Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 375 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Волынский А.Л. Леонардо-да-Винчи.

С 6 гелиогравюрами, 34 хромо-автотипиями и 250 автотипиями. [Спб.], издание А.Ф. Маркса, [1899]. XVI, 706 с.; с иллюстрациями в тексте и 44 иллюстрациями на отдельных листах. Роскошное подарочное издание, напечатанное на веленевой бумаге. В составном издательском полукожаном переплёте с золотым и конгревным тиснением по передней крышке и корешку. 28х18,6 см.

 

 

 


Худ. Ю.П. Анненков — Портрет А.Л. Волынского

Короткая справка: Волынский,  Аким Львович - псевдоним Флексера Хаима Лейбовича (1861-1926), литературного и театрального критика, историка и теоретика искусства, балетоведа, философа, писателя. Один из ранних идеологов русского модернизма, известного вначале под названием «декадентства», позже состоявшегося в школу импрессионизма и символизма. Родился Х.Л. Флексер в Житомире, учился в Петербургском университете, где окончил курс юридического факультета со степенью кандидата права. Входил в университетское Научно-литературное общество под руководством О.Ф. Миллера, где выступал с рефератами на философские темы. В своих исследованиях он стремился постичь высшее религиозно-философское содержание творчества. Сразу же по окончании университета (1889) Волынский принимает участие в журнале «Северный вестник», культивирующем первые ростки художественного модернизма. Здесь он помещает свою первую большую философскую статью «Критические и догматические элементы философии Канта» («Северный вестник», 1889, книги VI, IX—XII), которую рассматривает как «попытку пропаганды критического идеализма». Этот критический идеализм вскоре стал лозунгом возродившегося к концу XIX века среди русской интеллигенции философского умонастроения. Мировоззренчески эта философия обосновывала идеи этического индивидуализма, которые должны были нанести удар «перевёрнутому вверх ногами Гегелю», то есть марксизму, а в своей общественно-политической программе декларировала идеи «буржуазной свободы» или их анархо-романтические разновидности (вплоть до прихода антихриста). В искусстве этот метафизический индивидуализм порождает импрессионизм. Импрессионизм принимал мир только через ощущения художника, отрицая всякую реальность вне такого субъективного его восприятия. Исчезает народническая вера в «просветительное» искусство, в искусство-истину, искусство морально-демократических заданий. Идёт искусство, отворачивающееся от «вопросов суетной политики» и целиком окунувшееся в мистические глубины субъективных переживаний. Статьи Волынского о «русских критиках», печатавшиеся в «Северном вестнике» в период 1890—1895 под общим названием «Литературные заметки» (и потом вышедшие отдельной книгой: «Русские критики», Литературные очерки, СПб., 1896), резко восстают против всякого позитивизма в искусстве и в системе художественной мысли. Волынский выступал против Н.А. Добролюбова за то, что он не знал «никаких широких увлечений с кипением всех чувств», против Н. Г. Чернышевского за «грубость и неискусность» его «материалистических положений», против «реалистического утилитаризма» Писарева и т. д. За «русских критиков» на Волынского в своё время жестоко обрушился Г. В. Плеханов, который в статье «Судьбы русской критики» (в сборнике «За двадцать лет», СПб., 1905; 2-е изд., СПб., 1906; 3-е изд., СПб., 1909; перепечатано в сборнике статей «Литература и критика», т. I, М., 1922 и в «Сочинениях», т. X, Гиз, М., 1924; первоначально в «Новом слове», 1897, VII) показал, что если кажется, что Волынский полностью преодолел те философские грехи, которые накопились за русской общественной мыслью, то в действительности имеет место нечто совершенно иное.

«На самом же деле его взгляды являются возведением этих самых грехов в квадрат, если не в четвёртую степень. Его теоретическая философия сводится к совершенно бессодержательным фразам; его практическая философия есть не более, как чрезвычайно плохая пародия на нашу „субъективную социологию“».

Плеханов едко высмеял и стиль Волынского. Волынский определяет, например, А. С. Пушкина с таким импрессионистским пафосом:

«Светлый гений Пушкина широк и грустен, как русская природа. Раздолье без конца, простор, необъемлемый глазом, бесконечные леса, по которым пробегает таинственный шум, и во всём этом какое-то мленье невыразимой тоски и печали, — таков гений русской жизни, такова русская душа» и т. д.

Или о Н. В. Гоголе:

«Повсюду чувствуется стремление оторваться от земной жизни, не оставляющей в душе ничего кроме отчаяния, страстный порыв к небу с широко раскрытыми от ужаса глазами, ищущими пристанища и спасения для измученного сердца».

Социально-философский импрессионизм влечёт Волынского то к культу Леонардо да Винчи, которому он посвящает большой и восторженный труд («Леонардо да Винчи», издание Маркса, СПб., 1900; 2-е изд., Киев, 1909; первоначально в «Северном вестнике», 1897—1898), то к какому-то мистически надрывному увлечению Ф. М. Достоевским («Книга великого гнева», СПб., 1904; «Царство Карамазовых», СПб., 1901; «Ф. М. Достоевский», СПб., 1906; 2-е изд., СПб., 1909), то к схоластически-теософской проповеди «иудаизма» в журнале «Новый путь». Широко образованный искусствовед, Волынский много внимания уделял театру, а после революции — особенно балету. В 1925 он выпустил капитальный труд — «Книга ликований» (Азбука классического танца, Ленинград, издание Хореографического техникума) — посвящённый обоснованию и защите так называемого «классического балета». Позднее выдвинул идею о горизонтальных и вертикальных направлениях развития человеческой культуры. Основные культурологические идеи Волынского отражены в работах: «Теологико-политическое учение Спинозы» (1885); «Русские критики» (1896); «Леонардо да Винчи» (1900); «Борьба за идеализм» (1900); «Книга великого гнева» (1904); «Книга ликований: Азбука классического танца» (1925) и др.

Интерес к творчеству Леонардо да-Винчи пробудился у А. Волынского во время совместной с Д. Мережковским поездки по Италии весной 1896 года. Для исследователя было важно, прежде всего, понимание изучаемой эпохи, мыслей и чувств исследуемой личности. В сочинении о Леонардо А. Волынский стремится очистить свидетельства о жизни этого итальянского мастера от позднейших наслоений, используя источники, вышедшие из-под пера либо самого художника, либо близких к нему по времени биографов. Изучая время и личность Леонардо да-Винчи, А. Волынский использовал принцип познания прошлого путем психологического и литературно-критического исследования живой современности, в которой находил много родственного с идейными брожениями Ренессанса. Такой подход привел его к сближению с символистами, которых он считал последователями многих идей Леонардо. Аким Львович исследовал Италию город за городом, деревню за деревней, чтобы понять, какое воздействие оказывали внешние обстоятельства на умственное и духовное развитие титана Возрождения. Книга «Леонардо да-Винчи» получила высокую оценку русских и зарубежных искусствоведов: в 1908 году А.Волынский был избран почетным гражданином Милана, а его имя присвоено комнате в библиотеке Леонардо, куда А. Волынский передал свою коллекцию материалов о художнике.

Возглавлял ленинградский Хореографический техникум. Печатал ряд статей по вопросам искусства (преимущественно танца) в ленинградском журнале «Жизнь искусства». Был председателем правления ленинградского отделения Союза писателей (1920—1924), председательствовал в коллегии «Всемирной литературы». Но своим «этическим» и «эстетическим» теориям он оставался верен до конца своей жизни, даже в условиях совершенно изменившейся социальной обстановки. В своих последних работах Волынский ставит во главу угла идею синтеза религий, превращения их всех в некую будущую возвышенную религию, религию света, религию солнца, религию гиперборейскую, о которой он мечтал много лет. Отстаивая перспективность экуменизма, Волынский полагал, что еврейство и христианство сольются в будущую общую религию и открыто провозглашал свои ожидания (параллель с Верой Бахаи). Незадолго до революции стал мужем тогда ещё юной, будущей прославленной балерины Ольги Спесивцевой, оказавшим на неё огромное творческое влияние; брак, по всей видимости, был не оформленным, гражданским. После революционного переворота Ольга Спесивцева рассталась с ним и стала женой работника Петросовета Б. Г. Каплуна. Умер Аким Волынский в Ленинграде 6 июля 1926.

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?