Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 301 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Два издания de-luxe из переплетной мастерской товарищества М.О. Вольф.


Вышеславцев А. Очерки пером и карандашем из кругосветного плавания в 1857-60 г.г. Издание поставщика Его Императорского Величества Высочайше утвержденного товарищества М.О. Вольфа. Спб.-Москва, 1867. Издание второе, исправленное., с 27-ю литографированными рисунками, причем, 14 рисунков, рисованных И. Шишкиным на камне, с набросков А. Вышеславцева. В издательском коленкоровом переплете с тиснением золотом на корешке и верхней крышке. Мягкие издательские обложки сохранены. Форзацы —  мелованная бумага «под муар». Экземпляр на толстой бумаге из библиотеки Сергея Сергеевича Манухина. Формат: 27х12 см.

 

 


Франклин Д. Естественная история. Перевод с французского. Издание третье, исправленное. Т.1-2.  Издание поставщика Его Императорского Величества Высочайше утвержденного товарищества М.О. Вольфа. Спб.-Москва. Титула печатаны в две краски: черной и красной. В двух издательских ярко-красных коленкоровых переплетах с тиснением золотом на корешке и верхней крышке. и черной краской на задней крышке. Формат: 23,0х16,5 см.

Т.1: XXVIII, 554, V cтр. C 12-ю таблицами раскрашенных в типографии рисунков.

Т.2: 518, VII, VII cтр. C 20-ю таблицами раскрашенных в типографии рисунков.

 

Вольф, Маврикий Осипович (польское имя – Болеслав Маурыцы) (1825, Варшава – 1883, С.-Петербург) – российско-польский издатель, книгопродавец, типограф (годы деятельности издательства: 1853-1917) – происходил из семьи врача. Приехав в 1848 году в Петербург, поступил в магазин иностранных книг Я.А. Исакова приказчиком, затем стал управляющим фирмой (на службе у Исакова оставался до 1853 года), параллельно приступил к изданию книг на польском языке. В 1853 году открыл собственный магазин «Универсальная книжная торговля», одновременно начав издание книг на русском языке. В 1856 году приобрел типографию, а в 1878 – известную словолитню Ж. Ревильона. Начав свою издательскую деятельность с выпуска «Общедоступной механики» Писаревского, Вольф издает серию детских книг, книг по естественным наукам, исторические монографии, «Толковый словарь» Даля (1880), выдающиеся издания подарочного типа: «Божественная комедия» Данте (1874) с иллюстрациями Г.Доре, сборник стихотворений «Родные отголоски» (1880), объемистое, роскошно иллюстрированное издание «Живописная Россия» (1881) и многие другие (Библия, «Фауст», «Картинные галереи Европы», «Атлас всемирной истории»). За двадцать пять лет, с 1853 по 1878 год, Вольф выпустил 3 250 наименований книг. Расцвет деятельности Вольфа приходится главным образом на семидесятые-восьмидесятые годы XIX века.


Издательство Вольфа прославилось выпуском детских книг, которые печатались в виде подарочных изданий. Одним из таких изданий стали «Волшебные сказки» Шарля Перро с иллюстрациями Гюстава Доре. Выпуск этой книги относится к началу издательской деятельности Вольфа. Вот как описывает «Волшебные сказки» С.Ф.Либрович, сотрудник и биограф М.О.Вольфа: «Волшебные сказки» заслуживают почетного места в детской литературе. Они веселы, занимательны, непринужденны, не обременены ни излишнею моралью, ни авторской претензией; в них именно та смесь непонятно-чудесного и обыденно-простого, возвышенного и забавного, которая составляет отличительный признак настоящего сказочного замысла. Что касается внешней стороны издания, то смело можно сказать, что подобного ему не было еще в России. Имя гениального рисовальщика Гюстава Доре стало слишком громким и не нуждается ни в каких похвалах, так же как имя знаменитого переводчика сказок Перро» (перевод делал Иван Тургенев). «Волшебные сказки» заслуживают подробного, всестороннего рассмотрения, и первой характеристикой книги, с которой мы ознакомимся, станет ее формат.


В «Кабинетной библиотеке» Либровича формат «Волшебных сказок» обозначен как в « 4-ю большую долю листа». И в самом деле, он являет собой нечто среднее между форматом in quarto (4°) и форматом in folio (2°). В сантиметрах формат «Волшебных сказок» составляет 25х27 см. Переплет является важной частью художественного оформления «Волшебных сказок» Шарля Перро. Переплет издательский, цельно-коленкоровый, имеющий морщинистую текстуру, имитирующую кожу животного. Корешок книги гладкий, грибообразной формы. На переплете книги имя переплетчика не указано (в самом издании, впрочем, тоже). Форзацы издания выклейные. Обрез книжного блока неокрашенный, белый. Переплетные крышки и корешок украшает плоскоуглубленное золотое тиснение. Более подробно о декоративных элементах, украшающих переплет, мы поговорим чуть ниже. По «Волшебным сказкам» Перро отчетливо можно проследить: еще в начале своей издательской деятельности в качестве бумаги для подарочных изданий (и не только) М.О.Вольф выбирал веленевую бумагу. Этот сорт бумаги был его любимым, и на нем напечатано большинство книг Вольфа. Для «Волшебных сказок» (и для текста, и для иллюстраций) он также использовал плотную веленевую бумагу, бесфактурную, бело-бежевую; выклейки форзацев, скорее всего, когда-то были голубые или бледного цвета морской волны. Бумага для выклеек, видимо, техническая: грубая (но не очень плотная), пористая, с небольшой сопротивляемостью к истиранию, четко выражена фактура. Эта бумага напоминает современную хозяйственную упаковочную. В начале деятельности Вольфа (1850-60-е) издания набирались, главным образом шрифтами словолитни Ревильона. Не стали исключением и «Волшебные сказки» Перро. Для них была использована в основном гарнитура русских обыкновенных шрифтов – контрастных, убористых, узких (как их тогда называли – «плотных»). Текст сказок набран средним кеглем. Для подписи под вступительным словом («Иван Тургенев») и посвящением («Маврикий Вольф») использован жирный английский шрифт, только чуть меньшего кегля, чем на рисунке.. Декоративные элементы оформления в тексте «Волшебных сказок» за редким исключением отсутствуют. Исключение составляют узкие концовки в конце сказки – в виде точки и двух горизонтальных ромбовидных (узких, почти как прямая линия) фигур по ее сторонам – и небольшая (длиной 2 см) тонкая волнообразная линия, отделяющая название сказки от текста. Каждая новая сказка начинается с середины страницы (пустое пространство сверху, видимо, оставлено в качестве «красной строки»). Гораздо большего внимания, по-моему, заслуживают декоративные элементы переплета. Рассмотрим их подробнее. Украшением переплета является золотое тиснение. Вот что этим способом вытиснено на передней крышке переплета. По краю передней крышки пущена обрамляющая ее прямоугольная рамка. Внутри рамки, в каждом из четырех ее углов находится как будто выгравированный герб, от которого в обе стороны по краю рамки плетется узорный растительный орнамент. На одном гербе изображена корона и жезл, на втором – тяжелая кисть, какие бывают на балдахинах королевских кроватей, на третьем – ключ и меч, на четвертом – нож-тесак. Видимо, верхние два герба несут в себе королевскую символику, а нижние два – символику горожан и разбойников. В центре передней крышки находится богато орнаментированная овальная рамка, внутри которой золотом вытиснена часть иллюстрации Гюстава Доре к сказке «Кот в сапогах», а сверху, в полукруглой рамке, увенчанной орнаментом, имитирующим корону, - надпись: «Перро. Тургенев. Доре» Задняя крышка переплета оформлена практически так же, как передняя, за исключением того, что рамки с иллюстрацией Г.Доре и фамилиями автора, переводчика и художника отсутствуют. То есть на задней крышке мы можем видеть лишь зазубренную рамку и четыре герба в орнаментах по ее углам. На корешке книги та же надпись, что и на передней крышке – «Перро. Тургенев. Доре» – заключена в геометрическую рамку, вытянутую горизонтально и ближе к краям корешка, украшенную растительным орнаментом. Отступая на 5-7 мм от края корешка с его обеих сторон, проходит тисненная золотом поперечная линия шириной 3 мм. Подобное оформление переплета как нельзя лучше подходит к содержанию книги, служит введением в сказочный мир Шарля Перро. Книга имеет посвящение императрице, поэтому на ее переплете так много монаршеской символики. Для иллюстраций к «Волшебным сказкам» Вольф купил в Париже подлинные деревянные доски-клише гравюр Гюстава Доре, приобретенные во всемирно известной парижской мастерской А.Паннемакера. Это было сделано не случайно. Вольф всегда старался для своих роскошно оформленных изданий выбирать лучших переводчиков (если книга была переводная) и лучших художников. Имя Гюстава Доре в рекламе не нуждалось: с ним был связан расцвет гравюры на дереве во Франции второй половины XIXвека, и использование иллюстраций Доре в «Волшебных сказках» было залогом коммерческого успеха издания. Графическая манера Доре, сочетающая легкость штриха с напряженной линией, умение обогатить суть иллюстрированного произведения бесчисленными оригинальными находками нашли восторженный отклик у французской публики. Так, когда Сент-Бев увидел издание сказок Перро с иллюстрациями Доре на своем столе, он назвал его «подарком для короля».

Вряд ли Вольф мог не знать этого, посвящая издание «Волшебных сказок» «августейшему имени Ея Императорского Величества». Книга с гравюрами Доре была действительно королевским подарком. Согласно «Кабинетной библиотеке» С.Ф. Либровича, в книге сорок иллюстраций, все принадлежат Гюставу Доре. Внутри текста иллюстраций нет, все они располагаются на отдельных чистых с обратной стороны листах. Большинство иллюстраций полосные, но встречаются и распашные. Так, в середину книги вшит целый блок листов с гравюрами Доре, где распашные иллюстрации перемежаются с полосными. Ключевая иллюстрация, предваряющая очередную сказку и служащая своего рода шмуцтитулом, расположена с правой стороны разворота (слева – чистая страница). Все иллюстрации выполнены в технике торцовой гравюры на дереве, воспроизведены высокой печатью. Рисунки одноцветные, тоновые, по содержанию – художественно-образные. Преобладание больших полосных иллюстраций объясняется стремлением художника превратить тоновую гравюру на дереве в изображение «картинного» типа. Этому способствовала и особая техника, которой пользовались граверы мастерской Доре. Наряду со старой черно-линейной факсимильной манерой, которая служила для воспроизведения перовых рисунков, они использовали белолинейную гравюру, передающую рисунок, выполненный белым штрихом на черном фоне.

Также для усиления выразительности художник часто пользуется крупным планом. В иллюстрациях к «Волшебным сказкам» Перро особая, волшебная атмосфера сказочного мира передается пейзажем с его сумрачными сосновыми лесами, раскидистыми дубравами (Дюре изображает природу родного ему Эльзаса), уединенными аллеями парков, а также интерьером, костюмами, предметами быта, освещением. Удивляет способность художника при помощи точных, живописно изображенных примет времени Перро (мушкетерские ботфорты Кота в сапогах, разнообразные платья, прически, предметы дамского и мужского туалета, характерные для разных сословий французского общества конца XVIIвека) создавать живые, выразительные образы. Во многом творческие находки Доре обязаны вдумчивому проникновению в поэзию сказок Перро, у которого в самых фантастических ситуациях присутствует особый «вещизм», склонность к сочной подробности, точной детали. Иллюстрации Доре к «Волшебным сказкам» выполнены в духе романтизма. Общий художественный стиль книги – романтизм, прежде всего потому, что автором иллюстраций является Гюстав Доре, который считается одним из последних художников французского романтизма. Переплет книги оформлен с элементами стиля ампир, но все же, в общем, романтизм преобладает. Когда в конце 60-х годов вышла в Париже "Божественная комедия" Данте с великолепными иллюстрациями Доре, у М.О. Вольфа явилась мысль выпустить ее русское издание с этими же иллюстрациями. Огромный успех, выпавший на долю иллюстрированного французского издания, большой спрос на это издание – в России – являлось до некоторой степени залогом, что и русское издание встретит сочувствие", - так начинается глава "Божественная комедия" в России" из книги С.Ф. Либровича "На книжном посту". Издание "Божественной комедии", предпринятое Вольфом в 1874-79 годах и вышедшее в трех роскошно оформленных томах большого формата, было в своем роде уникально. Дело в том, что до появления Вольфовского иллюстрированного издания не существовало еще ни одного полного русского перевода знаменитого творения Данте: были переводы отдельных песен, сделанные Норовым, были переводы "Ада" – Фан-Дима, Мина и Петрова – но полностью всех трех частей "Божественной комедии" Данте Алигьери не было. По просьбе М.О. Вольфа за перевод взялся Д.Д. Минаев; и хотя он не знал ни одного слова по-итальянски (да и вообще ни одного иностранного языка), все же вполне справился с этой задачей, заказывая переводы прозой, а затем перекладывая прозу в стихи. Несмотря на трудности, с которыми было сопряжено издание "Божественной комедии" Данте, книга эта заняла почетное место среди лучших подарочных изданий того времени. Ссылаясь на С.Ф.Либровича, "по изяществу, отчетливой работе, бумаге, рисункам, типографским украшениям, переплету, русский переплет Данте смело может соперничать с роскошными заграничными изданиями в этом роде". Формат "Божественной комедии" Данте составляет четверть листа, или 4°. Обилие золототиснений на переплете, вычурный стиль оформления, цветной коленкор с четкой фактурой под кожу животного – все это характерные признаки переплета Вольфа (вспомним «Волшебные сказки» Ш. Перро в его издании). Переплет, как правило, был цельноколенкоровый, с золототисненым корешком и верхней крышкой, с тиснениями без золота на задней крышке.

Для "Божественной комедии" Данте М.О. Вольф выбрал стильную слоновую бумагу светло-бежевого цвета, плотную и гладкую. Она используется и для основного текста, и для иллюстраций. В первом томе для прокладки между гравюрой-форзацем и титульным листом используется лист рисовой бумаги. Основной шрифт "Божественной комедии" – эльзевир. Разработанный по личной инициативе Вольфа, русский эльзевир заслуживает особого внимания. Новый шрифт, разработанный в издательстве Вольфа в 1874 году, получил название эльзевир. Он был нарезан в размерах от нопарели до крупных кеглей в прямом и курсивных начертаниях. В основу построения этого шрифта были взяты голландские образцы эльзевиров XVIIвека, причем для специфических русских букв были нарезаны новые пунсоны с учетом особенности графики русских шрифтов XVIIIвека. В рисунке нового эльзевировского шрифта словолитни Вольфа мы находим следующие новые для русских шрифтов элементы: Строчные буквы "г", "к" и произведенная от "к" "ж", а также "и", "п" построены на основе латинских строчных букв. Верхние засечки в строчных буквах построены только с левой стороны. Изменены были также рисунки строчных букв "ъ", "ы", "ять". Кроме того, в эльзевировский шрифт были внесены некоторые изменения (новые элементы): начертания строчных букв "б", "в", "м", "д" и прописной "д"приближены к скорописным образцам конца XVII– начала XVIIIвека . Характер скорописного "хвоста" прописной буквы "д" повторяется в буквах "ц" и "щ. Прописная буква "ч" имеет сходство с образцами славянского полуустава. Вертикали в буквах "ц", "ш" и "щ" построены подобно строчной латинской букве "u". В связи с тем, что новый шрифт по рисунку резко отличался от применяемого ранее образца, отдельные буквы были нарезаны в нескольких вариантах (старые и новые начертания). Новый рисунок шрифта применяется только в изданиях Вольфа. С конца восьмидесятых годов в книгах получил распространение шрифт другого рисунка, так называемый книжный эльзевир. Эльзевир Вольфа предназначался не для периодической печати. Он использовался главным образом для набора художественной литературы. И "Божественная комедия", и изданный Вольфом сборник стихов "Родные отголоски", который мы рассмотрим чуть ниже, и "Фауст", были набраны шрифтом эльзевир. Эльзевир основного текста – маленького кегля, цвет шрифта черный. Для оформления переплета и титульного листа книги использованы декоративные, специально разработанные для данной книги шрифты. К декоративным элементам оформления "Божественной комедии" нужно отнести прежде всего оформление переплета.. Здесь присутствует красочное тиснение – преимущественно плоскоуглубленное, золотое или черного цвета. На трехтомнике во владельческом переплете обращают на себя внимание как будто гравированные буквы имени Данте, расположенные полукругом на передней крышке переплета. Титульный лист черно-белый, с тоновыми переходами, выполнен в технике литографии и воспроизведен плоской печатью. Имя художника, рисовавшего титульный лист, в книге не указано. Помимо всех перечисленных декоративных элементов оформления, в книге встречаются концовки. Это узкие, вытянутые горизонтально ажурные виньетки, такой же высоты, что и строчные буквы в тексте. На каждой странице "Божественной комедии" (кроме титульного листа и листов с гравюрами Доре) имеется двойная прямоугольная рамка, тонкая, линейная, без каких бы то ни было украшений, черного цвета. В начале каждой песни есть инициал (буквица) – гравированный, очень тонко сделанный, вытянутый вертикально (3х6 см). Инициалы "Божественной комедии" настолько узорны, что непонятно, что же за буква скрывается в тонком растительном орнаменте. Очень может быть, что инициалы были выполнены в технике торцевой ксилографии и воспроизведены в книге высокой печатью. Филиграней в книге нет. Об издательском знаке Вольфа на передней крышке издательского переплета и на титульном листе книги мы уже упоминали. "Иллюстрации Доре к великой итальянской трилогии напечатаны были в русском издании с подлинных французких гравюр. Право воспроизведения этих иллюстраций для России было приобретено русским издателем М.О.Вольфом по нотариальному договору с французским их собственником Мамом. Критика отнеслась к изданию в общем сочувственно, в особенности к великолепным иллюстрациям Доре. "Своим художественным чутьем и глубоким изучением великого произведения Данте, - писал один из критиков, - французский художник возвысился до красоты самой поэмы, уловив все оттенки поэтической мысли и совершенно "дантевский" колорит "Комедии"."Художественный карандаш Г.Доре, давно уже приобревший себе громкую известность во всей Европе, не только украсил и пояснил, но и воспроизвел в другой форме великую итальянскую трилогию, и с такой же поэтической красотой начертил ее в картинах, с какой Данте создал в своих могучих стихах", - писал другой критик". Вот такие восторженные отклики об иллюстрациях "Божественной комедии" мы можем почерпнуть из книги воспоминаний сотрудника Вольфа С.Ф. Либровича. В самом деле, картины Г. Доре к "Божественной комедии" ошеломляют, потрясают мощью изображения ада и рая. Воздействие на зрителя этих иллюстраций достигнуто благодаря свойственному Доре дару композиции и эффектному освещению. Кажется, что мастер сам потрясен видениями Данте и торопится воплотить их в образы, обступающие его самого. Для гравюр с изображениями картин "Ада" характерны замкнутый горизонт, темная тональность гравюр, тесное, сжатое пространство, заполненное несметными толпами грешников. Но вот пугающие бездны ада остаются позади, и картины передают ландшафты чистилища. Тональность листов Доре меняется. Все светлеет. Перед читателем открывается широкий, радостный пейзаж: пышные раскидистые деревья, весенняя, цветущая природа, ясное вечернее небо, сверкающие звезды, радостная, зовущая даль. И, наконец, полные ослепительного блеска листы "Рая" венчают это грандиозное творение Доре. Всего в издании 87 гравюр Доре, все они выполнены в технике торцовой гравюры на дереве (их гравировал А. Паннемакер), в которой работал французский художник, и воспроизведены в книге высокой печатью на отдельных листах. Общий цвет гравюр – серый, хотя иногда изображения очень контрастные. Иллюстрации художественно-образные, полосные (распашных иллюстраций в книге нет, в отличие от "Волшебных сказок" Перро). Слева от титульного листа в каждом томе "Божественной комедии" есть фронтиспис-гравюра работы Доре: портрет Данте в профиль на черном фоне – в первом томе; Данте и Вергилий, созерцающие ночную природу, - во втором томе; воинство ангелов и стоящие перед ними на облаках Беатриче и Данте – в третьем томе. Фронтиспис, как и остальные гравюры в книге, расположен на отдельном, чистом с другой стороны листе. Соответственно, титульных листов в трех томах издания три, шмуцтитулов – шесть (три вводных, до титульного листа, и три предваряющих разные части книги: "Ад","Чистилище" и "Рай"). Общий стиль издания можно определить как романтизм. Этому прежде всего способствуют картины Гюстава Доре, одного из последних французских художников, работавших в этом стиле. Для изобразительного искусства романтизма характерны лиризм, героическая приподнятость, стремление к кульминационным, драматическим моментам. Художники-романтики изображали людей в моменты напряжения их духовных и физических сил, когда они противостояли природным и социальным стихиям. Все это мы можем наблюдать у Доре. Так, грешники на картинах Доре – могучие, мускулистые, полные дикой энергии, - поражают напряженными и выразитьельными позами. В пейзаже романтизма главным стало восхищение мощью природы и одухотворение ее. Эти черты отразились и в творчестве Гюстава Доре. Как в "Волшебных сказках" Перро, так и в "Божественной комедии"Данте перед нами предстают роскошные темные леса, уединенные горные долины, многоплановые, перспективные пейзажи, уходящие в небо. Все это – приметы романтизма, а поскольку двумя "китами" оформления "Божественной комедии" являются гравюры Доре и выбранный Вольфом для нее изящный шрифт эльзевир, думаю, общий художественный стиль книги подходит под определение "романтизм". «Родные отголоски (Малорусская жизнь и природа)» (1881). В 1875 году Вольфом был издан сборник «Родные отголоски». Книгу ждала благоприятная судьба: она была радушно встречена российской публикой, и хотя не скоро, но все же была раскуплена вся, несмотря на то, что издатель напечатал ее в изрядном количестве экземпляров. Книга была переиздана в 1880 году в более роскошном виде, а в 1881 году появилась аналогичная «Родные отголоски (Малорусская жизнь и природа)» – сборник стихотворений, отражавший жизнь, быт, прошлое и настоящее Украины. По словам С.Ф. Либровича, «Эта вторая серия «Родных отголосков» составляет совершенно отдельный самостоятельный том, но тем не менее, вместе с первою частью составляет полный великолепный альбом русской жизни, в поэтических и художественных картинах известных наших поэтов и рисовальщиков». Как и первую часть «Родных отголосков», «Малорусскую жизнь и природу» составлял Г. Полевой, известный писатель и современник М.О. Вольфа. Обе части «Родных отголосков» явились своего рода подарочным изданием для среднего класса: каждая книга стоила от четырех до пяти рублей, что было нормальной ценой для подарочной книги того времени (для сравнения: стоимость «Божественной комедии» без пересылки в зависимости от переплета составляла от сорока до шестидесяти рублей). При этом «Малорусская жизнь и природа», например, являет собой типично Вольфовское издание по части оформления книги, переплета, по используемой бумаге и другим признакам. Неудивительно, что оно имело такую популярность. Формат «Родных отголосков» («Малорусской жизни и природы») в «Иллюстрированном каталоге» Вольфа обозначен как «четыре доли листа», то есть in quarto(4°). Думаю, что этот формат вполне можно считать крупным (высота книги – 28 см), а книгу - подарочной. Переплет «Малорусской жизни» издательский, цельноколенкоровый, темно-зеленого цвета. Корешок книги гладкий, грибообразной формы. Коленкор переплета мелкопупырчатой фактуры, похож на «гусиную кожу» (видимо, сделан под кожу какого-нибудь мелкого животного). На передней и задней крышке переплета – углубленное красочное тиснение, корешок ничем не украшен. Сверху и снизу под корешком есть каптал – белый, с уплотненным полосатым (бело-синим) краем. Форзацы цветные, коричневые (из какой-то типографской бумаги, крашенной с одной стороны, очень напоминающей современную матовую оберточную бумагу). Книга, судя по всему, переплеталась за границей, в Германии, поэтому форзацы здесь нетипичны для изданий Вольфа: они пришивные с фальцем. В качестве фальца служит полоска темно-зеленого коленкора, как на внешней стороне переплета. Помимо этого, первые четыре листа в начале и в конце книги вместе с прилегающим форзацем и фальцем скреплены четырьмя металлическими скобами. На прилегающей к переплетной крышке части заднего форзаца в левом нижнем углу наклеен знак переплетной мастерской – кусочек белой бумаги 7х17 мм, на котором в рамке, мелким шрифтом, помещена надпись на немецком языке: H. SPELING DAMPFBUCHBINDERAI LEIPZIG – REUDNITZ Первая строчка обозначает фамилию переплетчика - Шперлинг, вторая его профессию – переплетчик, третья, скорее всего, адрес мастерской. Бумага "Малорусской жизни и природы" – плотная веленевая (как в "Волшебных сказказ" Перро), белая. Форзацная бумага гладкая, как веленевая, а с неокрашенной стороны видно, что бумага техническая, серо-желтая, шершавая, не очень плотная. Основным шрифтом книги, как и в "Божественной комедии", является эльзевир, в том числе его курсивные и титульные элементы. Помимо него употребляется порядка восьми-десяти декоративных шрифтов, многие из которых потом перейдут из "Родных отголосков" в "Живописную Россию" (следущее издание Вольфа, которое мы рассмотрим). Среди них гротесковый, круглый, сплетенный шрифт среднего размера, курсивные шрифты разных кеглей с засечками в виде "капелек", оттененный шрифт среднего кегля (белый с черной тенью). Для разнообразия встречается на титульном листе и обыкновенный шрифт маленького кегля (наподобие использованного в "Волшебных сказках"Шарля Перро шрифта Ревильона), и титульный (мельчайшего кегля) книжный эльзевир (как из словолитни Лемана). Видимо, в этом издании Вольф решил похвастать достижениями своей словолитни. Получилось, надо сказать, чересчур аляповато (на одном титульном листе, к примеру, соседствует вариантов десять шрифтов разного кегля и стиля). К декоративным элементам оформления книги относится украшение переплета плоскоуглубленным тиснением – золотом и черной краской. Первое, что обращает на себя внимание – это невероятно огромная плетеная буква "Р" в заглавии "Родных отголосков" (второе название книги, кстати, на переплете не указано). От этой буквы "Р", расположенной ближе к корешку, как будто разворачивается свиток, на котором крупным шрифтом дописано слово "родные". Чуть ниже – нечто похожее на два подогнанных друг к другу блока с надписью "отголоски" (в первом, квадратном блоке – буква "О", во втором, прямоугольном – остальные буквы). При этом межбуквенное пространство трех встречающихся в слове букв "О" как будто вырезано в блоке, и сквозь зияющие отверстия пробиваются различные злаки и травы. Вообще, задний план заглавия составляют деревья, ближе – травы. Внизу, под блоком с надписью "отголоски", на траве лежат всевозможные музыкальные инструменты. Между ними либо на земле, либо на на разбросанных среди растений лентах написанны фамилии поэтов и писателей: Пушкин, Фет, Плещеев, Никитин, Мей, Толстой, Минаев, Кольцов, Шевченко. Скорее всего, как и другие иллюстрации по рисункам Каразина, клише для передней крышки переплета гравировал А. Паннемакер: в фамилии «Толстой» буква «й» отпечатанна в зеркальном отображении (видимо, гравер не увидел разницы). Все, изображенное на переднем плане, тиснено золотом, а тень на золотых объектах – черным. Весь задний план вытиснен черным. Причем сквозным фоном тисненой картинки является зеленый коленкор переплета. Вся эта композиция заключена в двойную линейную прямоугольную рамку, тисненную золотом, а она, в свою очередь, в прямоугольную рамку побольше, тисненную черной краской. На задней крышке переплета – плоскоуглубленное красочное (черное) тиснение в виде рамки, напоминающей своими очертаниями барельеф. Сложная черная многослойная рамкауглы и стороны задней крышки ипереплета, оставляя пространство внутри свободным от рисунка. Обрезы «Родных отголосков» с трех сторон покрашены в красный цвет, что вместе с перегруженной декоративными элементами передней крышкой переплета зелено-золтого с черным цвета не просто впечатляет, а отпугивает (хотя вполне возможно, что по представлениям покупателя «средней руки» конца XIXвека именно так и должно выглядеть подарочное издание - ярко, броско, с картинками, и чтобы побольше золота). Помимо двух наборных инициальных шрифтов, в книге имеются восемь гравированных инициалов-заставок к стихотворениям. Все буквицы нарисованны художником Н.Н.Каразиным и гравируются в технике торцевой ксилографии известным французким гравером А. Паннемакером, воспроизведены в книге высокой печатью. На каждой такой буквице можно прочитать фамилию художника и гравера (как и на любой другой иллюстрации книги). В тексте встречаются инициалы как орнаментального характера (растительная, плетенная, малоузнаваемая буква «В» в предисловии), так и сюжетного – например, в стихотворении «Соловьи» начальная буква «К», заняв четверть страницы, иллюстрирует сцену, описанную двумя первыми строками стихотворения: Качая младшего сынка, Крестьянка старшим говорила… Есть в "Малорусской жизни и природе" буквицы и аллегорического характера: так, в стихотворении «Дон» большая, очень красивая (но узнаваемая только в контексте) буква «Х» представляет собой скрещенные копье и ружье, оплетенные виноградной лозой со зрелыми гроздьями, и несет в себе символику казачьей вольницы. Инициалы могут быть как небольшими, так и занимать все пространство слева и сверху от текста. Политипажом во второй части «Родных отголосков» является выгравированная надпись «Оглавление», на которой через внутрибуквенное пространство объемных белых букв пропущенны скрученные лентами колосья и травы, на самих буквах сидят птицы. В таком виде эту надпись-политипаж можно использовать в разных изданиях. Вообще в тексте есть небольшие и средние иллюстрации, которые можно было бы причислить к политипажам, но мне кажется, что делать этого нельзя, поскольку, во-первых, на всех стоят инициалы или полностью написаные фамилии Н.Н. Каразина и А. Паннемаркера, а во-вторых, среди них довольно мало композиций, не связанных или слабо связанных с текстом. В книге имеется одна концовка-виньетка (в конце стихотворения «Вечер» - ажурная, вытянутая по горизонтали, высотой 1 см. Водяных знаков (филиграней) в "Малорусской жизни и природе" нет. На титульном листе имеется видоизмененный со времени "Божественной комедии" издательский знак М.О. Вольфа. Теперь его наложенные друг на друга инициалы (буквы латинские) расположены на самом настоящем гербе (линии герба четкие, без украшений и закруглений, как на предыдущем знаке). Надпись на развернутом позади герба свитке (кстати, теперь он развернут строго горизонтально, не собираясь в круглые складки) также изменилась. Теперь она гласит "F.A.D. 1848" – Вольф передвинул дату начала своей издательской деятельности на два года раньше, по сравнению со старым знаком. Иллюстрации к "Малорусской жизни и природе" рисовал, как уже говорилось, Н.Н. Каразин, гравировал А. Паннемакер. По информации "Илюстрированного каталога", рисунков в книге 98, все они выполнены в технике торцовой гравюры на дереве, воспроизведенены высокой печатью. Иллюстрации в книге расположены внутри, в начале и в конце текста. Полосных иллюстраций нет. Общий цвет гравюр – серый (гравюры одноцветные, тоновые); иллюстрации в книге большей частью художественно-образные, изображающие в основном сцены быта, работы и отдыха малорусских жителей, иногда - исторические сцены, связанные с текстом. Много небольших, тонко выполненных иллюстраций, играющих роль концовок (иллюстрации-концовки есть в конце каждого стихотворения): на них может быть изображена сидящая на цветущем кустарнике птица или летящий шмель, или какая-нибудь подобная картинка, изображающая природу Малоруссии. Такая картинка, может, например, распологаться в центре чистого листа в конце крупного раздела (когда текст кончился на предыдущей странице) напротив находящегося справа шмуцтитула, открывающего следующий раздел. Также картинка может находится на оборотной стороне шмуцтитула, в центре листа, напротив страницы с текстом. Фронтисписа в издании нет. К титульным элементам "Малорусской жизни и природы" относится переплет, поскольку на его передней крышке, хоть и не полностью, отражено название книги, аванттитул (с названием книги и ее характеристикой – "сборник стихотворений"), колонтитул (со сведениями о цензуре, использованных шрифтах и месте издания книги), титульный лист и четыре шмуцтитула, отражающих на чистом листе, без украшений, названия четырех разделов книги: "Степь", "Окно", "Хутор", "Были минувшего". В "Малорусской жизни и природе" титульные элементы, в отличие от многих других подарочных изданий Вольфа, имеют традиционное расположение, аванттитул предваряет титульный лист, с левой стороны от которого находится колонтитул; шмуцтитул следует за титульным листом и отражает название того или иного раздела книги.Из особых букинистических качеств книги можно выделить наличие на ее титульном листе издательского знака М.О.Вольфа (нового образца) и наличие на заднем форзаце марки переплетной мастерской. Общий художественный стиль книги можно определить как реализм: многочисленные иллюстрации вполне реалистичны, можно сказать рисованы с натуры Н.Н. Каразиным (в предисловии к книге М.О. Вольф называет его "художником-туристом"). Если не обращать внимание на оформление переплета книги, истинно вольфовское, тяготеющее к стилю ампир, издание производит очень благоприятное впечатление и по своим внешним характеристикам подходит под определение стиля реализм, как и следующее рассматриваемое нами издание: Живописная Россия. Отечество наше в его земельном, историческом, племенном, экономическом и бытовом значении (1881-1901)

«Живописная Россия» – это монументальное творение множества авторов, художников, фотографов, типографов, которые принимали участие в его создании. Это великолепное иллюстрированное издание под общей редакцией П.П.Семенова Тянь-Шанского, вице-председателя императорского русского географического общества, стало самой обширной энциклопедией, посвященной России. В «Живописной России» в статьях и очерках зарисованы все уголки нашей обширной страны (на тот момент она была еще шире), даже такие, которые нигде и никогда раньше не были описаны. Таким образом, издание это стало своего рода и научным трудом и бесценным описанием России конца XIXвека. Вот как охарактеризована готовящаяся к выходу «Живописная Россия» в «Иллюстрированном каталоге» Вольфа: «Издание это, предпринятое М.О.Вольфом в начале второго 25-летия его издательской деятельности, по своему внутреннему характеру представляет все данные, способные вызвать к нему горячее сочувствие публики: предмет – дорогой для каждого русского, любящего и желающего как следует изучить свое отечество, - литературная и ученая обработка его первоклассными и любимейшими нашими писателями, - редакция его одним из известнейших наших специалистов-ученых, - рисунки лучших наших художников. В типографском отношении будут употреблены все старания сделать сделать это капитальное издание самым замечательным из всех появившихся до сих пор в русской книжной торговле». Полное издание «Живописной России», законченное уже после смерти Вольфа его преемниками, составляло 12 томов, 19 книг, содержало 6984 страницы текста и 3815 иллюстраций, из них 400 – большие картины во всю страницу, гравюры на дереве и цинке, фотоцинкографии с натуры и прочие. Издание было ценно также тем, что каждый подписчик журнала «Новь» (в последствии он стал называться «Новый мир») мог бесплатно в приложение к журналу получать крупноформатные тома «Живописной России». Было разослано около 65000 томов «Живописной России». Это делалось для того, чтобы хоть частично покрыть огромные расходы на печатание дорогого, заранее убыточного издания. Помимо того, что «Живописная Россия» выходила как приложение к журналу «Новь», она также продавалась за наличные деньги (это был не совсем тот вариант, который рассылался подписчикам «Нови» – он имел форзацы, сделанные под парчу, обилие золота на переплете, золотой обрез). Но вследствие того, что книга стоила дорого и плохо раскупалась, в подарочном варианте вышел лишь первый том «Живописной России» (книга 1 и 2). Эта информация получена из «Каталога-перечня изданий товарищества М.О. Вольф 1853-1913». Сразу после завершения издания «Живописная Россия» уже считалась библиографической редкостью. Дело в том, что ее нельзя было купить целиком, в полном виде: во время пожара на книжных складах товарищества Вольф сгорел почти весь запас готовых уже томов и листов, а печатание заново всех сгоревших томов не представлялось возможным из-за дороговизны издания.

Формат «Живописной России» составляет 2° (in folio). Формат книги в сантиметрах – 37х28 см – самый большой из расматриваемых в этой работе подарочных изданий Вольфа. Переплет цельноколенкоровый, красного цвета, мелкоморщинистой фактуры (под кожу). Корешок гладкий, офрмленный как бинтовой. Под корешком сверху и снизу – белые капталы с утолщенным бело-оранжевым краем. Следует отметить различие между подарочным и подписным вариантом «Живописной России», рисунки для которого (как и для и титульного листа ) были сделаны художником Н.С. Самокишем. На передней крышке переплета, в обрамляющей ее двойной узорной рамке с зазубринами, располагается, собственно, картина Самокиша. Центральную ее часть занимает развевающийся стяг с написанным на нем заглавием книги (буквы очень большие, орнаментированные). Внизу край стяга загнулся, и стало видно, что на его обратной стороне надпись: «Издание товарищества М.О. Вольф». Сверху стяг поддерживает клювом двуглавый орел с раскинутыми крыльями (над его головой вырисовывается корона Российской империи). Все свободное от этой композиции место внутри рамки заполнено веточками дуба с листьями и желудями. Рамка, орел, ветки и свиток преимущественно красно-черные (углубленное тиснение черной краской на красном коленкоре), с небольшими вкраплениями золота. Задний фон композиции внутри рамки золотой, но на этом золотом фоне выступает тонкий красный геометрический узор, чем-то напоминающий зубцы Кремлевской стены. Видимо, узор этот получен на крышке переплета за счет «слабого» углубленного тиснения золотом фона, оставляющего между элементами тиснения тонкие просветы красного коленкора (определенного рисунка, разумеется). Оригинальный задний фон композиции своим внешним видом напоминает парчу. Корешок книги гладкий, но оформлен как бинтовой, с черным и золотым углубленным тиснением. Поперечными узорными полосами корешок поделен на пять секторов, в которых сверху вниз распологаются : герб России, название книги, гербы различных российских губерний, название тома, номер книги (первая или вторая), герб Москвы и чуть возвышающийся над ним древний шлем, как у русских князей. Задняя крышка переплета обильно украшена плоскоуглубленным красочным тиснением черного цвета. Эти украшения представляют собой многочисленные рамки (одна в другой) с растительными и геометрическими орнаментами. В центре, внутри рамки, заполненной похожими на звезды геометрическими узорами, находится обведенная в прямоугольную линейную рамку надпись: «Бесплатное ежемесячное приложение к журналу «Новь» на (к примеру) 1897 год. №7-12. Май по октябрь». Соответственно каждому тому (и его части) в этой надписи меняется обозначение года, месяцев и номеров журнала. В самом низу, на задней крышке переплета в одной из рамок мелкая тисненая надпись: «Паровая переплетная тоаврищества М.О. Вольф». Форзацы книги приклейные, из гладкой бумаги, с коричневыми орнаментами на бежевом фоне с внутренней стороны форзаца. На обрез с трех сторон нанесены волнистые тонкие голубые и красные полоски. Теперь о подарочном варианте. На его переплете больше золота. Так, на задней крышке расположены совсем другие узорные рамки (нет также надписи «Бесплатное ежемесячное приложение…»), в одной из которых, самой широкой, в семи кругах изображены различные сцены российской жизни (практически все тиснено золотом). Обрез книги с трех сторон золотой, форзацы из шикарной рельефной бумаги, цветным узором и фактурой очень напоминающей парчовую ткань. Бумагой «Живописной России» является веленевая – гладкая, бесфактурная, белая. Она тоньше, чем веленевая бумага «Родных отголосков» и «Волшебных сказок» – думаю, этого требовало издание, имевшее в каждой книге большое количество страниц. Первый том «Живописной России» в подарочном варианте был отпечатан на слоновой бумаге. Основным шрифтом «Живописной России» является обыкновенный миттель (высота кегля – 14 пунктов). Помимо этого, в книге встречается огромное число декоративных шрифтов, многие из которых «перекочевали» в издание из «Родных отголосков». Много инициальных шрифтов (в основном на титульных элементах), в которых буквы доведены узорами до неузнаваемости. Встречается здесь и эльзевир, и гротеск, и многие другие шрифты, перечислить которые нет возможности. Шрифты одноцветные, черные. Декоративные элементы оформления издания , и, прежде всего, это гравированные инициалы, которых в 12-ти томном издании очень много (они открывают каждый очерк). Все рисованны разными художниками, гравированны разными мастерами. Соответственно, провести их классификацию практически невозможно – настолько они отличаются друг от друга по стилю и композиции. Хотя способы воспроизведения как декоративных элементов, так и иллюстраций на протяжении времени издания «Живописной России» менялись не раз, мне кажется, что большинство буквиц (а также концовок, политипажей) выполнено в технике торцевой гравюры на дереве и воспроизведено в книге высокой печатью. Концовки в конце очерка чаще всего выполнены в виде орнаментальных композиций, решенных в русском народном стиле (надо заметить, что концовок в книге мало). Концовки в оглавлении могут представлять собой рисунок цветущей ветви или что-то подобное, ненавязчивое и радующее глаз. К политипажам относится объемные надписи «Оглавление» и «Конец ( номер) тома», отличающиеся растительным или предметным фоном из тома в том, но периодически повторяющиеся. Заставок и виньеток, филиграней, экслибрисов и суперэкслибрисов в наличии не наблюдается. Полное издание «Живописной России» содержит 3815 иллюстраций (из которых 400 – полосные), включая торцовые гравюры на дереве, гравюры на цинке, фотографии с натуры и прочее. Значительная часть иллюстраций была подготовлена для издания , когда способ воспроизведения иллюстраций еще не достиг уровня середины 1890-х годов, поэтому большую часть иллюстраций составляет торцовая гравюра на дереве (недаром «Живописную Россию» называли памятником ксилографского искусства) которая была воспроизведена, соответственно, высокой печатью. В последних, вновь напечатанных, томах большинство иллюстраций было заменено новыми, снятыми с фотографий. Стоит ли говорить, что практически все иллюстрации в книге документального характера, кроме, пожалуй, вклееного между контртитулом и титульным листом фронтисписа (торцовая ксилография, высокая печать), на котором художник Самокиш попытался отобразить идею многонациональности России. Напротив фронтисписа, на контртитуле расположилась декоративная композиция, объединившая царскую символику и гербы российских губерний. Общий цвет иллюстраций – серый, место размещения – внутри текста, кроме полосных иллюстраций, расположенных на отдельных, чистых с обратной стороны листах. В создании иллюстраций к 12-ти томам издания принимали участие многие художники, наиболее известные – Н. Каразин, И. Панов, Г. Седов; в оглавлении в конце каждого тома указывается название иллюстрации, помещенной в данном очерке и имя создавшего ее художника. В аннотации, посвященной «Живописной России» в «Иллюстрированном каталоге» Вольфа, указано, что иллюстрации к изданию «резаны на дереве Брендамуром в Дюссельдорфе, Клоссом в Штутгарте, Паннемакером в Париже, а равно лучшими нашими граверами в Петербурге и Варшаве». Общий стиль иллюстраций – реализм. К титульным элементам «Живописной России» относится ее переплет, аванттитул с изобразительной композицией, объединившей в себе монаршескую символику и гербы различных губерний России, титульный лист и многочисленные шмуцтитулы, предваряющие тот или иной очерк (шмуцтитул располагается на странице справа, с обратной его стороны страница чистая). Из особых букинистических качеств книги можно отметить расположенный на титульном листе издательский знак Вольфа, меняющийся несколько раз на протяжении всех томов. Знак в первом (1881 г.) томе – такой же, как на титульном листе «Родных отголосков» – строгий вензель с инициалами издателя и 1848 годом как датой начала его издательской деятельности. Затем, в 1883 году, знак поменялся - теперь он напоминает круглую печать, по внутреннему краю которой написано «Товарищество М.О.Вольф», внутри круга – изящные инициалы «М.В.» (нужно отметить, что 1883 год – это год смерти Вольфа). Позже, уже в 1890-х годах, внутри круглого издательского знака Вольфа помещен двуглавый орел. Общий художественный стиль книги можно определить как реализм. Этому способствует строгое внутреннее оформление книги: обыкновенный шрифт, иллюстрации документального характера, фотографии. Конечно, переплет живописной России», как и других крупноформатных подарочных изданий Вольфа, оформлен ближе к стилю ампир, но все же он воспринимается отдельно от книги, и общее впечатленее от издания таково: в его оформлении преобладает стиль реализм, что не удивительно для издания рубежа XIX-XXвеков. Самым шикарным изданием М.О. Вольфа можно назвать «Фауста» Гете. Вот как в общих чертах описана эта книга в «Иллюстрированном каталоге книг книгопродавца-издателя М.О. Вольфа»: «Самое популярное творение немецкого поэта является в предлагаемом издании в великолепном виде, делающим его изящнейшим украшением гостиной, прекрасным подарком и драгоценной принадлежностью библиотеки каждого любителя книг. Громадные трудности, которые представляло до сих пор иллюстрирование «Фауста», преодолены американским художником Лизен-Майером вполне, а рядом с замечательными и по своей композиции и по своему исполнению картинами Лизен-Майера стали украшения другого мастера, Зейтца, в стиле немецких старинных изданий. Выставленные в свое время в Петербурге, оригинальные картины Лизен-Майера к «Фаусту» обратили на себя общее внимание, а сплошь и рядом похвальные отзывы критики подтверждают, что Лизен-Майер далеко превзошел других иллюстраторов «Фауста»: Каульбаха, Крелинга и других». Такое хвалебное описание вполне оправдано: «Фауст» в издании Вольфа действительно великолепен. Его по праву вполне можно считать одним из лучших иллюстрированных изданий конца XIXвека. . Формат «Фауста» составляет 2°. По информации «Иллюстрированного каталога», большой том поступил в продажу в трех вариантах: в тисненом золотом и серебром переплете (стоимостью 25 рублей), в таком же шагреневом переплете (30 рублей) и без переплета (20 рублей). Теперь о бумаге. в роскошных подарочных изданиях Вольфа форзацы были немаловажным элементом оформления книги (вспомним хотя бы «Живописную Россию»), и не в его правилах было для форзацев в книгах такого рода выбирать простенькую веленевую бумагу. Следующий сорт бумаги был использован для одного листа «Фауста» – титульного. Это слоновая бумага, плотная, гладкая, без ярко выраженной фактуры, характерно желтовато-бежевого цвета. Титульный лист «Фауста» оформлен в стиле модерн, совершенно отличном от общего стиля издания, и слоновая бумага как нельзя лучше подчеркивает индивидуальность титула этой книги. Еще один очень интересный сорт бумаги использован только для гравюр по рисункам художника Лизен-Майера (их в книге пятьдесят, поэтому листов плотной бумаги, на которой они отпечатаны, тоже пятьдесят). Эта бумага для гравюр по качеству, цвету и фактуре очень напоминает современную бумагу для акварели, только первая в два-три раза толще. Бумага без блеска, пористая, плотная, как картон, с ярко выраженной фактурой, желтовато-бежевого цвета. На вид – очень плотная рисовальная бумага. В связи с этим можно привести цитату из книги С.Ф.Либровича «На книжном посту», которая наводит на мысль о происхождении этой бумаги: «В 1870-х годах у М.О.Вольфа явилась мысль издать «Фауста» по-русски с только что появившимися в Мюнхене великолепными картонами Лизен-Майера числом 50». Либрович упоминает о «картонах» Лизен-Майера и, действительно, бумагу, использованную в «Фаусте» для печатания гравюр художника сложно назвать по-другому. Это на самом деле тонкий картон – видимо, Вольф хотел воспроизвести в книге гравюры целиком и полностью такими, какими они были в оригинале – на «картонах». В качестве прокладки между гравюрами и листами книги служат листы рисовой бумаги. Бумага белая, тонкая, на просвет видна шелуха. Лист рисовой бумаги всегда прокладывается со стороны изображения на гравюре, независимо от местонахождения гравюры в книге. Последний из используемых в «Фаусте» сорт бумаги – наиболее часто употребляемый. Это бумага, на которой напечатан текст и иллюстрации в тексте. Бумага белоснежная, напоминающая современную альбомную, но более тонкая. Поверхность ее немного шероховатая, как будто бархатная. Это особый сорт белой веленевой бумаги, имеющий большую сопротивляемость к истиранию, более нежный, чем обычно используемый в издания Вольфа сорт веленевой бумаги. Основным шрифтом «Фауста» можно считать уже знакомый нам Эльзевир Вольфа – такой же, как в «Божественной комедии» и «Родных отголосках». Он используется как в своем первозданном виде, так и в различных вариациях. Для текста книги и оглавления используется обычный Вольфовский эльзевир, небольшого кегля, черный. Для выделения действующих лиц, их имена в тексте набраны курсивным эльзевиром. Надписи, предваряющие крупные разделы книги («Оглавление», «Посвящение», «Пролог в театре», «Пролог на небесах» и так далее) – обычно они расположены на шмуцтитулах – набраны суженым прописным эльзевиром красного цвета. Первая буква каждого слова в такой надписи является инициалом, тоже красного цвета (скорее всего, для них составлялся особый инициальный шрифт). Кроме вышеуказанного, в «Фаусте» есть еще один инициальный шрифт. Такой инициал открывает стих каждой новой сцены, по высоте он всего лишь в два-два с половиной раза превышает прописную букву эльзевира (используемого в «Фаусте» кегля). Инициал с засечками, похож на широкий эльзевир скелетного типа. Внутри и вокруг такого инициала расположены линейные орнаменты, тонкие и не отвлекающие внимания от самой буквы (то есть она вполне узнаваема и не теряется в окружающих ее узорах). Такой же инициальный шрифт, но с небольшими изменениями, мы могли наблюдать на титульном листе «Родных отголосков». Различие лишь в том, что, например букву «Н» в «Фаусте» наложен такой же орнамент, какой был на букве «В» в «Родных отголосках». А буква «Н» в «Родных отголосках» была с таким же орнаментом, что и орнамент, наложенный на букву «К» в «Фаусте». То есть буквы широкого скелетного эльзевира остались те же, узоры, их украшающие – те же, просто они поменялись местами. Так или иначе, этот тонкий инициальный шрифт в виде отдельных буквиц прекрасно сочетается с эльзевиром основного текста, не перегружая лист декоративными элементами и дополняя иллюстрации. На оборотной стороне титульного листа «Фауста» для выходных данных используется два типа шрифтов: первый – прописной. Вольфовский эльзевир – вверху страницы и второй, очень похожий на прописной книжный эльзевир Лемана – внизу страницы. Нельзя не отметить и следующие подарочные издания товарищества М.О. Вольфа:

1. Карманная хозяйственная библиотека. Собрание наставлений и руководств по части сельского хозяйства и домоводства. 4 серии. Всего 20 томов, или 80 наставлений. В 16 д.л. Спб-Москва, 1856-1859.

2. Картинные галереи Европы. Собрание замечательных произведений живописи в гравюрах на стали и дереве, с объяснительным текстом и приложением портретов и биографий знаменитых художников под редакцией А. Андреева. Галереи Германии. 3 т.т. В 4 д.л. 147 гравюр на стали, с портретами художников и многими рисунками. Спб, 1863-1872.

Собрание замечательнейших произведений живописи, ваяния и зодчества, находящихся в Италии под редакцией А. Андреева. С 36 гравюрами на стали и 24 большими рис. на дереве. В 4-ю долю листа. 2 т.т. Спб., 1878. Собрание знаменитых картин музеев Спб., Лондона, Вены, Рима, Венеции, Флоренции, Дрездена, Берлина, Амстердама, Парижа, Мюнхена, и др. 100 цветных копий-facsimile. Текст профессора А. Филиппи. В 4-ю долю листа. Спб., 1904.

3. Готтенрот Ф. История внешней культуры. 2 т.т. 240 хромолитографий. Спб., 1900- 1902.

4. Архив графов Мордвиновых. 10 т.т. Спб., 1901-1903.

5. Мир искусства. Художественный иллюстрированный журнал. 1899-1904. По 12 номеров в год.

6. Мишо Г. История крестовых походов. С 32 рис. Густава Доре. Спб., 1884.

7. Молитвослов. Роскошное издание. С орнаментами в Византийском стиле. 260 хромолитографических страниц в красках и золоте по рис. архитектора К. Леве. С 12 изображениями святых по рис. академика Ф. Солнцева.[ Б.г.]

8. Радецкий И.М. Альманах гастронома. Спб., 1877.

9. Библия или священные книги Ветхого и Нового Завета. С 230 рис. Густава Доре. В 3-х золототисненных кожаных переплетах. Спб., 1876-79.

10. Бильбасов В.А. Исторические монографии. 5 т.т. Спб., 1901.

11. Зеленая библиотека. Собрание книг для детей и юношества. 22 т.т. Спб., 1882-1897.

12. Золотая библиотека. Новая коллекция книг для детей в изящных изданиях, в оригинальных золототисненных переплетах с золотым обрезом. 26 т.т.

13. Забавы и рассказы. Сборник статей А.Пчельниковой для детей первого возраста (6- 10 лет). 6 т.т. Спб., 1863-1866. В картонаже с золотым конгревом. Эти книги так любили читать в Императорской семье.

14. Знаменитая серия М.О. Вольфа:

а. Жизнь знаменитых греков, изложенная по Плутарху Альфонсом Фелье. Спб., 1904.

б. Жизнь знаменитых римлян, изложенная по Плутарху Альфонсом Фелье. Спб., 1872.

в. Жизнь знаменитых детей. Черты из детства великих людей. Очерки по сочинениям Евгении Фоа и др., сост. М. Никольским. г. История знаменитых путешествий и путешественников. Великие путешественники 18-го столетия. Спб., 1886.

15. Наша библиотека. Собрание лучших книг для детей всех возрастов. Здесь представлены 15 томов произведений Л.А. Чарской, К. Лукашевич и т.д.

Книжные сокровища России

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?