию истинного строения Солнечной системы. Сам ученый писал, что он занялся поисками новой теории, убедившись в несогласии математиков в вычислении движения небесных тел. В поисках новой теории Коперник перечитал все философские книги, какие только мог достать. Ученый хотел выяснить, не высказал ли кто-либо воззрения, что движения небесных светил не таковы, какими их изображают. И он нашел у Цицерона и Плутарха, что ученики Пифагора и Платона держались мнения о подвижности Земли. Познакомился он и с идеями Аристарха Самосского, который еще в III в. до н. э. в своем труде «Предположения» пришел к выводу, что в центре Вселенной находится не Земля, а Солнце. А Земля, утверждал этот ученый, совершает годовое движение вокруг Солнца и суточное вращение вокруг своей оси. Другие планеты также вращаются вокруг центрального светила. Эта теория не была поддержана современниками.


В своей книге Коперник не упоминает Аристарха, хотя в сохранившейся рукописи его труда есть две зачеркнутые страницы, где он говорит о нем как о своем предшественнике. Неразумно было ссылаться на учение, которое уже в древности восприняли как безбожное. Постепенно Коперник все более убеждался, что Птолемей ошибался в самом главном — в том, что касается движения Солнца вокруг Земли. Поэтому и его расчеты не могут отвечать истинному движению планет. Получалось, что расчеты шли сами по себе, а движения планет — сами по себе. Тут не помогут поправки и добавления к «Альмагесту» Птолемея. Нужно было выяснить, как же происходит движение планет в действительности. Этому и посвятил Коперник свою жизнь. В самом начале века (1507 г.) он задумал свое обращение-трактат — «Николая Коперника малый комментарий относительно установленных им гипотез о небесных движениях». Десять страниц, густо исписанных четким почерком,— первый набросок новой системы мироздания. В нем уже утверждалось, что «центр Земли не является центром мира», что Земля обращается «вокруг Солнца, как и всякая другая планета», и вращается вокруг своей оси... Видимо, «комментарий» был разослан в большом количестве, о чем можно судить по тому, что два экземпляра его удалось обнаружить в Вене и Стокгольме (в 1878 и 1881 г.). Нетрудно предположить, что такое открытие должно было изумить , корреспондентов Коперника не меньше, чем открытие Нового Света! Ведь Коперник не просто указал на ошибки авторитета. Он взорвал всю систему Птолемея. При созерцании и раскрытии чудес неба Коперник испытывал, по его словам, почти невероятное чувство подъема и воодушевления. Через десять лет после первого наброска, после «Малого комментария», ученый приступил к написанию основного труда. На первом листе рукописи — надпись:

«Николая Коперника, Торунца, о вращениях небесных сфер. VI книг».

Встречаясь с друзьями, беседуя с другими учеными, он высказывал им и свои заветные (еретические!) мысли. Выслушивал возражения. Как-то Коперника посетил его краковский учитель Л. Корвин. Позже он воспел в стихах свое восхищение идеями Коперника:

Исследует он быстрый бег Луны,

Движенья переменчивых созвездий

И путь планет средь звездной тишины,

Шаг времени в непостижимой бездне.

В основу рассуждений положил

Он принцип новый и необычайный.

И мир вещей покорно приоткрыл

Пред ним свои бесчисленные тайны.

...Шли годы, они слагались в десятилетия. Трижды переписывал автор свой трактат, внося в него новые изменения и дополнения, новые чертежи и таблицы. На титульном листе выведено по-гречески: «Да не войдет сюда тот, кто не знает геометрии» (эти слова украшали вход в здание Академии Платона). Читаем в посвящении строки о всем сочинении:

«Предположив существование тех движений, которые, как будет показано ниже в самом произведении, приписаны мною Земле, я, наконец, после многочисленных и продолжительных наблюдений обнаружил, что если с круговым движением Земли сравнить движения и остальных блуждающих светил и вычислить эти движения для периода обращения каждого светила, то получаются  наблюдаемые у этих светил явления. Кроме того, последовательность и величины светил, все сферы и даже само небо окажутся так связанными, что ничего нельзя будет переставить ни в какой части, не произведя путаницы в остальных частях и во всей Вселенной. Поэтому в изложении моего произведения я принял порядок: в первой книге я опишу положения всех сфер вместе с теми движениями Земли, которые я ей приписываю; таким образом, эта книга будет содержать как бы общую конституцию Вселенной. В прочих книгах движения остальных светил и всех орбит я буду относить к движению Земли».

Страница рукописи Николая Коперника «О вращениях небесных сфер» со схемой гелиоцентрической системы мира.

В первой же книге дан наглядный чертеж. Коперник ставит Солнце в центр. Земля занимает место в ряду других планет между Венерой и Марсом, Луна — спутник Земли... Величайшая заслуга Николая Коперника в том и состоит, что своим бессмертным трудом он раскрыл истинное строение планетной системы. Итак, рукопись готова... Но Коперник все еще сомневается. Его торопят друзья, в том числе епископ Гизе и кардинал Шенберг, однако сам он не спешит. Шенберг, ознакомившись с «Малым комментарием», обратился к Копернику с просьбой прислать ему более подробное изложение новой теории (это письмо Коперник напечатал в предисловии к своей книге). Ранней весной 1539 г. в гости к фромборкскому астроному приехал молодой профессор из Виттенберга Г. Ретик. Он привез в подарок несколько книг, в том числе греческий текст «Альмагеста» Птолемея. Проникшись к гостю особым доверием, Коперник вручил ему свою рукопись. Несколько месяцев изучал Ретик этот необычный трактат и пришел в неописуемый восторг. Он понял, какое величественное здание воздвиг Коперник на развалинах системы Птолемея. Нет, такая истина должна быть известна всем, ее нельзя держать в монастырской келье! И ученый согласился, чтобы Ретик подготовил краткое изложение новой теории и выпустил ее в свет. Ретик просто и ясно изложил теорию Коперника в небольшой брошюре. По обычаю тех лет она была написана в форме письма с таким названием:

«Светлейшему мужу, господину Иоанну Шонеру, о книге обращений ученейшего мужа и превосходнейшего математика, достопочтенного господина доктора Николая Торунского, вармийского каноника, составленное неким юношей, изучающим математику, первое повествование».

Весной 1540 г. в Гданьске это «первое повествование» вышло в свет, печатно возвестив о рождении нового учения. Интерес, вызванный брошюрой, был так велик, что уже в следующем году в Базеле вышло второе ее издание. В названии этого сочинения фамилия Ретика не значится, но второго повествования не последовало, так как из-за первого профессор потерял кафедру в Виттенбергском университете. Это не остановило горячего сторонника гелиоцентрической системы Коперника. Г. Ретик принялся деятельно хлопотать об издании труда полностью. Коперник, после долгих раздумий, решил посвятить книгу папе Павлу III. В посвящении есть такие строки:

«Так что твоим авторитетом и суждением легко можно подавить нападки клеветников, хотя в пословице и говорится, что против укуса доносчика нет лекарства».

Свою рукопись Николай Коперник передал епископу Гизе, который направил ее в мае 1542 г. Ретику. С оригинальной рукописи была снята (с небольшим отступлением от текста) копия, видимо, самим Ретиком, который спешно готовит ее издание в Нюрнберге. Типограф И. Петрей приступил к набору под наблюдением самого Г. Ретика. Но когда Ретику пришлось покинуть Нюрнберг, он поручил дальнейшую работу местному теологу и математику А. Оссиандеру. В феврале 1543 г. книга вышла в свет. Существует красивая легенда — о всаднике, что скачет через поля с заветным первым экземпляром напечатанного трактата. Всадник соскочил с взмыленной лошади у башни Фромборкского собора, стремительно взбежал по ступеням каменной лестницы и вошел в комнату, где лежал на смертном одре престарелый каноник собора. Он успел вовремя. Старик взял высохшими руками свою книгу и умер, прижав ее к себе. Правда, Коперник увидел свой труд напечатанным перед смертью. Но не было спешащего гонца. Книгу не торопились показывать ее автору, который действительно в ту последнюю зиму тяжело болел. Вышел трактат в феврале, а Коперник умер в мае. За три месяца и пешеход смог бы доставить отпечатанный труд из Нюрнберга на берега Вислы. Привозить книгу не спешили прежде всего из-за предисловия «К читателю. О гипотезах настоящего сочинения», которое написал и самовольно поместил в книгу ее редактор А. Оссиандер. В нем утверждалось, . что изложенное учение представляет собой отвлеченную гипотезу, которую «не следует считать ни истинной, ни вероятной». Это в корне противоречило взглядам Николая Коперника, который считал, что ему удалось открыть истинное строение планетной системы, был убежден, что движение Земли — физическая реальность. Ознакомившись с книгой, Гизе писал Ретику о предисловии (оно было анонимным):

«В самом начале я увидел злоупотребление доверием... Как не возмущаться столь большим святотатством под защитой доверия».

Он предлагал изъять предисловие и перепечатать первые страницы труда Коперника, но все осталось без изменения. Кроме того, в первом издании встречались ошибки и опечатки, часть которых была указана в отдельном листке. Книгу с обращением «К читателю...» близкие не решались показать Копернику до самой последней минуты. Он увидел ее лишь 23 мая 1543 г., в день своей смерти. Книга пошла по свету. Однако основной вывод Коперника, что Земля движется вокруг Солнца, настолько противоречил религиозным и философским воззрениям того времени, что воспринимался как парадокс. Правда, имя Коперника стало появляться в книгах, но для того только чтобы указать на его неудачную попытку возобновить учение Аристарха Самосского (об этом свидетельствует студенческая тетрадь Галилея, сохранившаяся до наших дней). Но теорию Коперника не так-то просто было опровергнуть. А число сторонников медленно, но росло. Через восемь лет после смерти великого польского астронома Рейнгольд издал свои, так называемые «Прусские таблицы», вычисление в них идет и по системе Птолемея и по системе Коперника. В предисловии Рейнгольд прямо заявил:

«Мы обязаны Копернику глубокой благодарностью за его многотрудные наблюдения и в особенности за восстановление истинного учения о движении небесных тел».

Учение Николая Коперника давало пищу для размышлений о строении Вселенной. Если допустить, что звезды — небесные тела, подобные Солнцу, и находятся от него на разных расстояниях, то не существует единой «сферы звезд», замыкающей Вселенную. К такому смелому выводу пришел последователь Коперника Т. Диггес, живший в Англии (умер в 1595 г.). О том, как восприняли взгляды Коперника в Италии, рассказал в своем «Диалоге» Галилео Галилей. Один из собеседников «Диалога», Дж. Сагредо вспоминает:

«Когда я был еще совсем юным и только что окончил курс философии, которую оставил для других занятий, случилось, что некий северянин из Ростока (кажется, имя его было Христиан Вурстейзен), последователь Коперника, приехал в наши края и прочел в одной академии две или три лекции на эту тему при большом стечении слушателей, вызванном, думается, более предметом, нежели чем-либо другим. Я туда не пошел в твердом убеждении, что подобные взгляды могут быть только отменной глупостью. Когда я затем расспрашивал некоторых из присутствовавших на лекции, то услышал лишь сплошные издевательства, и только один человек сказал, что предмет этот не заключает в себе ничего смешного».

Этим «одним человеком» был Джордано Бруно. Затем он сам прочитал труд Коперника. Вдохновенные страницы бессмертного труда, в котором излагалось новое учение, потрясли его. «Убедительное слово Коперника стучало во врата юношеской души»,— писал Бруно. Воображение переносило его в мировое пространство, где планеты обращаются вокруг центрального светила — нашего Солнца. Он восторгался, читая строки Коперника о Солнечной системе:

«В середине всех этих орбит находится Солнце, ибо может ли прекрасный этот светоч быть помещен в столь великолепной храмине в другом, лучшем месте, откуда он мог бы все освещать собой?»

Бруно энергично пропагандировал идеи Коперника; излагая их без всяких математических формул, он делал их доступными. На основе идей Коперника Бруно развил учение о бесконечности Вселенной, о множественности обитаемых миров. И именно Джордано Бруно первым высказал мысль, что предисловие к книге написано не Коперником. Церковь почувствовала, какую грозную силу таит в себе учение Коперника, какую опасность содержит оно для религии. И церковники пошли на страшное преступление, предав Джордано Бруно сожжению на костре... Однако с годами гелиоцентрическая система мира приобретала все большее число сторонников. Знаменитый Тихо Браге еще сомневался в справедливости открытия Коперника. Он выдвинул свою собственную систему, согласно которой вокруг Солнца вращались все планеты за исключением Земли. Но уже Иоганн Кеплер был не только убежденным приверженцем гелиоцентрической системы. Ему удалось .установить законы, по которым совершается движение планет. Первые два закона были опубликованы в «Новой астрономии» (1609 г.), третий — в 1618 г. В «Новой астрономии» сообщается и о возникновении предисловия «К читателю». В руки Кеплеру попал экземпляр первого издания труда Коперника «О вращениях небесных сфер», который типограф И. Петрей подарил в свое время нюрнбергскому математику И. Штрайбергу. Математик на полях трактата написал, что напечатано оно было без ведома Коперника. Иоганн Кеплер с огромным уважением относился к Копернику, «человеку высшего гения и... свободного мышления». Кеплер наряду с Галилеем способствовал окончательному утверждению идей Коперника. Со временем убежденность в истинности теории Коперника распространялась все шире; против этого, разумеется, восстала церковь. Она терпела это учение как отвлеченную математическую гипотезу, но не могла согласиться, чтобы движение Земли провозглашали как объективную истину. 5 марта 1616 г. был обнародован декрет католической церкви. В связи с широким распространением «ложного и целиком противного священному писанию пифагорейского учения о движении Земли и неподвижности Солнца» книга Николая Коперника была запрещена. Говоря о значении книги Коперника, Ф. Энгельс писал:

«Революционным актом, которым исследование природы заявило о своей независимости, было издание бессмертного творения, в котором Коперник бросил... вызов церковному авторитету в вопросах природы».

По словам Энгельса, идеи Коперника сыграли огромную роль в «освобождении естествознания от теологии». Первое издание книги «О вращениях небесных сфер» вышло в Нюрнберге на латинском языке в 1543 г. Ныне оно является библиографической редкостью и хранится в Отделе рукописной и редкой книги библиотеки Академии Наук. Второе вышло в Базеле в 1566 г. (оно точно повторяет первое с его опечатками); третье — в Амстердаме в 1617 г. Параллельно на латыни и на польском книга увидела свет в Варшаве в 1854 г. (при печати были учтены расхождения первых трех изданий с рукописью, которую обнаружили в Праге, в библиотеке графа Ностица). И, наконец, пятое издание было опубликовано в Торуни, на родине Коперника, в 1873 г. с оригинальной рукописи. Интересна судьба рукописи основного труда Николая Коперника. Как уже говорилось, Ретик снял с нее копию, а оригинал оставил себе. Рукопись содержит 212 листов (20X28 см), исписанных с двух сторон, чернила — черные, почерк — четкий, близкий к печатному шрифту того времени. Манускрипт разделен на тетради по десять листов в каждом. Ретик немало странствовал по свету — был в Германии, Польше, Венгрии и всюду возил с собой рукопись. Перед смертью он передал ее своему ученику В. Ото. В 1603 г. у Ото рукопись приобрел магистр Я. Кристман, а через десять лет продал ее студенту А. Ниванусу, известному впоследствии под именем Коменского, знаменитого чешского педагога. Он ценил рукопись как реликвию; дважды за свою жизнь он терял все имущество и библиотеку, но манускрипт Коперника сберег. Наконец, рукопись в середине XVII в. попала в Прагу к графу Ностицу, в библиотеке которого и была обнаружена в 1840 г. В резной деревянной шкатулке с серебряными украшениями она хранится сейчас в Краковской публичной библиотеке. В Россию сведения о гелиоцентрической системе стали проникать только в XVII в. Ученый монах Епифаний Славинецкий с двумя помощниками перевели «Космографию» Виллима Янсона Блеу. Это был первый русский письменный источник, излагавший революционную теорию Коперника. Вскоре была переведена и «Селенография» Я. Гевелия, в которой также говорилось о взглядах Коперника на устройство Вселенной. Предназначалась книга для царевича Федора Алексеевича, а после его смерти была передана Петру. Обе книги — и «Космография», и «Селенография»— не были напечатаны, остались в рукописях. А вот перевод французской книги по астрономии, исполненный Антиохом Кантемиром, стал доступен большому числу русских людей. В Париже Кантемир познакомился с «вольнодумцем» Фонтенелем. Тогда же, в 1730 г., русский сатирик перевел его «Разговоры о множестве миров». Книга в простой занимательной форме давала представление об устройстве Вселенной, о воззрениях Коперника, Бруно и Галилея. В России она увидела свет в 1740 г. и вызвала негодование Синода, который запретил это произведение, а выпущенные экземпляры' приказал собрать и сжечь на костре. Однако через пять лет после запрета появилось второе издание «Разговоров...» Человеком, рискнувшим нарушить волю Синода, был замечательный русский ученый Михаил Васильевич Ломоносов. ... На памятнике Николаю Копернику в Варшаве высечены слова:

"Он остановил Солнце и сдвинул Землю".

Так одна книга перевернула представление людей о мире... Автор статьи: А. Глухов.

Справка: Размышляя о Птолемеевой системе мира, Коперник поражался её сложности и искусственности и, изучая сочинения древних философов, особенно Никиты Сиракузского и Филолая, он пришёл к выводу, что не Земля, а Солнце должно быть неподвижным центром Вселенной. Исходя из этого предположения, Коперник весьма просто объяснил всю кажущуюся запутанность движений планет, но, не зная ещё истинных путей планет и считая их окружностями, он был вынужден сохранить эпициклы и деференты древних для объяснения неравномерности движений. Создавая свою гелиоцентрическую систему, Коперник опирался на математический и кинематический аппарат теории Птолемея, на полученные последним конкретные геометрические и числовые закономерности. Так, в модели Птолемея все планеты подчинялись общему (хотя и непонятному в рамках геоцентризма) закону: радиус-вектор любой планеты в эпицикле всегда совпадал с радиус-вектором Земля — Солнце, а движение по эпициклу для верхних планет (Марс, Юпитер, Сатурн) и по деференту для нижних (Меркурий, Венера) происходило с единым для всех планет годичным периодом. В модели Коперника данный закон получил простое и логичное объяснение. Главное и почти единственное сочинение Коперника, плод более чем 40-летней его работы, — «О вращении небесных сфер» (лат. De revolutionibus orbium coelestium). Сочинение издано в Нюрнберге в 1543 году; оно печаталось под наблюдением лучшего ученика Коперника, Ретика. В предисловии к книге Коперник пишет:

Принимая в соображение, какой нелепостью должно показаться это учение, я долго не решался напечатать мою книгу и думал, не лучше ли будет последовать примеру пифагорейцев и других, передававших своё учение лишь друзьям, распространяя его только путём предания.

Нюрнбергский теолог Андреас Озиандер, которому Ретик поручил печатание книги Коперника, из осторожности снабдил её анонимным предисловием, в котором объявил новую модель условным математическим приёмом, придуманным для сокращения вычислений. Одно время это предисловие приписывалось самому Копернику, хотя тот в ответ на просьбу Озиандера сделать подобную оговорку решительно отказался. Вслед за предисловием следуют хвалебное письмо кардинала Шёнберга и посвящение папе Павлу III. По структуре главный труд Коперника почти повторяет «Альмагест» в несколько сокращённом виде (6 книг вместо 13). В первой книге (части) говорится о шарообразности мира и Земли, а вместо положения о неподвижности Земли помещена иная аксиома: Земля и другие планеты вращаются вокруг оси и обращаются вокруг Солнца. Эта концепция подробно аргументируется, а «мнение древних» убедительно опровергается. С гелиоцентрических позиций он без труда объясняет возвратное движение планет. Коперник придавал Земле три вращения: первое — вращение Земли вокруг своей оси с угловой скоростью ω; второе (со скоростью ω′) — вокруг оси мира, которая перпендикулярна плоскости земной орбиты и проходит через её центр; третье (с противоположно направленной скоростью ω′′) — вокруг оси, параллельной оси мира и проходящей через центр Земли. Два последних вращения образуют (при точном совпадении ω′ и ω′′ по величине) пару вращений, эквивалентную поступательному движению Земли вокруг Солнца по круговой орбите. Во второй части труда Коперника даются сведения по сферической тригонометрии и правила вычисления видимых положений звезд, планет и Солнца на небесном своде.

В третьей говорится о годовом движении Земли и о так называемой прецессии равноденствий, которая укорачивает тропический год (от равноденствия до равноденствия) по сравнению с сидерическим (возвращение к тому же положению относительно неподвижных звёзд) и приводит к перемещению линии пересечения экватора с эклиптикой, что изменяет эклиптическую долготу звезды на один градус в столетие. Эту прецессию теория Птолемея в принципе не могла объяснить. Коперник же дал данному явлению изящное кинематическое объяснение (показав себя весьма искушённым механиком): он предположил, что угловая скорость ω′′ не в точности равна ω′, а немного от неё отличается; разность этих угловых скоростей и проявляется в прецессии равноденствий.

В четвёртой части говорилось о Луне, в пятой — о планетах вообще, а в шестой — о причинах изменения широт планет. В книге также содержались звёздный каталог, оценка размеров Солнца и Луны, расстояния до них и до планет (близкие к истинным), теория затмений. Надо специально отметить, что система Коперника (в отличие от системы Птолемея) давала возможность определить отношения радиусов планетных орбит. Этот факт, а также и то, что в описании движения планет выбрасывался первый и самый важный эпицикл, делало систему Коперника более простой и удобной, чем птолемеевская.

Гелиоцентрическая система в варианте Коперника может быть сформулирована в семи утверждениях:

- орбиты и небесные сферы не имеют общего центра;

- центр Земли — не центр Вселенной, но только центр масс и орбиты Луны;

- все планеты движутся по орбитам, центром которых является Солнце, и поэтому Солнце является центром мира;

- расстояние между Землёй и Солнцем очень мало по сравнению с расстоянием между Землёй и неподвижными звёздами;

- суточное движение Солнца — воображаемо, и вызвано эффектом вращения Земли, которая поворачивается один раз за 24 часа вокруг своей оси, которая всегда остаётся параллельной самой себе;

- Земля (вместе с Луной, как и другие планеты), обращается вокруг Солнца, и поэтому те перемещения, которые, как кажется, делает Солнце (суточное движение, а также годичное движение, когда Солнце перемещается по Зодиаку) — не более чем эффект движения Земли;

- это движение Земли и других планет объясняет их расположение и конкретные характеристики движения планет.

Эти утверждения полностью противоречили господствовавшей на тот момент геоцентрической системе. Хотя, с современной точки зрения, модель Коперника недостаточно радикальна. Все орбиты в ней круговые, движение по ним равномерное, так что эпициклы сохранялись (хотя их стало меньше, чем у Птолемея). Механизм, обеспечивавший движение планет, также оставлен прежним — вращение сфер, к которым планеты прикреплены. На границу мира Коперник поместил сферу неподвижных звёзд. Строго говоря, модель Коперника даже не была гелиоцентрической, так как Солнце он расположил не в центре планетных сфер. Реальное движение планет (особенно Марса) не является круговым и равномерным, и техника эпициклов была неспособна надолго согласовать модель с наблюдениями. Из-за этого таблицы Коперника (первоначально более точные, чем таблицы Птолемея) вскоре существенно разошлись с наблюдениями, что немало озадачило и охладило восторженных сторонников новой системы. Точные гелиоцентрические (Рудольфовы) таблицы издал позже Иоганн Кеплер, который открыл истинную форму орбит планет (эллипс), а также признал и математически выразил неравномерность их движения. И всё же модель мира Коперника была колоссальным шагом вперёд и сокрушительным ударом по архаичным авторитетам. Низведение Земли до уровня рядовой планеты определённо подготавливало (вопреки Аристотелю) ньютоновское совмещение земных и небесных природных законов. Католическая церковь, занятая борьбой с Реформацией, первоначально снисходительно отнеслась к новой астрономии, тем более что вожди протестантов (Мартин Лютер, Меланхтон) отнеслись к ней резко враждебно. Это было связано и с тем, что для предстоящей реформы календаря были полезны наблюдения Солнца и Луны, содержащиеся в книге Коперника. Папа Климент VII даже благожелательно прослушал лекцию о гелиоцентрическом подходе, подготовленную учёным кардиналом Вигманштадтом. Хотя отдельные епископы уже тогда выступили с яростной критикой гелиоцентризма как опасной богопротивной ереси. В 1616 году, при папе Павле V, католическая церковь официально запретила придерживаться и защищать теорию Коперника как гелиоцентрическую систему мира, поскольку такое истолкование противоречит Писанию, хотя гелиоцентрической моделью по-прежнему можно было пользоваться для расчётов движения планет. Теологическая комиссия экспертов по запросу инквизиции рассмотрела два положения, вобравшие в себя суть учения Коперника и вынесла следующий вердикт:

Предположение I: Солнце является центром мироздания и, следовательно, неподвижно. Все считают, что это заявление нелепое и абсурдное с философской точки зрения, и кроме того формально еретическое, так как выражения его во многом противоречат Священному Писанию, согласно буквальному смыслу слов, а также обычному толкованию и пониманию Отцов Церкви и учителей богословия.

Предположение II: Земля не есть центр мироздания, она не является неподвижной и движется как целостное (тело) и к тому же совершает суточное обращение. Все считают, что это положение заслуживает такого же философского осуждения; с точки зрения богословской истины, оно, по крайней мере, ошибочно в вере.

Самым известным следствием этого решения в XVII веке стал суд над Галилеем (1633 год), нарушившим церковный запрет в своей книге «Диалоги о двух главнейших системах мира».

Вопреки устоявшемуся мнению, сама книга Коперника «De Revolutionibus Orbium Coelestium» была формально запрещена инквизицией лишь на 4 года, однако подверглась цензуре. В 1616 году она была внесена в римский индекс запрещённых книг с пометкой «до исправления». Требуемые цензурные поправки, которые необходимо было внести владельцам книги для возможности дальнейшего использования, были обнародованы в 1620 году. Эти исправления в основном касались утверждений, из которых следовало, что гелиоцентризм является не просто математической моделью, но отражением реальности. Сохранилось множество экземпляров первого (Нюрнберг, 1543), второго (Базель, 1566) и третьего (Амстердам, 1617) изданий, принадлежавших, в частности, известным астрономам и другим историческим личностям, в которых владельцы выполнили предписания цензуры с разной степенью лояльности: от полного затушёвывания требуемых фрагментов Коперника и надписывания рекомендуемого текста, до полного игнорирования предписаний. Около 2/3 сохранившихся копий из Италии были исправлены их владельцами, в то время как подавляющее большинство копий из других стран не правились. Испанский индекс запрещённых книг явным образом разрешал книгу. Интересно, что экземпляры второго и третьего издания привезли в Китай иезуитские миссионеры в 1618 году во время формального действия запрета. Книга была исключена из римского Индекса запрещённых книг в 1835 году. Коперник одним из первых высказал мысль о всемирном тяготении. В его книге (часть I, глава IX) говорится:

«Я думаю, что тяжесть есть не что иное, как некоторое стремление, которым божественный Зодчий одарил частицы материи, чтобы они соединялись в форме шара. Этим свойством, вероятно, обладают Солнце, Луна и планеты; ему эти светила обязаны своей шаровидной формой».

Вопреки распространенному мнению, Коперник не предсказывал, что Венера и Меркурий имеют фазы, подобные лунным.

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?