Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 312 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Олеарий А. Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно. Спб., типография А.С. Суворина, 1906.

Введение, перевод, примечания и указатель А.М. Ловягина. С 19 рисунками на особых листах и 66 рисунками в тексте. Издание А.С. Суворина. Текст в линейной рамке. 2 пустых листа-бланка: по одному перед передней и задней обложками, [6] — предисловия от издателя, XXVIII — введение, 582 стр., 19 plts. на отдельных листах, из коих примечательна складная карта Волги от Клина до Каспия с картушем и видами местностей размером 113х40 см. и 66 рисунков в тексте. Все они подробно перечислены в конце книги на стр. 581-582. Заставки и концовки. Составной издательский п/к переплет паровой мастерской Н.В. Гаевского с тиснением золотом на корешке и передней крышке. Золотая головка в английском стиле. Мягкие издательские обложки сохранены. Форзацы — белая мелованная муаровая бумага. Торшированный обрез. Тираж 1200 — список книг 1906 года, №405. Все экземпляры печатаны на толстой веленевой бумаге; наш из библиотеки писателя и публициста Власа Михайловича Дорошевича (1865-1922). Формат: 30х22 см. Редкость в хорошем издательском виде!

Библиографическое описание:

1. Библиотека Д.В. Ульянинского. Библиографическое описание. Т.3. Москва, 1915, №4056.

2. Минцлов С.Р. «Обзор записок, дневников, воспоминаний, писем и путешествий, относящихся к истории России и напечатанных на русском языке». Новгород, 1911, №203.

3. Антикварная книжная торговля П.П. Шибанова в Москве. Каталог №149. Ценные книги и автографы замечательных лиц. М., 1909, №431 — 12 рублей!

4. Научная и справочная литература-искусство. Каталог-прейскурант на покупку и продажу букинистических и антикварных книг. Москва, 1977, №1470 — 150 рублей!

Adam Olearius или Oelschlager (1599-1677), как он себя сам называл, латинизируя свою фамилию,был придворным математиком и библиотекарем Герцога Фридриха Голштейн-Готторпского, был три раза в России, именно, в 1633,1636 и 1643 годах, а родился он в Саксонии в Атерслебене около 1599 года и умер в своем доме под Готторпом 22 февраля 1671 года. Отец его был бедный портной в Атерслебене, повидимому, рано умерший, так как , по сведениям биографов, молодой Олеарий получал средства для обучения в высшем учебном заведении от прибылей с продаж пряжи, которой занимались его мать и сестры. Лишь изумительное прилежание дало ему возможность посещать Лейпцигский университет, где он в 1627 году стал магистром философии, а затем асессором филосовского факультета и «коллегиатом» меньшего княжеского учреждения-Furstenstiftung (а не ординарным профессором). С 1630-1633 годов он был конректором (помощником ректора) Николаевской гимназии в Лейпциге. Лейпцигским связям, повидимому, обязан Олеарий участием в Голштинском посольстве 1633 и следующих годов, а со своей стороны он сам, как кажется, привлек к этому делу своих друзей Павла Флеминга и Гартмана Грамана. В первый раз он, в звании Посольского Секретаря, сопровождал Голштинских послов Филиппа Крузия из Эйслебена и Оттона Брюггемана, купца Гамбургского, который перед самым путешествием был пожалован в советники. Этот последний, за некоторые в продолжении путешествия совершенные им проступки, был судим и наказан 5 ноября 1640 года в Готторпе отсечением головы. Целью посольства было завязать дружественные торговые отношения между Персией и Россией. Из Персии голштинцы хотели получать шелк, который и должен был идти через Россию в Голштинию. Олеарий, в высшей степени любознательный и ученый человек, собрал с неистощимым прилежанием и осторожностью все известия о посещенных им землях, какие только могли быть ему доступны и по возвращении из уже второго путеществия, на основании накопленных им материалов, составил описание своих путешествий, которое принадлежит к числу замечательнейших древних сочинений о России.

Все карты и изображения, приложенные к его сочинению, Олеарий рисовал с натуры на месте, а в последствии, в своем доме и под своим надзором, постарался вырезать их на меди через посредство искусных художников и граверов. 22 октября 1633 года оба посла отправились в Гамбург, чтобы сделать необходимые приготовления для своего путешествия, и уже оттуда, 6 ноября со свитой из 34 человек отправились в путь через Любек и Травемюнде, где посольство 9 ноября село на корабль и отправилось в долгое путешествие. В Травемюнде к ним присоединился Доктор медицины Венделин Сибелиста, который был призван в Россию, чтобы быть Лейб-медиком Великого Князя Михаила Феодоровича. После бурного плавания, продолжавшегося 5 дней, посольство 14 ноября под вечер прибыло в Ригу и здесь сошло на берег.В Нарве Голштинское посольство соединилось со Шведским, состоявшим из полковника Генриха Флеминга, Эриха Гюльденстиерна и Андрея Бурея. Отсюда до Москвы они продолжали ехать вместе и 14 августа был торжественный въезд Голштинского посольства в Москву.

Послы имели в Москве несколько аудиенций и представлений и, наконец, 19 ноября достигли главной цели своего посольства, хотя им и поставлено было в необходимое условие возвращение на родину для утверждения договора. 16 сентября на публичном приеме Голштинские послы имели честь откланяться Царю и 24 декабря оставили Москву. Перед отъездом они отправили Михаила Кордеса к Волге, чтобы там для предстоящего путешествия своего в Персию, приготовить суда для плавания по Волге и по Каспийскому морю. В Риге к послам присоединился Карл де Талейран, который вместе с Яковом Русселем был отправлен Людовиком XIII послом в Россию и Турцию, оклеветан своим товарищем перед Патриархом и сослан в Сибирь, а теперь после трехлетней ссылки, признан невинным, освобожден и возвращался назад во Францию. Лишь только возвратилось это первое посольство, как Герцог Голштейн-Готтортский немедленно отправил второе в Россию и Персию с величайшей торжественностью. Послам на этот раз дана гораздо большая свита и они получили дорогие подарки для Царя и Шаха.

Свита состояла из 14 сановников, 8 пажей, 14 камердинеров, 8 алебардщиков и прислуги более 50 человек, в том числе и моряков для плавания по Волге и Каспийскому морю. Олеарий сопровождал и это посольство в качестве Посольского Советника и Секретаря. Посольство сопровождал также и известный немецкий поэт Павел Флеминг, который из впечатлений путешествия почерпнул материал для многих своих стихотворений. 22 октября 1635 года посольство оставило Гамбург и на этот раз претерпело сильную бурю на море, а у Готланда кораблекрушение. При этом случае посольство потеряло всех своих лошадей, свои верительные грамоты и большую часть Герцогских подарков, а вместе с тем и большую часть поклажи. 2-го декабря посольство прибыло в Ревель, перенеся весьма много неприятностей, и отсюда через Нарву, Новгород и Торжок отправилось в Москву, и прибыло туда 29 марта 1636 года. 3 апреля было первое публичное представление с обыкновенной торжественностью, а 5-го и 9-го апреля, а также 30-го мая послы имели тайный прием у Царя. 4 июня они присутствовали на общем приеме всех присутствовавших в Москве иностранных послов, а 16-го июня Голштинские послы оставили Москву. Кратковременным пребывании в Персии Олеарий воспользовался как нельзя лучше; это видно как из его описания путешествия, так и из позднейших трудов его по персидскому языку и литературе. К сожалению, ему сильно мешали выходки посла Брюггемана и его бешенной натуры, от которой страдало достоинство всего посольства. Был момент, когда Олеарий вынужден был спасаться у испанских августинских монахов, и лишь неохотно отказался от мысли вернуться в Центральную Европу через Вавилон, Палестину и Италию. Он не упускал случая определять положение разных мест и собирать всякие материалы для географических карт; часто приобретал персидские рукописи и книги. Друга своего фон Мандельсло, путешествие которого В Индию Олеарий позже издал из-за смерти друга, он оставил в Исфахане. На обратном пути отношения между Олеарием и послом Брюггеманом стали еще хуже. Дело дошло до угроз физического уничтожения со стороны посла. 14 июня 1636 года посольство прибыло из Персии в Астрахань, и после путешествия, продолжавшееся 6 месяцев, 2-го января 1637 года попало в Москву. После нескольких частных приемов, Голштинцы имели 23-го февраля прием публичный, а 15-го марта они оставили Москву и отправились назад в Голштинию. В 1639 году посольство вернулось в Голштинию. К Герцогу Олеарий попал прежде Брюггемана, что дало возможность подать на него жалобу. Эта жалоба, вероятно, и привела к уголовному процессу, результатом которого была казнь посла. Известно, что Московский Царь в 1639 году сделал попытку принять Олеария на службу в качестве астронома, но он отказался-хотел делать карьеру на родине. В 1643 году, когда Олеарий вновь был в Москве, он снова отказался от подобного же предложения остаться. Он так и остался в Готторпе верным слугой Герцога Фридерика и его преемника Христиана-Альбрехта. Герцог Фридерик сделал его своим математиком и антикварием и принял в число своих советников.По возвращении из Персии Олеарий женился на Екатерине Мюллер, дочери Ревельского Советника Магистратуры. В 1650-м году ему поручили управление библиотекой и кунсткамерой. В библиотеке видное место заняли привезенные Олеарием арабские, персидские и турецкие рукописи. Под присмотром Олеария с 1654 по 1664 годы строился Андреем Бутром знаменитый готторпский глобус, 11-ти футов в диаметре, с изображением на внутренней стороне звездного неба, а на наружной-земного шара; внутри глобуса был стол, за которым могли сидеть 10 человек, наблюдая движение небесных тел по системе Коперника. Этот глобус был подарен Императору Петру I в 1713 году Герцогом Христианом-Августом, внуком Герцога Фридерика. В 1714 году он был привезен в Санкт-Петербург. Первое издание знаменитого труда Адама Олеария о путешествии в Россию и Персию вышло в Шлезвиге в 1647 году под названием «Offt begehrte Beschreibung der Newen Orientallschen Reise… den Konig Persien» (Часто испрашиваемое описание нового восточного путешествия …к королю Персии). Напечатал ее Якоб из Глокена.На некоторых экземплярах на заглавном виньетном листе стоит цифра 1646, но не надо обольщаться-просто печатать это издание начали в 1646 году, а закончили в 1647. Только и всего. От внимания трудолюбивого, прилежного и наблюдательного Олеария, в продолжении его троекратного здесь пребывания, не ускользнуло ничего, что могло иметь хотя малейшее значение для чужестранцев, и таким образом, его сочинение представляет нам подробное и верное изображение тогдашнего политического и общественного состояния России. Московиты глазами европейца в 30-х годах 17-го века: «Вероломство и лживость у русских столь велики, что опасность от этих свойств угрожает не только чужим людям и соседям, но и брату от брата или одному супругу от другого.

Когда наблюдаешь русских в отношении их нравов и образа жизни, то их, без сомнения, не можешь не причислить к Варварам... Русские вовсе не любят свободных искусств и высоких наук и не имеют никакой охоты заниматься ими... Что касается ума, русские, правда, отличаются смышлёностью и хитростью, но пользуются умом своим не для того, чтобы стремиться к добродетели и похвальной жизни, но чтобы искать выгод и пользы и угождать страстям своим. Они лукавы, упрямы, необузданны, недружелюбны, извращены, бесстыдны, склонны ко всему дурному, пользуются силою вместо права, распростились со всеми добродетелями и скусили голову всякому стыду... Их смышлёность и хитрость, наряду с другими поступками, особенно выделяются в куплях и продажах, так как они выдумывают всякие хитрости и лукавства, чтобы обмануть своего ближнего. Так как они избегают правды и любят прибегать ко лжи, да к тому же крайне подозрительны, то они сами очень редко верят кому-либо. Того, кто их сможет обмануть, они хвалят и считают мастером... Они вообще весьма бранчливый народ и наскакивают друг на друга с неистовыми и суровыми словами, точно псы. У них нет ничего более обычного на языке, как «блядин сын», «пес», «еб… мать». Говорят их не только взрослые и старые, но и малые дети, ещё не умеющие назвать ни Бога, ни отца, ни мать, уже имеют на устах это: «… твою мать», и говорят это родители детям, а дети родителям... Искать у русских большой вежливости и добрых нравов нечего: все это не очень-то заметно». Наследник «культурных» крестоносцев и инквизиторов Католической Церкви, конечно, был прав,-не вышли мы «рылом».

Да и сейчас, если заглянуть в русскую глубинку-мало, что изменилось, как в сквернословии, так и вероломстве с лживостью, да и с пьянством нам не повезло, с дорогами тож, с ветхим жильем, с коррупцией однако же… Он присоединил к рассказу о нравах и обычаях аборигенов многие рисунки, изготовленные им самим с великим прилежанием, и, таким образом, его сочинение сделалось одним из подробнейших и важнейших сочинений того времени о России. Описание беспокойного путешествия в Московию и Персию принесло Олеарию всеевропейскую известность. Его книга, изданная в 1647 году, вскоре была переведена на французский, голландский, английский и итальянский языки. А автор этого бестселлера XVII столетия спокойно доживал свой век в Готторпе, занимая всю ту же должность придворного библиотекаря и математика. Он умер 71 года от роду, окружённый уважением сограждан. Его тело погребли на почётном месте в кафедральном соборе Шлезвига.

Книжные сокровища России

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?