Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 725 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Соколов П.П. Иллюстрированный альбом к роману «Евгений Онегин» А.С. Пушкина. 48 неизданных рисунков академика Павла Петровича Соколова. 1855-1860. Москва, 1892.

Фототипии К.А. Фишер. Москва, издание В.Г. Готье, 1892, [2], 40 л.л. фототипий (комплект!). Тираж 200 нумерованных экземпляров, из коих 25 печатано на японской бумаге, а остальные 175 — на веленевой. Наш экземпляр №28. В великолепном красном коленкоровом издательском составном переплете с тиснением золотом на крышках и корешке. На передней крышке тиснением золотом: рамки геометрического орнамента; в центре имеется глубокий ковчег, внутрь которого наклеена издательская литографированная обложка по рисунку С. Контендинтова. На задней крышке тиснением золотом: рамка геометрического орнамента, инициалы «Е.О.», мотивы растительного орнамента. Корешок из красного марокена с богатым тиснением золотом. Форзацы из вощёной бумаги под «павлинье перо». Тройной золотой обрез. Формат: 38х29 см. Весьма желанная книга для многих поколений библиофилов!


 

Библиографическое описание:

1. Смирнов-Сокольский Н.П. «Рассказы о книгах». Издание второе. М., 1960, стр. 320-325.

2. Международная книга. Антикварный каталог №54. Книги по искусству и иллюстрированные издания. Москва, 1934, №662.

3. Дар Губара. Каталог П.В. Губара. М., 2006, стр. 21-22. Присутствуют все издания «Евгения Онегина», но нашего нет!

4. Книги и рукописи в собрании М.С. Лесмана. Аннотированный каталог. М., 1989, стр. 179-180. Присутствуют почти все издания «Евгения Онегина», но нашего нет!

В 1892 году альбом был отпечатан в московской типографии А.И. Мамонтова. Фототипии рисунков исполнены в мастерской московского фотографа Карла Андреевича Фишера (1859-1923), деятельность которого как издателя открыток, каталогов и художественных альбомов была хорошо известна современникам. К сожалению, оригиналы рисунков при этом уменьшили с 33х22 см. до 23х15 см., что, естественно, значительно ухудшило их восприятие. Публика, тем не менее, встретила новые иллюстрации к бессмертному пушкинскому роману с большим интересом. Особенно, порадовались библиофилы. Альбом пользовался успехом ещё и потому, что графические работы Соколова отличались не только высоким художественным вкусом, но и глубоким историзмом. Вот что писал о воплощении образов «Онегина» сам художник: «Это типы чисто русские, и олицетворены они в героях и героинях, принадлежащих давно прошедшему времени и известному обществу со всеми его особенностями, ныне исчезнувшими, стёртыми общим культурным ростом и громадными преобразованиями, пережитыми Россией с половины 50-х годов».

В своей знаменитой книге «Рассказы о книгах» Н.П. Смирнов-Сокольский писал:

Из более поздних иллюстраций к произведениям Пушкина наиболее значительными надо признать выполненные в 1855 — 1860 годы карандашные рисунки к «Евгению Онегину» художника Павла Петровича Соколова. Рисунки Павла Соколова к «Евгению Онегину», в количестве 48, были мастерски исполнены свинцовым карандашом. Под ними, карандашом же, рукой художника был написан и весь текст «Евгения Онегина». Годы выполнения рисунков были еще довольно близки к пушкинской эпохе, и можно поверить, что подлинниками «восхищались многие современники Пушкина и люди, близкие столь рано погибшему поэту». В кружке А. Хомякова Павла Соколова называли «творцом Татьяны», а ректор Академии художеств П. Клодт предлагал даже собственные средства на издание рисунков. Издание, однако, не состоялось, так как весь альбом рисунков к «Евгению Онегину» пропал у художника при обстоятельствах, о которых я попытаюсь рассказать ниже. Разыскать альбом удалось только в 1892 году издателю В.Г. Готье, который тут же поспешил издать его фототипическим способом. Альбом был напечатан в количестве 200 экземпляров (из них — 25 нумерованных, роскошных, на японской бумаге) и ныне, в свою очередь, стал редкостью. Фототипии рисунков, выполненные К. А. Фишером в уменьшенном против оригиналов размере (с 33 X 22 до 23 X 15 сантиметров), даже и частично не передавали всей прелести подлинных рисунков. Однако альбом имел шумный успех, разошелся мгновенно, и достать экземпляр (у меня №3 на японской бумаге) удалось с немалым трудом.

В предисловии к альбому издатель его В. Готье рассказывает, что подлинник «удалось открыть в библиотеке одной дамы, принадлежащей к высшему московскому обществу». Ни имени «дамы», ни обстоятельств, при которых попал к ней альбом, в предисловии не сообщается. В своих воспоминаниях художник Павел Соколов писал: «Нужда не давала, мне возможности сосредоточить все мои произведения в; одном месте, или хранить их у себя. Тогда я продавал свои труды за бесценок, а многие пропали даром. Так, например, мои иллюстрации к «Евгению Онегину» я оставил в Москве у Булгакова (речь идет о Константине Булгакове, «гениальном повесе», как его называли в сороковых годах), не желая везти их в Петербург. Булгаков умер, имущество его было описано и продано, в том числе были проданы и мои рисунки».

Автор воспоминаний тут же ставит сам под сомнение эту свою гипотезу: «Не могу утверждать,— пишет он,— но предполагаю, что Булгаков продал их еще при жизни, на что меня наводит письмо, полученное мною от Л. Майкова 4-го января 1894 (?) года, в котором он сообщает мне, что после долгих розысков он, наконец, узнал, где находятся рисунки к «Онегину». Они были куплены у Булгакова Дмитрием Аркадьевичем Столыпиным и подарены Марии Афанасьевне Катковой, урожденной Столыпиной, по первому браку — княгине Щербатовой, ныне жене Михаила Каткова, сына знаменитого Михаила Никифоровича». Академик Л. Н. Майков во всем этом был совершенно прав. После долгих путешествий из рук в руки этот альбом подлинных иллюстраций Павла Соколова сейчас находится в моей библиотеке. На листе форзаца имеется собственноручный экслибрис «дамы из высшего московского общества»: «Княгиня Мария Афанасьевна Щербатова, урожденная Столыпина». Далее, также собственноручная надпись Дмитрия Столыпина:  «Альбом этот продал мне Константин Булгаков за сто рублей. Несмотря на мое предложение, он не желал взять более, потому, что именно эту сумму заплатил художнику Павлу Соколову.

Дмитрий Столыпин». «Благородство» Булгакова, как мы теперь знаем, было весьма относительным. Он не заплатил Павлу Соколову даже и этих ста рублей. Можно, кстати, подивиться и отсутствию щепетильности у представителей «высшего московского общества». Репутация Булгакова была всем достаточно известна, сам художник Павел Соколов был еще жив и тщетно разыскивал свои рисунки. А в это время представители знати — человек с громкой фамилией Столыпиных, дальний родственник (по бабке Арсеньевой) поэта Лермонтова, и «дама высшего общества» — ближайшая родственница хозяина «Московских ведомостей» М.Н. Каткова, за сто целковых покупают пятилетний труд живого художника и молчат! Когда в 1892 году дотошный издатель Готье нашел этот альбом в библиотеке «дамы высшего общества», художник Павел Соколов тоже еще здравствовал. Волей-неволей, пришлось обратиться к нему, в то время уже академику, за разрешением на напечатание. Художник согласился, но альбом, по-видимому, ему были вынуждены вернуть. По крайней мере, в книжной лавке, где мне его продали уже в наше время, заверяли, что он идет от наследников самого Павла Соколова. Альбом чудесной сохранности. Переплетен в Париже в оригинальный кожаный, с медными застежками, переплет.

Рисунки нетронутой свежести. Отсутствует общий выходной лист, перепечатанный Готье, очевидно, со специально нарисованного Павлом Соколовым оригинала, и один рисунок, которого нет и в перепечатке Готье. О нем под подписью Дмитрия Столыпина на листе форзаца оригинала альбома есть его же приписка: «Лучшая из картинок «Письмо Татьяны» — осталась у Булгакова». Любопытно, кому ее продал «гениальный повеса» сороковых годов? Много лет я безуспешно разыскивал это «Письмо Татьяны». Годом позже, в 1893 году В. Готье выпустил «подарочное» издание «Евгения Онегина», в котором поместил 6 фотокопий и несколько виньеток из того же альбома П. Соколова. Рисунки Павла Соколова на мотивы «Евгения Онегина», вне всякого сомнения, являются интереснейшими иллюстрациями к этому произведению. Сколько раз я предлагал нашим издательствам сделать их перепечатку, но все как-то у работников издательств «не доходят руки». Жаль! Может быть эта удача нас ждет впереди, будем надеяться и ждать.

 

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?