Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 441 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Механический завод Людвиг Нобель. 1862-1912.

[СПб.: Т-во Р. Голике и А. Вильборг, 1912]. - [2], 113, [8] с.: ил., 35 л. ил., портр. Богато иллюстрированное издание: 24 гравюры и фототипии на отдельных вклейках, приложения - 3 диаграммы, 6 планов завода, 2 графика. Мелованная бумага. В цельнотканевом (коленкор) издательском переплёте с тиснением золотом на корешке и верхней крышке. Составные форзацы из «мраморной» бумаги. 32х24 см. Данное издание приурочено к 50-летнему юбилею завода, основанного в Санкт-Петербурге Л. Нобелем. В книге описана деятельность семьи Нобель в России, история и деятельность завода и его рабочих, приведено описание продукции: двигателей, паровых машин, котлов и проч.


Чугунно-медно-сталелитейный и котельный завод «Людвиг Нобель» был основан 1 октября 1862 года и начал свою деятельность в качестве главного военного поставщика пушек, лафетов, мин и прославившегося, в первую очередь, выпуском оборудования для нефтяной промышленности. Завод Людвига Нобеля с самого момента своего основания - начал выполнять военные заказы Артиллерийского ведомства, выпускались разные виды оружия, пушки, мины и т.п., а также выпускал гидравлические печи и прессы, водяные турбины и другое оборудование для крупнейших заводов России.


С 1876 г. Нобель стал заниматься находившейся в ту пору у нас еще в зачаточном состоянии нефтяной промышленностью. До Нобеля сырая нефть и керосин с места добычи на заводы обыкновенно доставлялись в бочках на арбах и в бочках же водой доставлялись в Нижний Новгород и оттуда развозились уже по всей России. При такой примитивной организации бакинские заводчики не могли выносить конкуренции американского керосина без возвышения на него пошлины. Нобель благодаря своему предприятию Механический завод Нобеля в Санкт-Петербурге впервые, кто ввел перевозку нефти с промыслов на заводы трубой и паровым насосом; начал выпускать нефтяные резервуары, организовал перевозку готовых нефтяных продуктов по Каспию и Волге в наливных железных пароходах и баржах, а по железным дорогам - в вагонах-цистернах; заменил прежние земляные ямы, служившие для склада нефтяных продуктов в бочках, железными резервуарами, выпускал нефтепроводы трубы, насосы и т.п. Вследствие этих нововведений, а также разных технических приспособлений, примененных им при обработке нефти, русский керосин не только совершенно вытеснил из России американский, но и явился сильным его конкурентом на мировых рынках!

Со смертью Л. Нобеля руководство предприятием перешло к наследнику — Эмануэлю Людвиговичу, а после его ухода в середине 1880-х гг. на работу в Товарищество нефтяного производства, второму сыну — Карлу Людвиговичу. По инициативе последнего были проведены ряд изменений в ассортиментной политике. С 1900-х годов был впервые в России налажен выпуск дизельных двигателей системы Р. Дизеля для фабрик, электростанций и судов - что послужило огромное распространение данной продукции на всех кораблях в первую очередь военных, и предприятий в России! В частности, принимается решение о выпуске сепараторов для молочной промышленности, ставшем важным направлением в деятельности завода. Одновременно для развития производства и коммерческих операций, а также согласования индивидуальных и групповых интересов внутри семьи учреждается торговый дом «Людвиг Нобель».

После смерти К.Л. Нобеля фирма регистрируется на Э.Л. Нобеля с капиталом 300 000 руб., из которых 150 000 руб. принадлежало ему как полному товарищу, 150 000 — непоименованным вкладчикам. Процесс хозяйственного и институционального оформления предприятия не прерывался и в начале ХХ века. В 1908 году отдел продажи сепараторов преобразован в самостоятельную компанию — торговый дом «Альфа-Нобель». Об эффективности функционирования новой фирмы свидетельствовали следующие данные: если в 1888–1893 годах было продано 500 изделий, то в 1908–1912 годах — 55 тыс. изделий. В 1912 году 3 тыс. агентов реализовали 20 тыс. сепараторов. Высокая результативность деятельности во многом объяснялась своевременной переориентацией на изготовление продукции для маслобойной промышленности, переживавшей в предвоенное пятилетие мощный подъем. Кроме того, был найден удачный ход в кооперации с другими предприятиями Нобелей: для смазки оборудования стало выпускаться специальное масло «Альфа», обеспечивающее, как гласили рекламные объявления, «легкость хода и непрерывную долголетнюю работу сепаратора».


В марте 1914 года торговый дом оформляется в Торгово-промышленное товарищество «Альфа-Нобель» с уставным капиталом 2 500 000 руб. (500 паев по 5 000 руб.). Это событие в значительной мере связывалось с необходимостью определения баланса между интересами внутренних и внешних собственников. В соответствии с достигнутой договоренностью в состав правления вошли К.К. Аскер (председатель), Э.Л. Нобель, Ф.К. Форемни, князь С.В. Кудашев и барон Г.Г. Винекен. На 1 января 1916 года стоимость активов компании составила 4 613 315 руб., в том числе сырья и готовых изделий — 1 068 235 руб. [1, с. 525] Однако начало мировой войны стало для фирмы сильнейшим ударом. Резко сократились продажи сепараторов; вынуждены были закрыться крупнейшие сбытовые отделения в Варшаве, Риге и Одессе. В 1914 году убытки составили 112 087 руб., в 1915 года — 356 866 руб. Спасли ситуацию продажи дизельных двигателей — ранее второстепенное направление в деятельности компании.

Еще в феврале 1898 года, между Э. Нобелем и Р. Дизелем было достигнуто соглашение о выпуске на петербургском заводе двигателей внутреннего сгорания. Изготовление дизелей позволяло увеличить производство и сбыт мазута, ранее рассматривавшегося лишь в качестве «нефтяных остатков» при выработке керосина. В начале ХХ века на машиностроительном заводе был налажен выпуск двигателей главным образом для нужд танкерного флота и стационарных силовых установок нефтяных промыслов ТНПбрН (что дало примерно пятикратную экономию в расходах нефтетоплива), а также для удовлетворения срочных заказов военно-морского флота России. В 1904 году дизельными двигателями впервые были оснащены текстильное предприятие (фабрика А.А. Досужева в Москве) и нефтеналивное судно Товарищества («Сармат»). В 1909 году совершила первое плавание отечественная подводная лодка «Минога», оснащенная дизельным двигателем.

Наряду с изготовлением дизелей завод продолжал производить форсунки (мазут мог использоваться в обоих случаях). На рубеже ХХ века сбыт мазута оттеснил на второе место торговлю керосином, и бакинская нефтяная промышленность все более приобретала характер поставщика этого продукта. Вместе с тем продажи керосина оставались для Нобелей прибыльным делом, и значительная часть этой продукции направлялась на экспорт. Отчеты ТНПбрН свидетельствовали, что в ее торговле доходы от продажи керосина значительно превышали доходы от поставок мазута. В связи с этим А.А. Фурсенко справедливо отмечал, что мазутный бизнес на внутреннем российском рынке обеспечивал Нобелям своеобразный тыл в войне против Рокфеллеров на мировом рынке. Борьба здесь шла как раз в форме «керосиновых войн» за раздел рынков сбыта керосина. В 1912 году, на фоне увеличения производства и продаж двигателей внутреннего сгорания, торговый дом преобразуется в акционерное общество машиностроительного завода «Людвиг Нобель» (далее АО «Л. Нобель») с уставным капиталом 4 млн руб. Заслуживает внимания ряд базовых принципов, в соответствии с которыми осуществлялась институционализация (ограничение) индивидуальных и групповых интересов. Отметим прежде всего, что фирма оставалась семейным предприятием: ее учредителем выступил Э.Л. Нобель. Все количество акций — 8 тыс. (по 500 руб.) — в соответствии с уставом распределялось «Между учредителем и приглашенными им к участию в обществе лицами по взаимному соглашению».


В 1914 году, в условиях начавшейся мировой войны, балансовая стоимость активов компании увеличилась на 37,3 %. При этом рост стоимости имущества составил 51,1 %, товаров и материалов — 47,4 %. Дебиторская задолженность возросла на 88,3 %, при одновременном увеличении кредиторской на 185,4 % (в том числе Э.Л. Нобелю). К концу 1914 года были сформированы два крупных фонда («резервный капитал» и «капитал погашения», составившие 584 690 руб.5), служившие для компании источником внутренних инвестиций.


Подводя итог, подчеркнем, что переломным для Нобелей стал 1912 год. Акционирование завода «Людвиг Нобель» при одновременном увеличении акционерно-паевого капитала Товарищества до 30 млн. руб. (при поддержке консорциума столичных банков) открыли новую страницу в истории семейного дела. Речь шла об объединении нескольких предприятий в форме концерна. В преддверии Первой мировой войны все четыре фирмы (Товарищество нефтяного производства братьев Нобель, АО «Людвиг Нобель», торговый дом «Альфа-Нобель» и АО «Ноблесснер») согласовывали свою деятельность по принципу горизонтальной интеграции (сокращая тем самым издержки вертикального администрирования), то есть путем объединения, в котором ТНПбрН выступало в роли материнской компании, поддерживающей иерархическую модель построения. Таким образом, достигалось единство действий формально самостоятельных фирм, связанных в целое системой участий, личных уний, тесным производственным сотрудничеством, финансовыми, коммерческими и прочими связями. Эта же система позволила в дальнейшем сформировать на базе концерна (после присоединения к ней ряда фирм, занимавшихся нефтепромышленной, торговой и транспортной деятельностью) мощный отраслевой союз из нескольких предприятий. Горизонтальная структура организации способствовала гибкости взаимоотношений компаний, мобилизации их ресурсов, максимальному приспособлению к постоянно меняющимся требованиям рынка.

Стержнем, обеспечивавшим баланс индивидуальных и групповых интересов акционеров и пайщиков концерна, выступало право управления собственностью, реализуемое в лице руководителя головной компании — Э.Л. Нобеля. Этот человек, тесно интегрированный в российские деловые и властные структуры, обладал доступом к наиболее ценной для партнеров информацией, а также умением профессионально использовать ее в процессе руководства обширным промышленным, торговым и транспортным делом. Он же обеспечивал неформальное и правовое функционирование механизма ограничения интересов на внутри— и межфирменном уровне. После революции и национализации заводу присвоили имя "Русский Дизель".


В середине 1870-х годов руководство предприятием сопровождалось решением ряда острых вопросов, в том числе мерами по повышению дисциплины труда. К числу наиболее болезненных Л. Нобель относил проблему пьянства среди рабочих. Отмечая, что на заводе «замечательно трезвый народ» (при 62 выходных, то есть 52 воскресеньях и 10 официальных праздниках), Л.Э. Нобель все-таки счел нужным сделать обобщающее пояснение:

«У нас, между тем, вследствие праздников, увеличивается пьянство и разгул, а в то время, когда рабочий гуляет, гуляет и завод, и закрепленный в нем капитал, который у нас еще дороже стоит, чем за границей».

Заметим, что поддержание на необходимом уровне дисциплины труда являлось одним из важнейших аспектов в формальных отношениях Нобеля с работниками. Последние должны были четко выполнять действовавшие на заводе правила поведения. В частности, рабочий обязывался

«повиноваться своему мастеру и исполнять его приказания точно, быть вежливым и вообще вести себя прилично. За дерзкое обращение, грубость, явку в нетрезвом виде или подобные проступки, виновный штрафуется, по усмотрению мастера или конторы от 50 коп. до 3 руб.2, и может быть уволен от работы на заводе».


По мнению Л.Э. Нобеля, эффективным в повышении дисциплины труда стал переход на более частую выплату зарплаты:

«Прежде расчет делался по полугодно, а теперь платится каждые две недели. Рабочий лучше хозяйничает, когда у него немного денег на руках; в долги он не входит. Я могу смело и утвердительно сказать, что такая система расчета принесла хороший результат, я думаю, что и у нас не будет так много пьянства, если заводы будут иметь постоянную работу и будут в состоянии платить аккуратно».


К концу 1870-х годов зарплата стала выдаваться еженедельно по вторникам, при этом если выплаты предшествовали празднику, то они переносились на следующий после него день. Еще одним способом поддержания высокой дисциплины труда являлось приглашение на работу финских рабочих. Даже в начале ХХ века владельцы предприятия констатировали, что до половины детей рабочих, принимаемых в училище при заводе, — «финляндцы, не умеющие говорить по-русски».

Нобель, Людвиг Эммануилович родился 27 июля 1831 г. в Стокгольме, где и провел первые годы своего детства. Ему было около 11 лет, когда отец его, основав в С.-Петербурге завод, вызвал семью в С.-Петербург. Здесь Людвиг Эммануилович продолжал свое образование в русской школе, затем принимал деятельное участие в делах завода, являясь в последние годы существования его ближайшим помощником отца. После отъезда Эммануила Эммануиловича въ Швецию, Людвиг Эммануилович, по просьбе кредиторов отца, остался в С.-Петербурге и продолжал управлять заводом, но вскоре отказался и занялся устройством собственного дела. На противоположной стороне Невы, на Выборгской стороне, нисколько наискос  от завода Эммануила Эммануиловича находился завод Ишервуда, который состоял из литейной, механической и сборочной мастерских и дока для починки мелких судов. Вот этот-то завод сначала арендовал, а затем и приобрел в собственность Людвиг Эммануилович. На первых порах главной специализацией завода было чугунное и бронзовое литье, изготовление водопроводных принадлежностей, как раковины и сифоны, батарей для отопления, чугунных печей Горни с водяным затвором и проч. Аккуратным выполнением работ, тщательной отливкой и обработкой предметов завод обратил на себя внимание Артиллерийского ведомства и  после выполнения первого заказа в 13.100 штук чугунных бомб, стал поставщиком этого ведомства: в первые пятнадцать лет деятельности завод работал, преимущественно, в области военного дела и оказал военному ведомству серьёзные услуги. Богатый опыт и прекрасная школа, которую прошел Людвиг на заводе отца, принесли ему большую пользу, и в своем новом деле он не был начинающим заводчиком, а испытанным, как в отношении техники производства, так и превратностей судьбы. Людвиг Эммануилович вносит в исполнение работ весь свой технический опыт и изобретательность, так что завод вскоре по качеству изделий мог соперничать с таким известным заводом, как Крупп. Чугунные бомбы, снаряды закаленного чугуна, лафеты, ружья, пулеметы, станки, оборудование заводов и прочее - вот та отрасль, которая составляла первую специализацию завода. С 1864 по 1867 г. завод изготовил 63.100 чугунных бомб. В это время в мировой военной технике приобрели значение бронебойные снаряды закаленного чугуна, впервые изготовленные в Германии заводом Грюзона.

После первого же, сделанного русским правительством, заказа таких снарядов заграницу было предложено некоторым из русских заводов попытаться установить изготовление их у себя. Завод Нобеля уже через полгода представил пробные снаряды, оказавшиеся на испытании выше по качеству своего первообразца - снаряда Грюзона. Дальнейшее усовершенствование снарядов закаленного чугуна шло параллельно заграницей и у нас, но цены этих снарядов на наших заводах были значительно ниже. Своего рода импортозамещение образца 1865 года. Уже в 1866 году завод изготовил 2.000 штук новых снарядов, в 1870-71 году 3.250 для 11" пушек, в 1876 году - 1.500 для 9" пушек. При исполнении этих заказов, был выработан способ укрепления медных поясков в тело снаряда и установлен окончательный образец снарядов закаленного чугуна. Производство лафетов началось в 1865 году; в этом году было изготовлено 100 мортирных лафетов. В 1866 году выпущено 100 лафетов Фишера (этот заказ заводом был выполнен в 5 месяцев), в 1870 году 170 станков Дорошенко, в 1875 — 76 годах 193 станка для 8" мортир и 56 для 9" мортир. Весьма интересны лафеты . под скорострельные пушки системы Нобеля, изготовленные в числе 80 штук.

Лафеты эти были выработаны Людвигом Эммануиловичем вполне самостоятельно и отличались особой легкостью вeca, оригинальной конструкцией, замечательной тем, что колеса их снабжены были (впервые в нашей артиллерии) металлическими ступицами с герметической смазкой. Две таких пушки участвовали в Туркестанских походах при генерале Кауфмане; переходы в несколько тысяч верст показали, что смазка в колесных втулках сохраняется. Сейчас же вслед за Австро-Прусской войной 1866 года, вызвавшей лихорадочную деятельность правительств всех стран в перевооружении своих армий, началась и в Poccии в этой области энергичная работа. Существовавший тогда Тульский казенный завод был перестроен, снабжен массой сложных, специальных машин, выписанных из Англии и Америки. Но, разумеется, выполнение такой обширной задачи оказалось непосильным для одного завода, и правительство в 1867 году передало заводу Нобеля переделку 100.000 ружей, заряжаемых с дула, в ружья, заряжаемые с казны по системе Карле и Крынка.

Для выполнения этой работы, завод  должен был оборудоваться целым рядом специальных машин и станков, и большая часть этого оборудования была выполнена заводом Нобеля у себя же. Среди них нельзя не упомянуть о весьма остроумном станке для нарезки дорожек в стволе, изобретенном Людвигом Эммануиловичем. Станок этот по конструкции был втрое легче, проще и дешевле английских и бельгийских образцов, причем работа на нем была лучше, так как, благодаря большей устойчивости резца, кропотливая работа нарезки стволов, сопряженная с большим браком, значительно упрощалась. Другие станки также были построены по указанию Людвига Эммануиловича. В процессе работы завода постепенно накапливался большой конструкторский и технологический опыт. Самый способ обработки был также отличен от тульского, представлявшего копию с  английского и от американского; он явился результатом самостоятельной наработки, в основу которой были положены простота, целесообразность и практическое оптимальное решение задачи.

Переделка заказанных 100.000 ружей была выполнена заводом в период с 1867 до 1870г. Необходимо отметить, что коробки ружья системы Крынка должны были быть сделаны из бронзы, причем бронза должна была разумеется обладать такой крепостью, чтобы выдержать ружейный заряд. Завод Нобеля впервые в России применил специальную отливку фосфористой бронзы. Тогда же в первый раз в России была применена машинная формовка системы Л.Э. Нобель, и заводом были выполнены коробки для всех ружей, переделанных как на собственном заводе, так и на Ижевском, Тульском и Сестрорецком ружейных заводах. Война 1870 года, нанесшая удар равновесию Европы, вызвала еще более напряженную работу по вторичному перевооружению армий новыми ружьями системы Бердана. Наше правительство решило прибегнуть к частной предприимчивости и сдало в аренду Казенный Ижевский Завод капитану П.А. Бильдерлингу, который ознакомился с изготовлением ружей в Америке и Англии, где принимал изготовленные для русского правительства ружья.


По условно аренды, предприниматель обязывался оборудовать завод полным комплектом машин, изготовить в семилетний арендный срок, по заранеe определенной цене, 200.000 винтовок с взаимозаменяемостью частей и по окончании контрактного срока сдать обратно казне завод со всеми машинами и вполне установленным производством. Не имея опытности в заводском деле П.А. Бильдерлинг обратился к Людвигу Эммануиловичу, который тогда уже пользовался славой специалиста по ружейному делу. Он предложил ему совместную работу на правах полного равенства, причем завод Нобеля на Выборгской стороне должен был стать как бы механической мастерской для Ижевского завода, а контора его - главной конторой для сношений с Артиллерийским управлением и с иностранными фирмами, поставлявшими тогда стальные стволы и ореховое дерево для ложей.

Было решено, что для главных отделов производства, в качестве руководителей, в Ижевск переселятся лучшие мастера, техники, механики и инженеры завода Нобель. Организация столь сложного дела на месте, отдаленном от Петербурга на 2.000 верст, без телеграфа, отстоящего от железной дороги на 1.000 верст, разумеется, была сопряжена с колоссальными трудностями. К тому же обширный Ижевский завод для данного производства не имел ничего, и надо было создать новые мастерские, обучить мастеровых и наладить все производство. С несокрушимой энергией взялся Людвиг Эммануилович за это новое дело: его завод занялся изготовлением станков, машин и механизмов для Ижевского завода. Чтобы дать понятие о количестве потребовавшихся станков и машин, укажем, что для изготовления, например, ружейной коробки, кроме ковки, необходимо до 56 операций, а так как некоторые из них производятся на нескольких станках, то для одной коробки нужно было более 75 станковъ; затвор требовал более 10 операций; штык, кромe ковки, 48 операций и проч. Общее число различных станков, изготовленных заводом Л. Нобеля в период 1871 -72 года для Ижевского завода, превышало 1.000 штук. В 1871 году правительство поставило условием изготовлять стальные стволы, до того выписываемые из-за границы, в России, и на Ижевском заводе вводится сначала литье стали в тиглях, а затем по способу Сименс-Мартена. За восьмилетний контрактный срок (первоначально назначенный семилетний был впоследствии удлинен) заводы Нобеля и Ижевска выпустили 18.000 ружей 6-ти линейных, 200.000 винтовок 4-линейных основного заказа, 152.000 таких же винтовок дополнительных заказов и 83.455 винтовок 4-линейных казачьего образца, всего 453.455 штук, т.е. почти в 2,5 раза болee против контрактом обусловленного количества. Цeнa за винтовку понизилась с 27 до 21 рубля.

К числу замечательных ружейных работ, исполненных заводом Нобеля, следует отнести и выработку в 1872 — 3 году образцов крепостных ружей; работа эта послужила переходной ступенью к изготовлению скорострельных пушек. Как только народился вопрос о магазинных ружьях, Людвиг Эммануилович занялся этим делом и представил оригинальный проект приспособления к однозарядной винтовке приставного магазина; хотя эта попытка практического пocлeдcтвия не имeлa, но, во всяком случае, cлeдyeт  отмeтить, что Людвигу Эммануиловичу принадлежит первенство идеи, получившей затем широкое развитие в системах Ли, Манлихера и др.


В области пушечного дела заводу принадлежит честь постройки скорострельных пушек Гатлинга. Первые пушки этого типа были доставлены в Poccию из Америки; они представляли из себя довольно сложную машину и были исполнены так, что части были взаимозаменяемы. Ближайший после этого заказ в количестве 100 штук был отдан заводу Нобеля в 1870 г. без торгов, по довepию. И это было вполне справедливо, так как завод был снабжен целым ассортиментом машин для этой надобности, имел опытный в ружейном деле персонал и был приспособлен для исполнения скорострельных пушек, тем болee, что в ружейном деле заводом уже была принята система взаимозаменяемости частей. Исполняя этот заказ, завод выработал, попутно, другой тип таких же пушек, облегченный: пушки Гатлинга весили 17 пудов, были с 10-ю стволами, с механизмом, приводимым в движение рукояткой, помещенной сбоку, стволы этой пушки укреплялись вокруг оси открыто, пушки завода Нобеля весили 4 пуда, были с 6-ю стволами, укороченными и помещёнными внутри бронзового кожуха, с механизмом, приводимым в движение рукояткой, сделанной сзади opyдия. Облегченные пушки этого образца были заказаны заводу Нобеля в количествe 80 штук и изготовлены в период  1873-75 годов; и этот заказ был сдан заводу без торгов. Независимо от этих заказов, на заводе разрабатывались скорострельные пушки больших калибров. Людвиг Эммануилович предвидел, что идея скорострельных пушек не ограничится ружейным калибром, а должна захватить и артиллерийский калибр.

В силу этого завод, совместно с капитаном Загоскиным, разработал скорострельную пушку дюймового калибра и независимо от этого с В. Барановским одноствольную пушку калибров 1,5, 2 и 2,5 дюймов - последняя нашла применение в горной артиллерии. К сожалению, талантливый В. Барановский преждевременно скончался, но идея его много лет спустя была с успехом применена в морском ведомстве в новейших типах скорострельной артиллерии Гочкисса и Норденфельда. В деле оборудования заводов военного ведомства станками и машинами завод Нобеля проявил не меньшую инициативу. В 1863-64 годах были изготовлены двe водяные турбины для Сестрорецкого ружейного завода, в 1865—66 годах двадцать бегунных фабрик с лежнями и реторты для обжигания угля для Охтенского порохового завода и три токарно-сверлильных станка для 15" чугунных пушек для Пермского пушечного завода. В последующие годы завод Нобеля поставил: С.-Петербургскому патронному заводу три гидравлических пресса, печи и четыре станка, такие же прессы, печи и вытяжные станки Тульскому ружейному заводу; для С.-Петербургского арсенала были сделаны несколько токарно-копировальных станков, два станка для клиновых отверстий в орудиях, изложницы и прессы для отливки пушек по системе капитана Лаврова и проч., такие же изложницы и прессы для Брянского завода, для Киевского арсенала паровой молот, для Сестрорецкого завода канатная передача и, наконец, в период 1873 —76 гг. 80.000 магазинов для скорострельных пушек, 131.930 маслянок для казачьих винтовок. В 1870 году на Всероссийской Мануфактурной выставке в С.-Петербурге Людвиг Эммануилович удостоился высшей награды -права изображения Государственного герба „за отличное выполнение выставленных машин, за хорошую выделку ружейных частей, за снаряды и валки из быстро охлажденного чугуна, за обширное производство и за похвальную известность, приобретенную аккуратным и точным выполнением выпускаемых с завода предметов. Труды Людвига Эммануиловича создали ему отличную репутацию в военном министерстве. 11 апреля 1875 года, по ходатайству Товарища Генерал-Фельдцехмейстера, Государь Император пожаловал ему орден Св. Анны 2-й степени. В конце толя 1877 года Людвиг Эммануилович получил от Товарища Генерал - Фельдцехмейстера следующее весьма интересное письмо:

„Зная из долголетнего опыта Вашу постоянную готовность содействовать тем мерам, которые принимались мною для усовершенствования материальной части нашей артиллерии и для снабжения наших войск предметами вооружения, а также и то отличное состояние, в которое, благодаря Вашей просвещенной деятельности, приведен Ваш литейный и механический завод в Петербурге, я предполагаю воспользоваться в обширном размере средствами Вашего завода для предстоящих в скором времени значительных и экстренных работ по перевооружению нашей полевой артиллерии. Сообщая Вам об этом, я остаюсь твердо уверенным, что завод  Ваш и ныне будет отличаться отчетливым и вполне добросовестным выполнением предстоящих ему от Главного Артиллерийского Управления заказов и что Вы не откажете в Вашем личном содействии к тому, чтобы предстоящие Вашему заводу работы были своевременно и с успехом выполнены".


За этим письмом вскоре последовал ряд спешных заказов на 210.000 штук 4-фунтовыхъ шрапнелей и 875 полевых лафетов 4-фунт. системы Энгельгардта, затем на 7.592 штуки 4-фунт, шрапнелей, 500 штук снарядов из закаленного чугуна для 8" и 500 штук для 14" пушек; срок был дан девятимесячный. За первые 6 месяцев завод не выпустил ни одного снаряда, но в это время кипела подготовительная работа по снабжению завода недостающими средствами, и благодаря строго обдуманному планомерному ведению дела, весь наряд был исполнен своевременно. Подписанный 19 февраля 1878 года, предварительный мирный договор с Турцией в Сан-Стефано не только встревожил Англию и Австрию, но возбудил сильное неудовольствие румын и сербов. Австрия потребовала созыва европейского конгресса, который бы обсудил Сан-Стефанский договор, и Англия поддержала это требование. Оба государства приступили к военным приготовлениям, что побудило и Poccию озаботиться принятием новых мер для противодействия угрожающей опасности: сформированы были новые сухопутные и морские части, потребовались новые снаряды и орудия. Завод Нобеля немедленно получил ряд спешных заказов на 200.000 штук 4-фунт. шрапнелей Медхерта, 80.100 шрапнелей 9-фунт. и 202.000 двухс. гранат 4-фунт. И этот заказ выполнен был самым аккуратным образом в указанный срок. Наконец, в 1879—80 годах завод изготовил еще 450 полевых лафетов 9-фунт. системы Энгельгардта и в 1881-82 годах 150.000 шрапнелей 4-фунт. В период этого перевооружения нашей полевой артиллерии завод Нобеля оказал военному ведомству услуги не только аккуратным исполнением в короткие сроки спешных заказов, которые зачастую давались ему без торгов, на основании заслуженного им полного доверия, но и непосредственным участием в выработке новых образцов вооружения. Так, образцы обоих главных снарядов для полевых орудий, диафрагменной шрапнели и сегментной, приняты и разработаны на заводе Нобеля.

В конце семидесятых годов внимание Людвига Эммануиловича было отвлечено в сторону нефтяного дела, которому он отдался со свойственной ему энергией и которое в короткий срок поднял на громадную высоту. Завод принял деятельное участие в необходимых для сооружения нового грандиозного дела трудах, продолжая заниматься попутно и работами для военного ведомства. В 1879 году Россией были предприняты военный действия против Ахал-Текинского оазиса (у северной подошвы Копет-Дага), окончившегося, как известно, в начале 1881 года покорением оазиса и занятием Асхабада.

Нашим войскам приходилось проходить по местам, где встречаются лишь соленые озера и солончаки. Для снабжения войск пресной водой, 28 марта 1880 г. заводу Нобеля был заказан непосредственно Главным Генеральным Штабом опреснитель на 15.000 ведер воды в сутки вместе с устройством двух цистерн на 100.000 и на 25.000 ведер. От точного выполнения этого заказа зависела судьба военной экспедиции, так как к прибытию войск необходимо было иметь воду для питья: с безукоризненной аккуратностью исполнил завод взятый на себя заказ, и к ноябрю того же года все аппараты были установлены. Опреснитель состоял из двух котлов: первый обыкновенной конструкции с жаровой трубой, второй расположенный непосредственно за первым - с дымогарными трубами. В первом получался пар высокого давления для питания паровых насосов соленой и пресной воды; продукты горения по выходе из топки первого котла, попадали в другой котел, где производили опреснение соленой воды, а затем выводились в железную дымовую трубу. Вся установка, состоявшая из двух громадных цистерн, насосов, трубопроводов, опреснителей и проч., была изготовлена на заводе в С.-Петербурге с таким расчетом, чтобы на месте свести все работы до минимума. И, действительно, весь аппарат был установлен и пущен в ход на месте, на берегу Каспийского моря на Михайловском заливе, в течение трех дней по прибытии на место, и в тот самый день, когда первый отряд Скобелева прибыл на место, опреснитель был пущен в ход  и, без  преувеличения можно сказать, спас наши войска от гибели.

В период с 1881 по 1887 год завод продолжал изготовление лафетов и выпустил: 29 колесных лафетов для 8" мортир системы капитана Маркевича и 66 различных лафетов для осадных и полевых орудий. Он изготовил далее скрывающийся лафет для 6" пушек системы ген. Дурлахера, лафет под 6" гаубицу весом 70 пудов и, вообще, принимал самое деятельное участие в разработке различных усовершенствований и переделок, предложенных известным специалистом ген. Дурлахером, под его непосредственным наблюдением: значительная часть изобретений этого талантливого офицера получила жизнь на заводе Нобеля. Из числа предметов оборудования пороховых и патронных заводов за это время были изготовлены 24 вытяжных станка для пульных оболочек по заказу патронного завода. Весьма интересен насос и гидравлический пресс для давления до одного миллиона килограммов на квадратный сантиметр, поставленный на Охтенском пороховом заводе, пресса Амслера для Луганского патронного завода и пр. и пр. В 1895 г. завод изготовил 90.000 стальных 47-миллим, гранат к пушкам Гочкисса.

К числу работ завода, касающихся обороны страны, следует отнести и работы по изготовлению минных аппаратов для мин Уайтхеда. В этом отношении завод за короткий 6-летний срок проявил весьма энергичную и разнообразную деятельность, изготовляя аппараты различных типов и образцов, а именно: 7 подводных бортовых аппаратов для 15' и 14' мин, 6 таких же аппаратов для 50-сантиметровых мин, 10 аппаратов для выбрасывания их порохом, 1 бронзовый подводный неподвижный носовой аппарат для 17' мин, 4 таких же аппарата бортовых и 1 разборный кормовой невыдвижной и 1 выдвижной, 35 поворотных минных аппаратов, 13 таких же носовых, 2 стальных неподвижных носовых аппарата и 4 таких же бортовых, 12 поворотных аппаратов для 45-сантиметровых мин и, наконец, 10 поворотных аппаратов для 35 - тонных миноносок. Общее число изготовленных минных аппаратов составляет 112 штук. Для минного дела завод изготовлял также воздушные нагнетательные насосы системы Шварцкопфа и системы Уайтхеда для рабочего давления в 100 атмосфер. Деятельность завода в военном деле выражается цифрами, представленными в нижеследующей таблице:


В эту таблицу не включены различные работы по оборудованию оружейных и пороховых заводов, арсеналов, патронных заводов, по изготовлению станков, которых выпущено заводом более 1.500 штук, и другие, о которых упомянуто выше. Но и эта таблица уже достаточно характеризует деятельность завода в области военного дела на пользу и славу родины. Было бы, однако, не вполне справедливым по отношению к заводу Нобеля поставить ему в заслугу только аккуратное и тщательное выполнение заказов военного ведомства и проявленную им в тяжелые для русского народа годы войны интенсивную деятельность. Несомненно, более велика заслуга завода и пред правительством и, главным образом, пред русской промышленностью в том, что завод Нобеля был пионером в деле изготовления предметов вооружения русских войск в России же и был инициатором целого ряда новых производств, дотоле у нас не существовавших. Удачное выполнение заказов, постоянные усовершенствования, различные изобретения вселили, с одной стороны, в русском правительстве веру в то, что русские рабочие и русские заводы способны собственными силами выполнять сложные предметы вооружения армии, а с другой - в русских фабрикантах интерес к этому делу. И в настоящее время русское правительство не нуждается в заграничных заводах и может удовлетворять своим потребностям изделиями русского производства.

Приведенная здесь страница из истории завода Нобеля может служить прекрасной иллюстрацией взгляда, который отстаивал в свое время Людвиг Эммануилович: массовые заказы, получаемые заводом, всегда способствуют развитию в нем дела, как бы трудно оно ни было, -специализируется завод, создается кадр опытных рабочих; воспитывается высший персонал, проявляется изобретательность, словом, создаются тe условия, которые дают возможность русскому заводу стать на должную высоту и обеспечить страну на случай военных действий производством потребных для обороны предметов качества, не только не уступающего, но и подчас более высокого, чем заграничного производства.


В 1876 году Людвиг Эммануилович, по просьбе своего брата Роберта, впервые посетил со своим старшим сыном Эммануилом  Баку. Дело двух братьев Нобель в Баку в то время, состояло из хорошо устроенного завода с восьмью вертикальными кубами на 100 пудов емкости, приспособленными для быстрой гонки и дававшими очень хороший керосин и, кроме того, буровой скважины на островe Челекен, существующей и поныне, но не имевшей в дальнейшем никакого значения. Ознакомившись ближе с нефтяными богатствами Апшеронского полуострова, Людвиг Эммануилович сразу понял все будущее значение нефтяной промышленности в России, при условии радикального изменения её общего строя и организации согласно усовершенствовашям современной техники. Заменить живую силу для перевозки нефти с промыслов к заводам трубою и паровым насосом, организовать перевозку готовых нефтяных продуктов по Каспию и Волге в наливных железных пароходах и баржах, а по железным дорогам в вагонах-цистернах, заменить прежние земляные ямы, служившие для склада нефти в бочках, железными резервуарами, втянуть все русские железнодорожные линии в сферу распространения русского керосина по России, - таков был план Л.Э. Нобеля. Исходя из этой общей идеи, он весьма скоро разработал ее в совершенно конкретную, определенную форму, от которой не отступил впоследствии ни на шаг, несмотря на затруднения, казавшиеся вначале неодолимыми.

Желая облегчить осуществление своего плана, он еще в 1876 г. обращался к более крупным бакинским нефтепромышленникам, предлагая им сообща с ним проложить трубу от промыслов до заводов. Предложение это было встречено с недоверием. Далее Людвиг Эммануилович обращался к Обществу «Кавказ и Меркурий», предлагая ему весьма значительный фрахт за доставку в Царицын его грузов в нарочно для того построенных наливных судах. Такое же предложение было сделано им и Грязе-Царицынской железной дороге относительно наливных вагонов и цистерн для перевозки керосина. Но оба эти Общества, исходя из того соображения, что нигде в мирe керосин не возится наливом, а только в бочках, отнеслись к предприятию Л.Э. Нобеля с недоверием и отказались принять в нем участие. В начале 1877 г. Людвиг Эммануилович спроектировал устройство компании на паях при участии английских капиталистов, но наступившая война с Турцией устранила возможность привлечь иностранные капиталы в это предприятие. Тогда Людвиг Эммануилович вынужден был осуществить свое предприятие единолично и выказал при этом столько несокрушимой энергии, столько находчивости в умении вести дело, что, по общему отзыву, без него наша нефтяная промышленность сохранила бы и до сих пор тот первобытный строй, который она имела в 1876 г. Учредителями образованного Людвигом Эммануиловичем „Товарищества Нефтяного Производства Братьев Нобель“ были, кроме него, два брата, Альфред и Роберт, и П.А. Бильдерлинг, который в то время закончил принятый на себя заказ и сдал Ижевский завод в казенное управление. Предприятие, задуманное Людвигом Эммануиловичем, конечно, не могло бы быть осуществлено с техническим ycпехом, если бы для выполнения широких планов и задач он не располагал многочисленными сотрудниками в лице служащих его завода. Этот тесно сплоченный круг людей, беззаветно преданных Людвигу Эммануиловичу, не раз уже помогал ему в осуществлении и организации различных технических предприятий, и с прежним рвением принялся за новый тяжелый труд применения к нефтяному делу технических знаний. Каждое новое техническое начинание в нефтяном делe находило себе отклик на заводе, и на первых порах существования Товарищества, в период его технического оборудования, история Товарищества неразрывно связана с историей завода и его конструктивными работами. Первым общим делом была разработка и постановка бурения, которое до того на Кавказе стояло на низком уровне развития. Явилась необходимость ввести в технику её значительные усовершенствования. Были выписаны специалисты, австрийцы и американцы, и, хотя их способы бурения оказались неподходящими для Кавказской почвы, но техники завода ознакомились с их приемами и скомбинировали соответствующим образом новые инструменты, приспособляя их к местным условиям. Одной из первых работ Людвига Эммануиловича в организации нефтяного дела была прокладка нефтепровода, по которому нефть перекачивалась от промыслов к заводам. Для оборудования станций потребовались паровые насосы для перекачивания нефти, задвижки для трубопроводов, цистерны и проч. Большая часть оборудования была выполнена на заводе Нобеля, который деятельно принялся и за изготовление насосов, задвижек и пр. За десятилетний промежуток с 1878 по 1888 г. завод изготовил свыше 800 штук различных насосов, из которых многие были весьма солидных размеров. Не вдаваясь здесь в детали производства насосов и задвижек, о которых мы болee подробно скажем далее, заметим, что наряду с изготовлением паровых насосов на завод возникло и производство паровых машин, паровых котлов и принадлежностей к тем и другим, что долгое время составляло специальность его. Положив начало постройки нефтепроводов, Людвиг Эммануилович тотчас же приступает к выполнению намеченной им программы в отношении организации перевозки нефти. Вследствие отказа русских судостроительных заводов принять заказ на наливной пароход, Людвиг Эммануилович по собственному проекту и чертежам заказывает в 1877 году в Швещи пароход „Зороастр“, и так как этот первый опыт оказался удачным, то вслед за ним был заказан целый ряд других пароходов, морских для перевозки керосина от Баку до Астрахани и речных для перевозки его по Волге. От различных пристаней Волги керосин развозился по железной дороге в бочках. Задумав реорганизовать перевозку керосина по железной дороге, Людвиг Эммануилович опять-таки не встретил содействия со стороны Управления железных дорог, так как не умел давать взятки крупным чиновникам, от которых зависело решение вопроса (в России, по-другому, никак) и потому взял на себя всю инициативу этого огромного делa.

Разработка вагонов-цистерн была сделана под непосредственным руководством Людвига Эмануиловича и по его собственной конструкции: по внешнему виду цистерны походили на паровые котлы с сухопарником, положенные на железный платформы. Завод Нобеля изготовил свыше 600 таких цистерн и, когда на практикe оказалось, что перевозка ими не оставляет желать ничего лучшего, то, разумеется, и другие частные предприниматели и даже правления железных дорог начали обзаводиться такими же вагонами-цистернами. Чтобы закончить намеченную программу, Людвиг Эммануилович решил устроить в важнейших потребительных рынках и на узловых станщях железных дорог сборные резервуары и склады. Первые четыре резервуара были сделаны со свинцовыми днищами, но, вследствие непрактичности их, следующие изготовлялись целиком из железа. Резервуары были различных величин, начиная от больших и кончая малыми, и в общей сложности их было изготовлено на 89 миллионов пудов нефти и керосина. Склады, кроме резервуаров, имеют и насосы для перекачки нефти, и большинство из них также было выполнено на заводе Нобеля, который поставлял для складов и необходимые при подобных установках паровые котлы, паровые машины, различную арматуру и проч. Многосторонняя деятельность Людвига Эммануиловича в области нефтяного дела далеко не исчерпывается организацией добычи и обработки нефти, перевозки всех продуктов её и устройством складов. Одной из крупных работ его было применение нефтяных остатков для отопления печей, котлов и проч. При перегонке нефти для получения осветительных и смазочных материалов остается около 2/3 всего перерабатываемого сырого материала, и эти остатки прежде не имели почти никакого применения и поэтому сжигались большими озерами. Между тем они представляли прекрасный материал для топки. Людвиг Эммануилович предпринял целый ряд опытов, имевших целью найти наиболее удобный способ сжигания нефтяных остатков в разного рода печах; в 1880-1881 годах ему удалось выработать систему топки, не требовавшей ни искусственного воздушного дутья, ни водяного пара. На съезде членов Императорского Технического Общества, Людвиг Эммануилович сделал сообщение о своем изобретении, в котором между прочим говорит:

„Особенной формой и особенным расположением колосников мне удалось дойти до того, что в обыкновенной печи и при естественной тяге мазут не только совершенно сгорает без дыма и копоти, но при этом температура в печи может быть поднята до такой степени, что куски обыкновенного железа, положенные в тигли, расплавляются в жидкость, из которой можно делать отливки. Сжигание мазута этим способом исследовано мною во всех подробностях, и я позволяю ce6е утверждать, что при употреблении способа мною предлагаемого, из которого я не намерен делать секрета, мазут может считаться горючим материалом, совершенно пригодным не только для топки паровых котлов, но и для металлургических операций, при плавке в отражательных печах, в тиглях и в печах Сименс-Мартена".

Изобретенные Людвигом Эммануиловичем колосники, описанные в технической литературе под именем колосников Нобеля, представляют из себя чашки с желобками, в коих собирается нефть, и с особыми чашкообразными придатками, сообщающимися с желобами слегка наклоненным проходом. В придатки вставляются в шахматном порядке открытые трубки, верхний конец которых не доходит на 73 высоты до верхних закраин придатков. Боковые приливы служат опорами при установке одного колосника на другой. Нефтяные остатки из бака по трубке поступают в придаток верхней чашки, а оттуда в самую чашку, где и горят. Когда уровень нефтяных остатков поднимается выше среза трубочки, они переливаются во вторую чашку, и процесс распределения её происходит подобно тому, как в первом колоснике и т.д. Таким образом, во всех колосниках нефть будет стоять на одном уровне, избыток же её отводится в особый сосуд, установленный ниже топки. Горение происходить за счет воздуха, проходящего между колосниками. Для лучшего смешения продуктов горения, в передней части топки делаются еще особые пережимы. Эта система была принята для железоплавильных печей, медноплавильной, а также для комнатных и хлебопекарных печей, выработанных заводом Нобеля. Нефтяных колосников завод Нобеля выпустил более 4.000 штук: понятно, что изготовление этих колосников по образцам завода Нобеля было настолько просто, что их отливал каждый фабрикант в своей литейной, и надо полагать, что количество колосников Нобеля, сделанных на различных заводах и в мелких литейных мастерских, достигает многих десятков тысяч. Применение нефтяных топок не ограничилось котлами и различного рода печами; они получили широкое распространение для кузнечных горнов, как постоянных, так и переносных. Небезынтересно будет отметить, что и поныне все кузнечные горны на заводе Нобеля имеют нефтяную топку. При сооружении для Товарищества Бр. Нобель нефтяных резервуаров, завод изготовлял в С.-Петербурге листы, пробивал дыры, вальцовал их, сгибал угольники, а сборка и клепка производилась, разумеется, на местах. Для этой цели в широкой степени применялись переносные нефтяные горны, не требующие мехов для поддувания, весьма простые и легкие в отношении ухода. Горны изготовлялись на заводе Нобеля и сделано их не менее 225 штук. Завод Нобеля изобрел также нефтяную форсунку, известную под именем форсунки Нобеля. Форсунка эта состоит из цилиндрической коробки с двумя цилиндрическими отростками: по нижнему отростку течет пар, по верхнему нефть. Величина отверстий для пара и нефти может регулироваться от руки и, таким образом, можно установить желательный приток нефти. Этот наиболее употребительный тип форсунки завода Нобеля имел большой сбыт, но он был не единственным. Из числа принадлежащих заводу форсунок весьма любопытна форсунка, выставленная на Всероссийской выставке в Москвe в 1882 году. Она была установлена на небольшом паровом котле и с первого взгляда ничем не отличалась от других, но, при более внимательном рассмотрении, можно было увидеть, что пламя, даваемое ею, имело вращательное движение вокруг своей горизонтальной оси. Кромe форсунок Нобеля, завод изготовлял еще форсунки Кауфмана. Последняя состоит из двух коробок, навинченных на промежуточный стакан, разделенный на двe части перегородкой и снабженный двумя вырезами: одним -для нефти, другим для пара. Величина отверстия регулируется поворотом муфт. Форсунки выпускались различных размеров: для котлов с поверхностью нагрева в 300-400 кв. фут, в 600 -800 кв. фут, 900—1.200 кв. фут, и 1.200-1.600 фут. Общее число сделанных форсунок значительно превышает 2.000 штук. К числу специальностей завода, начатых при Людвиге Эммануиловичe, необходимо отнести и изготовление экипажных осей и бандажей, получившее широкое распростpaнeние. Труды Людвига Эммануиловича в заводском деле не остались незамеченными. Кроме высшей награды на выставке 1870 года, он получил в 1873 году на всемирной выставке в Вене похвальный отзыв за выставленные изделия. В 1882 году на Всероссийской промышленной и художественной выставке заводу Людвига Нобеля был присужден вторично государственный герб „за широкое распространение машиностроительного дела, специальное изготовление высокого достоинства механических  приборов и распространение в Poccии насосов, изготовленных по американскому типу Блека, а также за прекрасную работу осей, бандажей и других экипажных частей из русского железа, совершенно прекратившее ввоз осей из-за границы". Непосильные труды не могли не отозваться на здоровье Людвига Эммануиловича, и он принужден был для лечения уехать на юг Европы почти накануне 25-ти летнего юбилея завода. В ответ на приветственную телеграмму служащих и рабочих 1 октября 1887 г., Людвиг Эммануилович телеграфировал:

«Крайне сожалею, что не пришлось провести сегодняшний день с вами. Прошу передать мою сердечную благодарность друзьям моим, которые добрыми советами содействовали моим трудам, и особенно служащим и рабочим, которые долгие годы помогали мне, как в дурные, так и счастливые времена своей верной работой. Надеюсь, если Богу будет угодно, через пять лет отпраздновать со всеми вами 50-ти летие существования в России нашего дома на пользу русской промышленности».

Людвиг Эммануилович не дожил до этого дня: 31 марта 1888 г. на 57 году, жизни он скончался в Канне, окруженный своей семьей и братьями, к великому горю всех лиц, его знавших.

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?