Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 361 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Данте Алигьери. Божественная комедия: В 3 т.т. В 2-х книгах. Перевод Д. Минаева. С 87 рисунками Густава Доре. СПб. - [Лейпциг]: Товарищество М.О. Вольфа, [1874-1879].

Книга 1: Т. 1. «Ад» - 32,5х26,5 см., 257 с. Книга 2: Т. 2, 3 «Чистилище» и «Рай» - 32,5х26,5 см., 320 с. + 305 с. Экземпляр в издательских цельнокожаных (шагреневых) переплетах с золотым тиснением по корешку и на крышках, тройной золотой обрез, в хорошем состоянии. На передней крышке блинтовым и золотым тиснением: имя автора, название книги, имена переводчика и иллюстратора, орнаментированная рамка. На корешке золотым тиснением: автор, название, орнаментированные рамки. Составные форзацы из бумаги, имитирующей муар. Был вариант издательских переплётов и в 3-х книгах. Отдельно «Ад», «Чистилище» и «Рай».  Издатель продавал «Божественную комедию» очень дорого: в 2-х книгах по 60 рублей, а в 3-х книгах – по 70 рублей. Отдельно тома продавались Вольфом по 20 рублей. Большая часть тиража вышла в более дешевых красных коленкоровых переплётах. В неразрывной связи с поэтическим текстом "Божественной комедии" находятся и прекрасные иллюстрации всемирно знаменитого художника Густава Доре, дополняющие и поясняющие собой различные эпизоды путешествия великого итальянца в загробный мир. Одно из роскошнейших подарочных изданий середины XIX в. с иллюстрациями Густава Доре. Издание представляет историческую и культурную ценность как памятник книжного и переплетного искусства.

В 1839 году со станка типографии Московского университета сошла первая кантика дантовской поэмы на итальянском языке. Честь единственного русского издания "Inferno" и примечаний к нему принадлежала университетскому лектору Джузеппе Рубини. В северную страну он приехал по приглашению президента Российской Академии наук адмирала А. С. Шишкова и в течение сорока лет увлеченно изучал открывшуюся ему неповторимую культуру. Университетский томик "Ада" предназначался для студентов и готовился весьма тщательно: текст был перепечатан с Падуанского издания "Комедии" 1726-1727 годов, биография одолжена у заслуженного историка итальянской литературы Джироламо Тирабоски, а описание трех сторон запредельного мира сделал сам редактор. В Санкт-Петербургском университете популяризацией дантовской поэмы с энтузиазмом занимался иммигрант, поэт-импровизатор, лингвист И. А. Джустиниани. Столичные владельцы книжных лавок уверяли, что благодаря его усилиям "Божественная Комедия" расходилась в сороковые годы гораздо лучше, чем раньше. В эту пору неожиданной литературной новостью стало переложение "Ада" Е. В. Кологривовой. Многие критики, принимая во внимание важность первого опыта, отнеслись к почину рядовой писательницы сочувственно или, по крайней мере, снисходительно. Единичные суровые приговоры заглушались одобрительными откликами. Второй перевод "Ада" появился на страницах "Москвитянина" за 1853 год.

Его автором оказался врач по образованию Д. Е. Мин. Он занимал кафедру судебной медицины в Московском университете и никогда не мечтал о лаврах профессионального литератора. Впрочем, и в других странах среди переводчиков Данте встречались разные люди: поэты и педантичные профессора, короли и тайные советники. . . Вслед за "Адом" Мин опубликовал "Чистилище" (1874) и, наконец, "Рай" (1879). Свой многолетний подвижнический труд переводчик воспринимал как исполнение художнического и гражданского долга. В предисловии к первой части поэмы он писал: "Не страшусь строгого приговора ученой критики, утешая себя мыслью, что я первый решился переложить размером подлинника часть "Божественной Комедии" на русский язык, так способный к воспроизведению всего великого". По общему мнению, Мину удалось сделать лучший дореволюционный перевод поэмы, но и он далек от совершенства. Автор смог передать "лишь часть образов и выражений подлинника, - писал В. Я. Брюсов. - Правда, важнейшее сохранено, но исчезли оттенки мысли, вся сложность речи и длинный ряд отдельных образов. Интерес к Данте заметно возрос после 600-летнего юбилея поэта в 1865 году. О празднествах в Италии русскую общест­венность информировали два крупнейших ученых - Александр Николаевич Веселовский (1838-1906) и Федор Иванович Буслаев (1818-1897).

В дантоведении Веселовский продолжил и обогатил идеи своего учителя, даровитого профессора Московского университета П. Н. Кудрявцева, автора обширной работы о Данте и его времени. В пятидесятые годы она печаталась в "Отечественных записках". Увлечение Буслаева "Божественной Комедией" имело более давнюю историю. Еще первокурсником он ознакомился с диссертацией Шевырева "Дант и его век", и с тех пор средневековая поэма стала его любимым чтением и предметом кропотливых штудий. В рабочем кабинете Буслаева хранилось пятитомное издание "Божественной Комедии", известное под названием "Минерва" и богатое обширными выдержками из различных комментариев к поэме, от самых ранних до позднейших, датированных двадцатыми годами XIX столетия. "Минерва" вышла в свет в 1822 году в Падуе и затем неоднократно перепечатывалась. В сообщениях из Италии Буслаев рассказывал об удивительной любви итальянцев к своему поэту. Он писал, что во времена австрийского владычества соотечественники Данте, нарушая строжайшие запреты, устраивали тайные собрания для изучения поэмы. Эти толкователи "патриотической библии итальянского народа", сообщал корреспондент, воспитывали в молодой Италии самые благородные чувства: национальную гордость и любовь к истории, искусству, родному языку.

Вскоре после юбилейных празднеств петербургский издатель М. О. Вольф объявил подписку на "Божественную Комедию" с иллюстрациями Гюстава Доре, которые незадолго до юбилея украсили одно из парижских изданий поэмы. Великолепием и добротностью они изумили ценителей и принесли огромный успех художнику. Вольф завязал деловые отношения с его импрессарио месье Мамом, купил право публикации рисунков Доре и заказал перевод "Комедии" популярному в шестидесятые годы поэту Д. Д. Минаеву. Минаев переводил Данте по подстрочнику. Сначала он взялся за срочную работу с большим энтузиазмом, но затем непредвиденные и продолжительные антракты стали возни­кать в его занятиях все чаще и чаще. Случалось, взволнованный издатель посылал людей на розыски переводчика, те искали по всей столице и, наконец, снова возвращали под­гулявшего поэта к рукописи. Чтобы не отвлекаться от принятых обязательств, совестливый Минаев просил приятелей подвергать его "одиночному заключению". В 1874 году он завершил "Ад", но из-за "еретических" картин в этой части поэмы возникли осложнения с цензурным разрешением на ее публикацию.

После многочисленных прошений издателей обер-прокурор Святейшего синода Д. А. Толстой дал им указание представить записку о том, что в своем сочинении Данте воспроизводит средневековые легенды. Записку составили, последовало обещанное разрешение, но с условием, что книга будет достаточно дорога и окажется недоступной для массового читателя. И все же, несмотря на высокую цену, подписчиков нашлось немало. Подписывались столичные интеллигенты и провинциальные купцы, публичные библиотеки, какой-то отдаленный монастырь и даже "Крестьянское общество деревни Суха". Вольфовское издание "Комедии", законченное в 1879 году, разошлось довольно широко, но перевод Минаева мог удовлетворить только самых нетребовательных читателей. Подобного мнения придерживались Брюсов, сведущие критики и авторитетные дантологи. Стих переводчика тяжел, а культура весьма ограниченна, писал, например, И. Н. Голенищев-Кутузов, в начале минаевского перевода терцины еще кое-как, хромая, идут друг за другом, однако чем дальше, тем перевод становится беспорядочней и хуже.

При мысли о Пушкине и Данте невольно вспоминаются стихи:

Зорю бьют. . . из рук моих

Ветхий Данте выпадает,

На устах начатый стих

Недочитанный затих -

Дух далече улетает.

Стихи сочинены в пору пребывания поэта в армии генерал-фельдмаршала И. Ф. Паскевича, командира Отдельного кавказского корпуса. Трудно сказать, какой том "Божественной Комедии" брал с собой Пушкин в 1829 году, отправляясь на Кавказ, но "ветхим Данте" он, безусловно, мог бы назвать старинное и знаменитое издание поэмы в переводе француза Бальтазара Гранжье, который гордился тем, что первый предоставил соотечественникам счастливую возможность читать всю "Комедию" на родном языке. Этот перевод александрийскими стихами, изданный в 1596-1597 годах, был уже четвертой попыткой ввести Данте в мир французской культуры. Предыдущие переложения остались в списках. Аббат Гранжье недостаточно владел поэтическим ремеслом и некоторые выражения, с которыми не справлялся, оставлял на языке оригинала, и все же его текст в трех отдельных томах был большой ценностью. В собрании Пушкина сохранилось только два тома этого антикварного издания. Оба в хорошем состоянии, в прекрасном тисненном золотом марокене с золотым обрезом, гра­вированными титулами и портретом Данте. Переплет явно позднего происхождения, а суперэкслибрис - библиотеки дома Бурбонов. Другое парижское издание поэмы, бывшее собственностью Пушкина, - второй том из собрания сочинений Дантена итальянском языке ("Purgatorio", 1823) с комментариями Антонио Буттура. Кроме этой книги ("Чистилище"), в которой разрезаны лишь начальные двадцать три страницы, поэт располагал упоминавшимися переводами Арто и Дешана. Читал ли Пушкин "Комедию" в подлиннике? Среди его знакомых итальянским владели И. А. Крылов и А. А. Шаховской, А. С. Норов и Н. И. Бахтин, С. Е. Раич и Ф. Н. Глинка, А. С. Грибоедов и Д. В. Дашков... Гоголь считал итальянский своим вторым родным языком, а И. И. Козлов главные места из "Божественной Комедии" любил читать наизусть. Сам Пушкин "касался", как писала Т. Г. Цявловская, шестнадцати языков: старофранцузского, французского, латинского, испанского, немецкого, итальянского, сербского, английского, турецкого, арабского, польского, церковнославянского, древнерусского, древнегреческого, украинского и древнееврейского. По степени освоения поэтом живых европейских языков вслед за французским, несомненно, шел итальянский.  Недаром в библиотеке Пушкина хранится до тридцати итальянских книг. Правда, английских - втрое больше, но известно, что по-английски Пушкин не говорил.

Плод всей жизни "Сурового Данта" (так назвал гениального итальянца Пушкин), творение, в эпоху Средневековья ставшее предвестником Возрождения, труд, который стоит в ряду величайших достижений человеческой мысли, - так говорили, говорят и будут говорить о произведении, которое сам Данте Алигьери назвал просто "Комедией", а его потомки нарекли "Божественной". Называя свою поэму «комедией», Данте пользуется средневековой терминологией: комедия, как он поясняет в письме к Кангранде, — всякое поэтическое произведение среднего стиля с устрашающим началом и благополучным концом, написанное на народном языке; трагедия — всякое поэтическое произведение высокого стиля с восхищающим и спокойным началом и ужасным концом. Слово «божественная» не принадлежит Данте, так поэму позже назвал Джованни Боккаччо. Трагедией он не мог назвать свое произведение лишь потому, что те, как и все жанры «высокой литературы», писались на латинском языке. Данте же написал ее на родном итальянском языке. «Божественная комедия» — плод всей второй половины жизни и творчества Данте. В этом произведении с наибольшей полнотой отразилось мировоззрение поэта. Данте выступает здесь как последний великий поэт средних веков, поэт, продолжающий линию развития феодальной литературы. Согласно католической традиции загробный мир состоит из ада, куда попадают навеки осуждённые грешники, чистилища — местопребывания искупающих свои грехи грешников — и рая — обители блаженных. Данте детализирует это представление и описывает устройство загробного мира, с графической определённостью фиксируя все детали его архитектоники. В вводной песне Данте рассказывает, как он, достигши середины жизненного пути, заблудился однажды в дремучем лесу и как поэт Вергилий, избавив его от трёх диких зверей, загораживавших ему путь, предложил Данте совершить странствие по загробному миру. Узнав, что Вергилий послан Беатриче, умершей возлюбленной Данте, он без трепета отдается руководству поэта. С момента появления "Божественной комедии" на свет прошло уже более семи веков, а историки и критики до сих пор не прекращают споры о том, что же это такое: "путеводитель" по загробному миру (в представлении обычного земного человека) или нечто большее, попытка человеческого гения познать непознаваемое, найти рациональное в иррациональном, показать людям путь от мрака и скорби к свету и радости. В любом случае, "Божественная комедия" - это классика, которая будет жить вечно. Общий художественный стиль книги – романтизм, прежде всего потому, что автором иллюстраций является Гюстав Доре, который считается одним из последних художников французского романтизма. Переплет книги оформлен с элементами стиля ампир, но все же, в общем, романтизм преобладает. Когда в конце 60-х годов вышла в Париже "Божественная комедия" Данте с великолепными иллюстрациями Доре, у М.О.Вольфа явилась мысль выпустить ее русское издание с этими же иллюстрациями. Огромный успех, выпавший на долю иллюстрированного французского издания, большой спрос на это издание – в России – являлось до некоторой степени залогом, что и русское издание встретит сочувствие", - так начинается глава "Божественная комедия" в России" из книги С.Ф. Либровича "На книжном посту". Издание "Божественной комедии", предпринятое Вольфом в 1874-79 годах и вышедшее в трех роскошно оформленных томах большого формата, было в своем роде уникально. Дело в том, что до появления Вольфовского иллюстрированного издания не существовало еще ни одного полного русского перевода знаменитого творения Данте: были переводы отдельных песен, сделанные Норовым, были переводы "Ада" – Фан-Дима, Мина и Петрова – но полностью всех трех частей "Божественной комедии" Данте Алигьери не было. По просьбе М.О. Вольфа за перевод взялся Д.Д. Минаев; и хотя он не знал ни одного слова по-итальянски (да и вообще ни одного иностранного языка), все же вполне справился с этой задачей, заказывая переводы прозой, а затем перекладывая прозу в стихи. Несмотря на трудности, с которыми было сопряжено издание "Божественной комедии" Данте, книга эта заняла почетное место среди лучших подарочных изданий того времени. Ссылаясь на С.Ф. Либровича, "по изяществу, отчетливой работе, бумаге, рисункам, типографским украшениям, переплету, русский переплет Данте смело может соперничать с роскошными заграничными изданиями в этом роде". Формат "Божественной комедии" Данте составляет листа (in folio), или 4°.

Обилие золототиснений на переплете, вычурный стиль оформления, цветной коленкор с четкой фактурой под кожу животного – все это характерные признаки переплета Вольфа. Для "Божественной комедии" Данте М.О. Вольф выбрал стильную слоновую бумагу светло-бежевого цвета, плотную и гладкую. Она используется и для основного текста, и для иллюстраций. В первом томе владельческого переплета с элементами переплета издательского для прокладки между гравюрой-форзацем и титульным листом используется лист рисовой бумаги. Основной шрифт "Божественной комедии" – эльзевир. Разработанный по личной инициативе Вольфа, русский эльзевир заслуживает особого внимания. Новый шрифт, разработанный в издательстве Вольфа в 1874 году, получил название эльзевир. Он был нарезан в размерах от нопарели до крупных кеглей в прямом и курсивных начертаниях. В основу построения этого шрифта были взяты голландские образцы эльзевиров XVIIвека, причем для специфических русских букв были нарезаны новые пунсоны с учетом особенности графики русских шрифтов XVIIIвека. В рисунке нового эльзевировского шрифта словолитни Вольфа мы находим следующие новые для русских шрифтов элементы: Строчные буквы "г", "к" и произведенная от "к" "ж", а также "и", "п" построены на основе латинских строчных букв. Верхние засечки в строчных буквах построены только с левой стороны. Изменены были также рисунки строчных букв "ъ", "ы", "ять". 3. Кроме того, в эльзевировский шрифт были внесены некоторые изменения (новые элементы): начертания строчных букв "б", "в", "м", "д" и прописной "д"приближены к скорописным образцам конца XVII– начала XVIIIвека . Характер скорописного "хвоста" прописной буквы "д" повторяется в буквах "ц" и "щ. Прописная буква "ч" имеет сходство с образцами славянского полуустава. Вертикали в буквах "ц", "ш" и "щ" построены подобно строчной латинской букве "u». В связи с тем, что новый шрифт по рисунку резко отличался от применяемого ранее образца, отдельные буквы были нарезаны в нескольких вариантах (старые и новые начертания). Новый рисунок шрифта применяется только в изданиях Вольфа. С конца восьмидесятых годов в книгах получил распространение шрифт другого рисунка, так называемый книжный эльзевир. Эльзевир Вольфа предназначался не для периодической печати. Он использовался главным образом для набора художественной литературы. И "Божественная комедия", и изданный Вольфом сборник стихов "Родные отголоски", который мы рассмотрим чуть ниже, и "Фауст", были набраны шрифтом эльзевир. Эльзевир основного текста – маленького кегля, цвет шрифта черный.

Для оформления переплета и титульного листа книги использованы декоративные, специально разработанные для данной книги шрифты (о них мы поговорим в разделе "Декоративные элементы"). К декоративным элементам оформления "Божественной комедии" нужно отнести прежде всего оформление переплета. Мы рассматривали три разных владельческих переплета. Нужно отметить, что в любом из них присутствует красочное тиснение – преимущественно плоскоуглубленное, золотое или черного цвета. На трехтомнике во владельческом переплете обращают на себя внимание как будто гравированные буквы имени Данте, расположенные полукругом на передней крышке переплета. Титульный лист черно-белый, с тоновыми переходами, выполнен в технике литографии и воспроизведен плоской печатью. Имя художника, рисовавшего титульный лист, в книге не указано. Помимо всех перечисленных декоративных элементов оформления, в книге встречаются концовки. Это узкие, вытянутые горизонтально ажурные виньетки, такой же высоты, что и строчные буквы в тексте. На каждой странице "Божественной комедии" (кроме титульного листа и листов с гравюрами Доре) имеется двойная прямоугольная рамка, тонкая, линейная, без каких бы то ни было украшений, черного цвета. В начале каждой песни есть инициал (буквица) – гравированный, очень тонко сделанный, вытянутый вертикально (3х6 см). Инициалы "Божественной комедии" настолько узорны, что непонятно, что же за буква скрывается в тонком растительном орнаменте. Очень может быть, что инициалы были выполнены в технике торцевой ксилографии и воспроизведены в книге высокой печатью. Филиграней в книге нет. "Иллюстрации Доре к великой итальянской трилогии напечатаны были в русском издании с подлинных французких гравюр. Право воспроизведения этих иллюстраций для России было приобретено русским издателем М.О.Вольфом по нотариальному договору с французским их собственником Мамом. Критика отнеслась к изданию в общем сочувственно, в особенности к великолепным иллюстрациям Доре. "Своим художественным чутьем и глубоким изучением великого произведения Данте, - писал один из критиков, - французский художник возвысился до красоты самой поэмы, уловив все оттенки поэтической мысли и совершенно "дантевский" колорит "Комедии"."Художественный карандаш Г. Доре, давно уже приобревший себе громкую известность во всей Европе, не только украсил и пояснил, но и воспроизвел в другой форме великую итальянскую трилогию, и с такой же поэтической красотой начертил ее в картинах, с какой Данте создал в своих могучих стихах", - писал другой критик". Вот такие восторженные отклики об иллюстрациях "Божественной комедии" мы можем почерпнуть из книги воспоминаний сотрудника Вольфа С.Ф. Либровича. В самом деле, картины Г. Доре к "Божественной комедии" ошеломляют, потрясают мощью изображения ада и рая. Воздействие на зрителя этих иллюстраций достигнуто благодаря свойственному Доре дару композиции и эффектному освещению. Кажется, что мастер сам потрясен видениями Данте и торопится воплотить их в образы, обступающие его самого. Для гравюр с изображениями картин "Ада" характерны замкнутый горизонт, темная тональность гравюр, тесное, сжатое пространство, заполненное несметными толпами грешников. Но вот пугающие бездны ада остаются позади, и картины передают ландшафты чистилища. Тональность листов Доре меняется. Все светлеет. Перед читателем открывается широкий, радостный пейзаж: пышные раскидистые деревья, весенняя, цветущая природа, ясное вечернее небо, сверкающие звезды, радостная, зовущая даль. И, наконец, полные ослепительного блеска листы "Рая" венчают это грандиозное творение Доре. Всего в издании 87 гравюр Доре, все они выполнены в технике торцовой гравюры на дереве (их гравировал А. Паннемакер), в которой работал французский художник, и воспроизведены в книге высокой печатью на отдельных листах. Общий цвет гравюр – серый, хотя иногда изображения очень контрастные. Иллюстрации художественно-образные, полосные (распашных иллюстраций в книге нет, в отличие от "Волшебных сказок" Перро). Слева от титульного листа в каждом томе "Божественной комедии" есть фронтиспис-гравюра работы Доре: портрет Данте в профиль на черном фоне – в первом томе; Данте и Вергилий, созерцающие ночную природу, - во втором томе; воинство ангелов и стоящие перед ними на облаках Беатриче и Данте – в третьем томе. Фронтиспис, как и остальные гравюры в книге, расположен на отдельном, чистом с другой стороны листе. Справочный аппарат в книге практически отсутствует. Оглавления, указателей, колонтитулов, аннотаций (элементов справочно-вспомогательного аппарата) в книге нет. Из научно-справочного аппарата есть только постраничные сноски-пояснения от переводчика (они встречаются часто, практически на каждой странице). В тексте сноска выделена арабской цифрой с круглой скобкой. Внизу страницы, ниже текста под чертой, сноски расположены согласно нумерации в тексте. Сведения о заглавии и авторе можно найти на переплете издательскомвладельческом, на первом шмуцтитуле, на титульном листе. Сведения об издателе и переводчике можно найти на титульном листе книги и на передней крышке издательского переплета, сведения о художнике – на переплетах издательском и владельческого трехтомника, и на титульном листе. Сведения о типографии, в которой печаталась книга, находятся на обороте титульного листа.. Узнать о том, какая часть книги перед тобой, можно по текстовым шмуцтитулам. Сведений о переплете, цене, тираже в издании нет. Нумерация страниц постраничная, кроме листов с гравюрами, расположена под текстом по центру страниц, цифры арабские. Начиная с "Песни первой" есть колонцифры: каждое трехстишие пронумеровано в арифметической прогрессии (1, 3, 6 и так далее). Колонтитулы располагаются по правому краю двойной постраничной рамки, напротив соответствующего трехстишия. К титульным элементам "Божественной комедии" относится переплет, на котором вытеснены свдения о книге. Далее по порядку идет первый шмуцтитул (на нем название книги, автор, название части книги) – хотя стоит перед титульным листом, аванттитулом не является, поскольку нет контртитула. Такие шмуцтитулы до титульного листа – явление привычное для вольфовских изданий, видимо, это связано с тем, что книгу можно было приобрести без переплета. Затем, с левой стороны от фронтисписа, как и полагается, расположен богато орнаментированный титульный лист. Не исключено, что если книга покупалась без переплета, он служил литографированной издательской обложкой (тогда первый шмуцтитул служил для предохранения ее от загрязнения) – при этом книгу можно было переплести по своему желанию. Следом за титульным листом идет второй шмуцтитул, на котором из сведений только название части книги в двойной линейной рамке (шмуцтитул, как и первый, с обратной стороны чистый; оформлены они также в одном стиле). Соответственно, титульных листов в трех томах издания три, шмуцтитулов – шесть (три вводных, до титульного листа, и три предваряющих разные части книги: "Ад","Чистилище" и "Рай"). Общий стиль издания можно определить как романтизм. Этому прежде всего способствуют картины Гюстава Доре, одного из последних французских художников, работавших в этом стиле. Для изобразительного искусства романтизма характерны лиризм, героическая приподнятость, стремление к кульминационным, драматическим моментам. Художники-романтики изображали людей в моменты напряжения их духовных и физических сил, когда они противостояли природным и социальным стихиям. Все это мы можем наблюдать у Доре. Так, грешники на картинах Доре – могучие, мускулистые, полные дикой энергии, - поражают напряженными и выразитьельными позами. В пейзаже романтизма главным стало восхищение мощью природы и одухотворение ее. Эти черты отразились и в творчестве Гюстава Доре. Как в "Волшебных сказках" Перро, так и в "Божественной комедии"Данте перед нами предстают роскошные темные леса, уединенные горные долины, многоплановые, перспективные пейзажи, уходящие в небо. Все это – приметы романтизма, а поскольку двумя "китами" оформления "Божественной комедии" являются гравюры Доре и выбранный Вольфом для нее изящный шрифт эльзевир, думаю, общий художественный стиль книги подходит под определение "романтизм".



Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?