Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 904 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Марков Е.Л. Очерки Крыма. Картины крымской жизни, истории и природы.

3-е изд. с 257 картинами и рисунками.  СПб.-М.: т-во М.О. Вольф, [1903]. - XI, [3], 520, IV с.: ил., 1 л. фронт., 15 л. ил. Иллюстрации в тексте и на отдельных вклейках выполнены в технике фототипии. В цельнотканевом (коленкор) издательском переплёте второй половины ХХ века. 25,7х20,5 см. "Очерки Крыма" Е.Л. Маркова, вышедшие отдельной книгой в 1872 г. имели огромный успех. Великолепно изданная книга, не претендующая на статус научной, открывает многие неизвестные страницы Крыма и позволяет взглянуть на историю этого края глазами простого обывателя XIX века.

 


«Очерки» опубликованы в 1883 году, когда исполнилось сто лет со дня присоединения Крыма к России. Воспоминание об этом важном событии русской государственной истории должно, по мнению автора, побудить русского читателя ознакомиться как можно ближе с прошлым и настоящим этого очаровательного края, который вошел сто лет назад в состав русского царства как его лучшая жемчужина, по счастливому выражению великой императрицы.

Марков, Е. Очерки Крыма. Картины крымской жизни, природы и истории. 2-е издание. СПб.-М.: Издание Т-ва М.О. Вольф, 1884. VII, 593, III с. В роскошном издательском коленкоровом переплете с тиснением золотом и черной краской.

Содержание: На пути в Крым.- Первая встреча с Крымом.- Столица Гиреев.- Мертвый город.- Тени Малахова кургана.- Горькое прошлое.- Трахейские святыни.- Инкерман.- Пустыня в море.- Поход на Кастель.- В горах и лесах.- Пещеры Чатырдага.- Ночь в облаках.- Древности Сурожа.- благодеяние христианской цивилизации неверному татарину.- Южный берег.- Древняя столица готов.- От Черкес-Кермева до Чуфуга.- Дальнейшее путешествие до последнего пещерного крымского города.- Обратный путь и новые впечатления.


Из предисловия: «Книга эта не «Путеводитель по Крыму», и никогда не претендовала на этот титул; из нее читатель не узнает, сколько нужно заплатить за номер в гостинице, и через какие станции можно проехать в тот или иной город. Книга моя если и может считаться портретом Крыма, то только портретом его вечных, неизменяемых черт, внутренней души его, - а уже никак не тех одежд и не той прически, какие он может носить в тот или другой мимоходящий день».


В "Полном каталоге т-ва М.О. Вольф. 1853-1905", Спб. - Москва, 1905, столбец 87 смотрим обозначенную цену на это издание ... В переплете – 6 р. Много это или мало? По сравнению с ценами основных конкурентов на аналогичные издания – это много. Что же давало право М.О. Вольфу задирать немного цены? Ответ напрашивается сам собой. Итак, на рубеже XIX и XX столетий одним из лидеров на российском рынке подарочно-эксклюзивной литературы по праву считалось «Товарищество М.О. Вольф». Оставив конкурентам дешёвые («копеечные») книжечки на газетной бумаге, директора компании сделали ставку на солидные, «одетые» в фирменные переплёты, богато иллюстрированные, отпечатанные на добротной бумаге тома.  Образцом такого типа изданий может служить прекрасно оформленная и выдержавшая несколько изданий книга Евгения Маркова. Издание русского писателя, критика и этнографа Евгения Львовича Маркова  "Очерки Крыма", изданные впервые в 1872 г., стали первой русской популярной книгой о Крыме – будущей здравнице России, охватившей все стороны жизни этого региона.

Навсегда связывают имя Е.Л. Маркова с Тавридой его превосходные «Очерки Крыма», в которых с такой любовью и в такой художественной форме изображена природа Крыма, его жизнь, история и памятники древности. С Крымом связано и содержание его романа «Берег моря». Оставивши Крым, Е.Л. Марков не разрывал связей с ним, и в 1880 году с искренностью приветствовал первые шаги газеты «Таврида», редактором которой был его сослуживец по симферопольской гимназии И.И. Казас». Добавим к этому, что авторитет Евгения Маркова в Крыму был настолько велик, что память его, среди прочих значительнейших в истории провинциального губернского города лиц, была увековечена в названии одной из улиц Симферополя (теперь эта улица носит имя Я. Крейзера). Среди симферопольских педагогов он встретил и свою будущую жену — Анну Ивановну Познанскую, бывшую в то время начальницей Симферопольской женской гимназии. Педагогическая деятельность Маркова заметно повлияла на его творчество — на страницах «Очерков Крыма» мы не раз встречаем размышления автора о проблемах народного образования. В 1870 г. Евгений Марков оставляет службу и покидает Крым. Проведя год в заграничных путешествиях, он поселяется в деревне, занимается земской деятельностью (вот откуда осведомленность и компетентность суждений по этому вопросу, столь ясно видные в позднейшем дополнении книги — «Письма с Южного берега», написанном по впечатлениям поездки 9 лет спустя).

Короткая справка: Марков, Евгений Львович (1835–1903), потомок одного из трех дворянских родов Марковых, восходящих к началу XVII в., родился и вырос в родовом имении Патебник Щигровского уезда Курской губернии. По материнской линии он приходился внуком суворовскому генералу Гану, являлся близким родственником писательниц Е.А. Ган, Е.П. Блаватской, В.П. Желиховской и публициста Р.А. Фадеева. Учился в Курской гимназии и Харьковском университете, где закончил курс кандидатом естественных наук. После двухлетнего заграничного путешествия, во время которого он слушал лекции в знаменитых европейских университетах, в 1859 г. Марков поступил учителем в Тулу, где в те годы вокруг директора гимназии Гаярина группировался кружок молодых педагогов, «одушевленных стремлением» поставить педагогическое дело на новых началах. Одним из результатов деятельности Маркова в кружке явилась статья о яснополянской школе Льва Толстого (1862). Евгений Марков быстро продвигался по службе и скоро стал инспектором гимназии. Благодаря упомянутой статье на него обратили внимание в Министерстве народного просвещения — ему было предложено место в ученом комитете, а в 1865 г. состоялось его назначение директором Симферопольской гимназии и народных училищ в Крыму. В начале 1866 г., как можно вывести из предисловия к книге, он приезжает в Крым. Эта сторона деятельности Евгения Маркова подробно раскрыта в сообщении его коллеги — А.И. Маркевича, сделанном вскоре после смерти Маркова на заседании Таврической Ученой Архивной Комиссии 23 мая 1903 г. Предоставим ему слово:

«В самый знаменательный момент русской жизни в прошлом веке, в эпоху наших великих реформ, назначен был в 1865 году Евгений Львович Марков директором Симферопольской гимназии и училищ Таврической губернии. Это назначение его совпало с введением нового устава гимназий 1864 г., когда Симферопольская гимназия была преобразована в классическую с одним древним языком, но удержала прежнее право считать обязательным оба новые языка. С необыкновенной энергией взялся Е.Л. Марков за дело и трудами своими на пользу образования приобрел скоро известность во всей Тавриде. При нем вновь выработано было положение о гимназическом пансионе, который и раньше существовал при Симферопольской гимназии, но был закрыт в 1863 году за недостатком средств на его содержание. Марков нашел эти средства. Вместе с тем он подал мысль о настоятельной потребности для Симферопольской гимназии в приготовительном классе, который и был открыт в 1868 г. Благодаря энергичному ходатайству Маркова, Таврическое земство ассигновало средства на содержание младшего отделения приготовительного класса и пособие преподавателям русского языка, а также ассигновало крупную сумму на устройство для народных учителей педагогических курсов при приготовительном классе гимназии, которые происходили под его руководством. При Маркове было капитально перестроено здание гимназии, и в 1867 году в нем устроена была церковь. Марков обращал серьезное внимание на улучшение библиотеки гимназии, на кабинеты и классную мебель. Высокообразованный человек, просвещенный педагог, Е.Л. Марков был превосходным руководителем учащих и строгим, но справедливым и гуманным директором для учащихся, на которых он имел самое благотворное влияние. Во всех сослуживцах и подчиненных Марков умел вселить к себе чувство глубокого уважения, энергию и любовь к делу и оставил по себе самые приятные воспоминания, которые сохранились до сих пор. Много также потрудился Евгений Львович над улучшением уездных училищ в губернии, заводил при них ремесленные отделения и всегда настойчиво доказывал необходимость профессионального образования. Заботами и настояниями Маркова число училищ в губернии постоянно увеличивалось. И действительно, какое учреждение в состоянии было отказать его ходатайству, всегда подкрепленному вескими и основательными данными? При Маркове открыто было в Симферополе и женское училище 1-го разряда, преобразованное потом в гимназию. В этом заведении Евгений Львович вместе с учителями мужской гимназии бесплатно вел преподавание. Марков возбудил весьма важный, государственного значения вопрос об обрусении татар путем просвещения. Татарские учительские школы и русско-татарские училища как в Таврической, так и в других губерниях обязаны своим существование инициативе покойного. Деятельное участие принимал Марков и в устройстве публичных лекций в Симферополе, и сам прочел лекцию «О зрении».

Литературную деятельность Евгений Марков начал еще во время своего заграничного путешествия в 1858 г. рассказом «Ушан. Отрывок из воспоминаний детства», опубликованным в журнале «Русский вестник». В шестидесятых годах были опубликованы также другие его педагогические и критические статьи. Статьи его о творчестве русских писателей позже охотно включались составителями в различные сборники. Он единственный в то время (1865) обратил внимание и оценил по достоинству повесть Л. Толстого «Казаки» в статье «Народные типы в нашей литературе». По достоинству оценены читателями и путевые очерки, написанные Евгением Марковым под впечатлением от поездок по России, Средней Азии, Кавказу, Италии, Турции, Греции, Архипелагу, Египту, Палестине. Расцвет его литературной деятельности относится к семидесятым годам. К этому времени относится большинство его беллетрических произведений, почти не знакомых современному читателю. К сожалению, круг доступных источников биографических сведений о Е.Л. Маркове не так уж велик. Ни в курском, ни в воронежском архивах нет личного фонда писателя. А ведь там могли быть очень интересные для нас документы. Достаточно назвать упомянутые автором путевые альбомы, в которых он делал зарисовки во время путешествий по Крыму. Конечно, целенаправленный поиск в названных архивах, безусловно, позволит внести какие-то конкретные уточнения в биографию писателя. Однако современному археографу и краеведу утрата личного архива тем более досадна, что Евгений Марков был избран 1 декабря 1900 г. перовым председателем Воронежской ученой архивной комиссии. Скончался Евгений Львович Марков от рака печени в Воронеже, в 1 час дня 17 марта 1903 г. 68 лет от роду. Похоронен в родовом имении.

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?