Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 590 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Лопухин А.П. Библейская история: В 3-х т. - СПб.: Издание книгопродавца И.Л. Тузова, 1889-1895.

Библейская история при свете новейших исследований и открытий/Составил А.П. Лопухин. Т.1: Ветхий завет: От сотворения мира до пророка Самуила. 1889. XXXII, 1000 с.: ил.; Т.2: Ветхий завет: От пророка Самуила до Рождества Христова. 1890. XXXVII, 1042 с.: ил.; Т.3: Новый завет. 1895. XXXII, 1184 с.: ил. Экземпляр в издательских художественных коленкоровых переплетах с золотым тиснением по корешку и крышкам, тройной золотой обрез. Формат издания: 27х20 см. Издательские печатные обложки. Очень хорошая сохранность. Фундаментальный труд русского богослова Александра Павловича Лопухина. Богато иллюстрированное издание: около 900 политипажей, снимков с древних памятников, ландшафтов и картин восточной жизни, несколько рисунков художника Густава Доре, с приложением цветной карты Палестины. Издание представляет историческую ценность, в хорошем виде встречается крайне редко. То, что третий том вышел значительно позже, также бесспорно затрудняет комплектацию великолепного издания.

Одна из самых значительных попыток исторической реконструкции событий, описанных в библейских текстах. Довольно большая часть страниц Библии посвящена описанию различных исторических событий. Часть из этих событий по-прежнему сохраняет легендарный статус, однако следует отметить, что многие исторические сведения, изложенные Библии, были успешно подтверждены археологическими находками и другими результатами научных исследований. «Вследствие тех поистине чудесных открытий, которые в нашем веке делаются на забытом пепелище былой исторической жизни древних народов Востока, библейская история чрезвычайно обогатилась в своих научных ресурсах». Эти слова принадлежат выдающемуся русскому библеисту Александру Павловичу Лопухину (1852-1904) и взяты из предисловия к его фундаментальнейшему исследованию «Библейская история при свете новейших исследований и открытий». Грандиозный по своему охвату и подобранному материалу курс библейской истории А. П. Лопухина основан на огромной массе фактов древней истории человечества, на научном анализе и осмыслении библейских текстов.

До Лопухина библейская история излагалась в русских богословских сочинениях как история религии по Библии. Лопухин предпринял в рассматриваемой книге попытку взглянуть на библейскую историю как на историю общества во всех её проявлениях: в религиозном, нравственном, социально-экономическом и политическом. Лопухин в своем труде стремился показать «историческое значение изложенных в Библии фактов», т. е. то, что рассказы Библии имеют под собой реальную историческую основу, а не являются всего лишь некими благочестивыми мифами. Как точно заметил Лопухин: «Хотя богодухновенные авторы не ставили своей целью в библейском повествовании раскрывать научные истины или писать всеобщую историю, но и при отсутствии этой цели сообщенные св. писателями в общедоступной, ненаучной форме истины и исторические факты в том и проявляют свою богодухновенность, что они находятся в полнейшем согласии с наиболее достоверными научными открытиями как в области природы, так и истории». В предиславии к изданию А.П. Лопухин пишет:

В исторической науке в настоящее время совершается необычайное движение, именно благодаря тем изумительным открытиям, которые делаются на забытом пепелище исторической жизни древних народов востока. С того счастливого часа, когда историки, не ограничиваясь пером, взялись за заступы и лопаты и начали раскапывать мусор развалин в долинах Нила, Тигра и Евфрата, равно как и в других странах исторического востока, пред взорами исследователей открылся целый мир нового исторического знания: бледные и тощие страницы истории древних народов чрезвычайно оживились и расширились, открыто было даже существование новых, совершенно неизвестных дотоле народов и монархий, знание о которых пролило новый свет на всю судьбу древнего человечества. Но эти необычайные открытия получили еще больше значения вследствие того, что они оказались в ближайшем соотношении с Библейской историей, и не только пролили в нее много нового света, уясняя часто самые темные её страницы,  но и представили почти чудесное подтверждение многих библейских событий и фактов, которые дотоле могли безнаказанно подвергаться критике скептицизма.

Это обстоятельство чрезвычайно оживило интерес к Библейской истории, которая перестала быть сухою специальностью богословов, а  привлекает теперь внимание и светских ученых историков и всего образованного общества всех цивилизованных народов. Интерес этот заметен и у нас; но, к сожалению, у нас он доселе еще не выходил из узких рамок кружка специалистов, и для  нашего общества, собственно, доселе буквально не имеется ни одной такой общедоступной книги, которая бы могла служить руководством или введением к этой глубоко интересной и в высшей степени поучительной области знания. Удовлетворение этой, по нашему мнению, насущной потребности, отчасти и имеет в виду настоящая книга. В своих главных частях она составлена была нисколько лет тому назад и предназначалась лишь в качестве конспекта для наших личных кабинетных занятий в соприкосновенной с нашею специальностью («Историей древняго мира») области библейско-историческаго знания. Но сознание указанной выше глубокой потребности побудило нас обработать этот конспект в таком виде, чтобы он хоть в малейшей мере мог удовлетворить эту потребность, именно давая связный и живой курс Библейской истории с привнесешем в него главнейших черт из неисчерпаемого богатства новейших библейско-исторических исследований.

Понятно, что в тех рамках, какие намечены были для настоящего руководства, означенные исследования не могли найти себе самостоятельного места в нем и мы действительно ограничились лишь привнесением некоторых черт из них; но надеемся, что читатели заметят их присутствие при каждом более или менее важном библейско-историческом событии, и сами убедятся, как много света новейшие открытия проливают в области истории и сколько свежего интереса придают самым общеизвестным фактам и событиям. Свое «руководство» мы предназначаем для чтения вообще, но особенно желали бы, чтобы оно нашло доступ в среду учащегося юношества. По нашему глубокому убеждению, Библейская история может стать неисчерпаемым источником нравственного и высшего исторического воспитания для всякого более или менее способного к серьезной умственной жизни человека. Всякая история есть воспитательница ума и сердца и учительница мудрости; но Библейская история в этом отношении стоит выше всех других историй, потому что предмет её — центральные пункты духовной жизни человечества, и в ней раскрываются глубочайшие законы всемирно-исторического развития. Она яснее всего может показать, что в истории народов нет ничего случайного и произвольного, что всякая попытка «делать историю» бессмысленна и вредна, потому что все ждет и требует «исполнения времен», которого нельзя ни приблизить, ни отдалить. Вместе с тем, она представляет ряд глубоких житейских опытов величайших характеров, которые своими добродетелями и не менее своими пороками широко раскрывают дверь в самую глубь духовной жизни человека и тем самым преподают глубочайшие уроки для всякого обладающего достаточно живым нравственным чувством для того, чтобы воспринимать подобные поразительные опыты. Наше «руководство», конечно, не имеет никаких претензий на изложение Библейской истории с этой именно стороны: понимание этой стороны в ней предполагает предварительное знакомство с начатками библейско-исторического знания, и эти-то начатки именно и предлагаем мы в своей книге, в надежде, что она может послужить руководством к проникновению и в более глубокую область знания.

Лопухин Александр Павлович (1852-1904) - русский православный богослов, профессор Петербургской духовной академии. Издатель и редактор «Православной богословской энциклопедии». Родился в 1852 г., учился в Саратовской семинарии и СПб. духовной академии. Еще студентом поместил в "Христианском чтении" крупный труд о "Ветхозаветных пророках". В 1879—82 гг. был псаломщиком-миссионером при русской церкви в Нью-Йорке и статьями в "Oriental Magazine" знакомил американцев с русской церковно-религиозной жизнью. В 1882 г. защитил диссертацию на степень магистра богословия "Римский католицизм в Сев. Америке" (СПб., 1881) — исследование о причинах быстрого роста католицизма в С.-А. С. Шт. С 1883 г. Лопухин читал в СПб. Духовной Акдемии сравнительное богословие, а с 1885 г. занимает в ней кафедру древней общей гражданской истории. Кроме перевода нескольких сочинений Фаррара и других зап.-европ. писателей, Лопухин напечатал еще: "Законодательство Моисея" (СПб., 1882; первое сочинение в русской литературе по данному вопросу); "Религия в Америке" (СПб., 1884), "Руководство к библейской истории Ветхого Завета" (СПб., 1888), "Руководство к библейской истории Нового Завета" (СПб., 1889), "Библейская история при свете новейших исследований и открытий" (СПб., 1892—95). К третьему тому последнего сочинения приложены ответы Лопухина, с одной стороны, проф. Богородскому, усматривавшему в его труде профанацию самой идеи библейской истории, с другой — критикам, находившим, что автор должен был отвести больше места рационалистической тенденции новейших исследователей Библии. С 1892 г. Лопухин редактирует "Церковный вестник" и "Христианское чтение". По инициативе Лопухина акдемия приступила в 1895 г. к изданию полного русского перевода творений св. Иоанна Златоуста. С 6 выпуска настоящего "Энциклопедического словаря" Лопухин принимает в нем деятельное участие.

До 1902 г. редактировал "Христианское Чтение" и "Церковный Вестник". В 1899 г. взял на себя издательство журнала "Странник", в виде приложений к которому даны "Жизнь и труды св. отцов и учителей церкви", Фаррара (в переводе Лопухина), "История христианской церкви в XIX в.", "Воскресение Христово, как величайшее и достовернейшее из чудес", "Симфония на Ветхий и Новый Завет" и "Православная Богословская Энциклопедия или богословский энциклопедический словарь". Другие труды Лопухина: "Апостолическая конституция папы Льва ХШ о поддержании и утверждении обрядности и дисциплины восточной церкви" (СПб., 1895); "Из поездки в Червонную Русь" (1897); "Настоящее и будущее православия в Сев. Америке" (1897); "Незаписанные в евангелии изречения Христа Спасителя и новооткрытые изречения Его" (1898); "Несториане или сирохалдейцы, их происхождение, история, теперешнее состояние и стремление к православию" (1898); "Обращение сирохалдейских несториан в лоно православной церкви" (1898); "Промысл Божий в истории человечества" (1898); "Столетие православной миссии в Сев. Америке. 1794—1894" (1895); "Вавилонский царь правды Аммуроби и его новооткрытое законодательство в сопоставлении с законодательством Моисеевым" (1904). Лопухин умер в 1904 году.

Лопухин, Александр Павлович (10 октября 1852 года — 22 августа 1904 года) — русский православный церковный писатель, переводчик, библеист, богослов, исследователь и толкователь Священного Писания. Родился 10 октября 1852 года в семье священника Саратовской епархии. В 1878 году окончил Санкт-Петербургскую Духовную Академию и как знаток английского языка был направлен псаломщиком для служения в русской посольской церкви в Нью-Йорке. Вскоре после отъезда в «Церковном вестнике» были напечатаны «Путевые заметки русского псаломщика». Неся послушание в Америке, Александр Павлович сотрудничал в американском журнале «The Oriental Church Magazine», издававшемся при церкви. Через два года он вернулся на родину. По возвращении Александр Павлович издал «Жизнь за океаном: очерки религиозной, общественно-экономической и политической жизни в США», «Религия в Америке», «Римский католицизм в Америке: исследование о современном состоянии и причинах быстрого роста Римско-Католической Церкви в Соединенных Штатах Америки». Это сочинение было представлено им на соискание степени магистра богословия. В 1883 году Александр Павлович занял кафедру сравнительного богословия в Санкт-Петербургской Духовной Академии, а в 1885 году, после выхода в отставку профессора А.И. Предтеченского, перешел на кафедру древней истории, которую занимал до конца жизни. Александр Павлович сделал очень много для русского духовного просвещения. В 1886—1887 годах он издал и напечатал перевод произведений бывшего капеллана королевы Виктории Фаррара «Жизнь Иисуса Христа», «Жизнь и труды св. Апостола Павла». В переводе Лопухина были изданы также труды Фомы Кемпийского, Г. Ульгорна и других. По отзыву современника, «в свои переводы, всегда высоколитературные, Лопухин вносил освещение событий с точки зрения православного богослова». Им был издан перевод полного собрания Творений святого Иоанна Златоуста, первые шесть томов этого издания вышли под его редакцией. С  1886 года, в течение шестнадцати лет, Александр Павлович вел в «Церковном вестнике» отдел заграничной летописи, а в 1892 году он был избран редактором «Христианского чтения»,  а затем и редактором «Церковного вестника».  В должности редактора этих академических журналов он проработал десять лет. С 1893 года Александр Павлович состоял редактором и издателем журнала «Странник». По отзыву его сотрудника, «приближение к жизни и оживотворение религиозных идей и церковно-историчес-ких фактов — вот чем дышало редакторское руководство Александра Павловича». За годы работы его редактором существенно возросло число публикаций по Священному Писанию, общей церковной истории, литургике, церковной археологии, догматическому и нравственному богословию. А.П. Лопухин начал также издавать бесплатные приложения к журналу, которые рассылались подписчикам в качестве премий и сами по себе представляли научную ценность: «Жизнь и труды святых Отцев и Учителей Церкви», четырехтомный труд придворного протоиерея И.В. Толмачева «Православное Собеседовательное Богословие», «История Христианской Церкви в XIX веке»,  «Симфония на Ветхий и Новый Завет», «Православная Богословская энциклопедия,  или Богословский энциклопедический словарь». В качестве приложения Александр Павлович начал издавать «Толковую  Библию,  или Комментарий на все книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета». В первом издании Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона Александр Павлович вел библейский и церковно-исторический разделы. С 1902 года он предпринял издание богословско-апологетических трактатов под общим заглавием «Христианство, наука и неверие на заре XX века». При его жизни подписчики получили критическое изложение лекций профессора А. Гарнака «О сущности христианства», апологетический трактат «Воскресение Христово как величайшее и достовернейшее из чудес». В дальнейшем работа над этими изданиями была продолжена его преемниками. Благодаря такой обширной и разнообразной деятельности Александр Павлович Лопухин приобрел известность не только в России, но и за границей. Издания, на которых стояло его имя, пользовались доверием среди читателей. Главным трудом А.П. Лопухина по праву считается «Библейская история при свете новейших исследований и открытий». «По нашему глубокому убеждению, Библейская история может стать неисчерпаемым источником нравственного и высшего исторического воспитания для всякого более или менее способного к серьезной умственной жизни человека, — писал Александр Павлович в предисловии. — Всякая история есть воспитательница ума и сердца и учительница мудрости, но Библейская история в этом отношении стоит выше всех других историй, потому что предмет ее — центральные пункты духовной жизни человечества, и в ней раскрываются глубочайшие законы всемирно-исторического развития». Усиленные занятия подорвали здоровье ученого. Александр Павлович Лопухин скончался 22 августа 1904 года и был погребен на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры. В надгробном слове ректор Академии епископ Сергий сказал: «Его всегда будут вспоминать подписчики его журналов, бесчисленные читатели его литературных произведений, его книг, статей, наконец, его переводов, то есть все те, кого он, благодаря своему таланту изложения и знанию языков, сделал участниками или хотя бы созерцателями духовной, умственной жизни христианских народов». Некрологи опубликовали «Правительственный вестник», «Биржевые ведомости», «Тифлисский листок», «Виленский вестник», «Одесские новости», «Московские ведомости» и «Новости дня».

Краткая справка: Тузов, Игнатий Лукьянович (1851, Калужская губерния — 20 июля 1916, Старая Русса) — книгоиздатель духовной литературы. При этом, несомненно, он внес огромный вклад в развитие российской полиграфии. Так называемые «тузовские» издательские коленкоровые переплеты, как и «вольфовские»,  всегда высоко ценились у коллекционеров и собирателей книг и были их вожделенной мечтой. Родился в крестьянской семье. Его отец, отставной солдат Лукьян Тузов месте с земляком Филиппом Дорофеевым, приехав в Санкт-Петербург, принялись за выгодный и тогда ещё дозволенный промысел — лотерею. Оба предпринимателя не достигли особых успехов, но их сыновья «выбились в люди»: сын Дорофеева стал купцом, имевшим конвертную фабрику и бумажные магазины; сын Тузова — известным издателем и книгопродавцем. Игнатий Тузов получил начальное домашнее образование и «ещё мальчиком поступил на службу в одну из книжных фирм». Уже в 1873 году он получил купеческое свидетельство второй гильдии. В 1874 году он открыл первый свой магазин: на Большой Садовой улице, в Пажеском корпусе напротив Гостиного двора. В это же время он выпустил свою первую книгу. Не имея собственной типографии, он всегда договаривался на выгодных условиях с другими печатными заведениями, например, сотрудничал с типографией М.М. Стасюлевича (2-я линия Васильевского острова, 7), с типографией Дома призрения бедных (Лиговский проспект, 16), с типографиями М.И. Акинфиева и И.В. Леонтьева (Бассейная улица, 14 и Басков переулок, 4). Спустя пять лет, он переехал в более просторное помещение, в дом № 16 на Большой Садовой. Этот крупный магазин ранее принадлежал известной фирме Кораблева и Сирякова, занимавшейся торговлей и изданием книг духовно-нравственного содержания. Н.П. Кораблев умер в 1877 году, а М.Н. Сиряков меньше чем через год после смерти товарища. Тузов не только снял их книжное помещение, но и стал преемником их дела «с преимущественной целью всесторонне развивать и довести до возможной безукоризненности торговлю духовными изданиями», как он сам писал в каталоге магазина. Огромный тираж книг этого направления был обусловлен их официальным допущением и распространением в церковно-приходских и других школах, а также в библиотеках, которые стали усиленно заводится при городских и сельских церквах. В каталоге изданий фирмы Тузова за 1881 год насчитывалось 3 500 названий книг, в 1897 году — около 11 000, в 1913 году — более 16 500. Когда помещение магазина на Садовой, 16 оказалось уже недостаточно, переехал через дорогу в Большой Гостиный Двор на Садовую линию, где расположился на трёх этажах магазина № 45, существовавшего под вывеской Тузова до 1917 года. Книги, которые издавал Тузов — это творения отцов Православной церкви и переводы иностранных изданий. Он приобретал разного рода рукописи и издавал их; так в 1880 году был напечатан труд Фомы Кемпийского «О подражании Христу» по вновь открытой подлинной рукописи, в переводе с латинского обер-прокурора Священного Синода К.П. Победоносцева. Особый успех имели сочинения английского богослова Ф.В. Фаррара — «Жизнь Иисуса Христа», «Жизнь и труды Святого Апостола Павла» и «Первые дни христианства». Каждая книга вмещала около тысячи страниц со множеством иллюстраций и приложением раскрашенных карт Палестины и путешествий св. Апостола Павла. Издания вышли в роскошном коленкоровом переплете с золотым обрезом, на прекрасной бумаге. «Все это делает честь почтенному издателю, видимо, не жалевшему никаких трудов и издержек, чтобы в достойном виде представить русской публике наиболее выдающиеся произведения английской богословской литературы», — отмечал журнал «Русский паломник» (1888, № 21). Цена каждого такого тома доходила до восьми рублей. Но эту же книгу Тузов издавал и в более скромном переплете, цена такого общедоступного издания составляла 2 рубля 50 копеек. Современники отмечали, что «издавая солидные труды, г. Тузов не избегает небольших сочинений, которые у него льются, как из рога изобилия»; на одно-два роскошных изданий у него приходилась сотню дешёвых, — от двух до пяти копеек. Императорская Публичная библиотека только за один 1897 год закупила у Тузова шестьсот единиц книг духовного содержания. И.Л. Тузов общался с высшим духовенством и писателями: свои «Мелочи архиерейской жизни» и сборник «Русская рознь» отдавал ему издавать Н.С. Лесков, который отмечал: «он мой постоянный издатель и покупатель, достойный человек и аккуратный плательщик». В 1886 году Тузову был пожалован орден Святой Анны третьей степени в благодарность за сооружение новой деревянной церкви в Тверской губернии. Став кавалером ордена, И.Л. Тузов получил право на потомственное почётное гражданство. В те же годы в часовню Свято-Троицкого храма на Николаевской улице (дом № 5) им был пожертвован новый иконостас. Тридцать три года Тузов отслужил на благотворительном поприще в «Доме призрения бедных в память Императора Александра II» в Ораниенбауме, обеспечивая детей необходимыми учебниками и книгами. В 1913 году за долгую службу, в соответствии с уставом Дома призрения, ему был присвоен чин надворного советника. В 1906 году И.Л. Тузов стал выборным от Санкт-Петербургского купеческого сословия сроком на три года. Женат И.Л. Тузов был на Анне Гордеевне Ивановой, дочери бронзовых дел мастера. В семье было трое детей: дочь Евгения и сыновья Александр и Николай. Первоначально Тузовы снимали квартиру на Невском проспекте — дом № 64, в 1894 году архитектором А.В. Ивановым был выстроен для Тузова четырёхэтажный дом с двумя флигелями на Николаевской улице (№ 17). Поселившись в собственном доме, И.Л. Тузов постоянно сдавал до восьми квартир состоятельным жильцам: здесь жили князь Л.А. Шаховской, председатель Товарищества «Кавказская ртуть»; снимал квартиру доверенный Санкт-Петербургского отделения Коммерческого банка в Варшаве М.С. Фляум; жил актёр Александрийского театра В.Н. Давыдов.

Мильт Т.И.

КНИГОИЗДАТЕЛЬ ИГНАТИЙ ЛУКЬЯНОВИЧ ТУЗОВ

Если вы располагаете временем, то проходя по Невскому, сверните на улицу Марата. В пяти минутах ходьбы от главного проспекта, с правой стороны, вы увидите эффектный фасад четырехэтажного дома № 17, возведенного в девяностые годы XIX столетия. Остановитесь на несколько минут напротив парадного входа. Над аркой дубовых резных дверей – небольшой картуш с вензелем «И.Т.». Еще два таких же картуша с буквами венчают боковые эркеры на уровне четвертого этажа, чтобы идущие с противоположной стороны улицы могли видеть инициалы хозяина. Так увековечил свое имя купец Игнатий Тузов. Он заказал строительство собственного доходного дома академику архитектуры Александру Васильевичу Иванову. Этот мастер умел придавать зданиям нарядность, что отвечало вкусам заказчиков конца XIX века. При взгляде на дом без особого труда можно догадаться, что его владелец потратил целое состояние на капитальное дорогостоящее строительство. Следовательно, Тузов хотел показать своим современникам, какого высокого жизненного успеха он достиг. Кто же этот преуспевающий незнакомец? Документальные находки привели к открытию, что Игнатий Лукьянович Тузов был одной из ярких фигур книжного рынка, и его жизнь тесными узами связана с нашим городом. Здесь он прожил более пятидесяти лет, с шестидесятых годов XIX столетия по июль 1916 года. Книгоиздатель и книготорговец, в свое время он по известности стоял в одном ряду с Сувориным, Сытиным, Павленковым – крупнейшими издателями того времени. А книговед Н.А. Рубакин называл его книжным фабрикантом. Почему же имя Тузова предано забвению? Ответ простой – большей частью Игнатий Лукьянович специализировался на издании церковной литературы. После известных событий 1917 года атеистическая волна смыла все памятное о религиозно-нравственном воспитании. Уничтожались храмы, иконы, книги. Неудивительно, что фамилия издателя Тузова нигде не упоминалась. Его книги чудом сохранились в библиотеках Духовных академий и в семинариях. Поэтому сегодня его деятельность знакома только узкому кругу духовенства. Как же пришел он к своей вершине, с чего все начиналось? Игнатий Тузов родился в 1851 году в Калужской губернии в крестьянской семье. Приезду мальчика в Петербург предшествовало появление в городе в конце пятидесятых годов его отца, отставного солдата Лукьяна Тузова. Земляк Филипп Дорофеев приютил Лукьяна в своей каморке в знаменитых Вяземских трущобах, где в квартире из двух комнат одновременно проживало около двадцати человек. Дорофеев и Тузов принялись за выгодный и тогда еще дозволенный промысел – лотерею. Они ходили с фортункою и косточками по трактирам и казармам, разыгрывая платки, картины и прочие безделушки. Интересен тот факт, что у обоих отцов-неудачников сыновья добились в жизни огромных успехов. Сын Дорофеева стал купцом, имевшим конвертную фабрику и бумажные магазины; сын Тузова – известным издателем и книгопродавцем. Сведения о детстве Игнатия Тузова крайне скудны. Известно, что образование он получил домашнее и «еще мальчиком поступил на службу в одну из книжных фирм». Первые документальные сведения о Тузове относятся к 1873 году, когда он в возрасте 22-х лет получил купеческое свидетельство по второй гильдии. С этого времени и начался уверенный подъем предпринимателя по лестнице процветания. За 23 года безупречной торговли он сменил три магазина и все – на Большой Садовой улице. Первую лавку Тузов снял в 1874 году в Пажеском корпусе напротив Гостиного двора. Дела шли так успешно, что, спустя пять лет, он переменил помещение на более обширное, переехав на Большую Садовую, 16. Этот крупный магазин ранее принадлежал известной всему русскому православному обществу фирме Кораблева и Сирякова, занимавшейся торговлей и изданием книг духовно-нравственного содержания. Н.П. Кораблев умер в 1877 году, а М.Н. Сиряков не прожил и года после потери товарища. Тузов не только снял их книжное помещение, но и стал преемником их дела «с преимущественной целью всесторонне развивать и довести до возможной безукоризненности торговлю духовными изданиями», как он сам писал в каталоге магазина. Ориентация на книги религиозного содержания предполагала верное, надежное и прибыльное дело. С середины XIX века, когда усилился надзор над книгой, вырос процент запрещенных изданий. На фоне этой неблагоприятной картины духовно-нравственная литература выглядела как редкое исключение, не встречая, по словам Н.А. Рубакина, «никаких препон и преград и лишь поддержку». Огромный тираж книг этого направления был обусловлен их официальным допущением и распространением в церковно-приходских и других школах, а также в библиотеках, которые стали усиленно заводится при городских и сельских церквах. Предприимчивый Тузов, чувствуя ситуацию, шел в ногу со временем и в своих каталогах доводил до сведения покупателей, что его книжный магазин «принимает на себя устройство благочиннических библиотек».

Не лишне учесть, что экономическая обстановка того времени благоприятствовала книжной деятельности более всего в Петербурге. Здесь, в основном, было сосредоточено и неудержимо развивалось типографское дело. Так например, из 33 875 201 экземпляра книг, напечатанных в России в 1893 году, 24 265 787 экземпляров были выпущены в Петербурге. Весь этот поток книжного товара оседал на прилавках столицы. Здешние книготорговцы обслуживали провинциальные города всей России, наращивая свой купеческий капитал. Магазин Тузова также ежедневно сдавал в почтамт посылки с книгами для своих иногородних покупателей. Основные правила, которыми он руководствовался:

«Быстрота и точность в высылке книг», «Сосредоточить возможно полный, постоянно подновляемый подбор сочинений».

Игнатий Лукьянович подметил, что в столице «торговля духовными сочине-ниями не выделена в особое специальное занятие», к тому же «требования гг. иногородних на высылку им духовных сочинений не всегда исполняются как бы следовало». Но это положение дел не огорчило Тузова, а придало ему вдохновения взяться самому за решение проблемы:

«Если бы каких-нибудь из книг, издаваемых в провинции, в моем магазине не нашлось, то я обязуюсь таковые книги выписывать от их издателей…; за петербургские же издания я могу поручится, что все они большею частию у меня имеются».

Он молод, полон энергии, ему интересно. Тузов неустанно наращивал свой ассортимент: в каталоге изданий его фирмы за 1881 год насчитывалось 3 500 библиографических записей, в 1897 году – около 11 000, в 1913 году – более 16 500 названий книг. Замечательная грань его деятельности заключалась в том, что добрую половину своего товара Игнатий Лукьянович издавал собственными силами. Свою первую книгу он выпустил в 1874 году. Никогда не имея собственной типографии, он договаривался на выгодных условиях с другими печатными заведениями, например, сотрудничал с типографией М. М. Стасюлевича (В. О. 2-я линия, 7), с типографией Дома призрения бедных (Лиговский пр., 16), с типографиями М. И. Акинфиева и И.В. Леонтьева (Бассейная ул., 14; Басков пер., 4). Книги религиозного содержания запрещалось печатать частным издательствам. Они выпускались только в двух типографиях Святого Синода. Одна из них – в Петербурге, ее постоянным заказчиком был Игнатий Тузов. Книги, которые издавал Тузов – это творения отцов Православной церкви и переводы иностранных изданий. В его каталоге за 1880 год читаем:

«Еще не излишним считаю сказать, что магазин мой приобретает разного рода рукописи в собственность для издания оных по обоюдному с гг. авторами и переводчиками соглашению».

Так в 1880 году был напечатан труд Фомы Кемпийского «О подражании Христу» по вновь открытой подлинной рукописи, в переводе с латинского обер-прокурора Святого Синода К.П. Победоносцева. С 1880-х годов фамилия Тузова и положительные отклики на его издания все чаще стали появляться в объявлениях о книжных новинках в периодической печати. Особый успех имели сочинения известного английского богослова Ф.В. Фаррара – «Жизнь Иисуса Христа», «Жизнь и труды св. Апостола Павла» и «Первые дни христианства». Каждая книга вмещала около тысячи страниц со множеством иллюстраций и приложением раскрашенных карт Палестины и путешествий св. Апостола Павла. Издания вышли в роскошном коленкоровом переплете с золотым обрезом, на прекрасной толстой бумаге.

«Все это делает честь почтенному издателю, видимо, не жалевшему никаких трудов и издержек, чтобы в достойном виде представить русской публике наиболее выдающиеся произведения английской богословской литературы», – отмечал журнал «Русский паломник» (1888. № 21).

Цена каждого такого тома доходила до восьми рублей. Но эту же книгу Тузов издавал и в более скромном переплете, цена такого общедоступного издания составляла 2 рубля 50 копеек.

Игнатий Лукьянович умел угодить вкусам изысканной публики: старался по-добрать шикарный переплет, оформить книгу золотым обрезом, золотым тиснением. Но если мы откроем любой из каталогов магазина Тузова, то убедимся, что дорогостоящих книг (от шести до двенадцати рублей) будет одна-две на сотню дешевых. В перечне «книжек для народа и школ» десятки изданий от двух до пяти копеек. В печати отмечали:

«Издавая солидные труды, г. Тузов не избегает небольших сочинений, которые у него льются, как из рога изобилия».

Об издательской деятельности нашего героя есть еще одно свидетельство: «Игнатий Лукьянович общался с высшим духовенством и писателями. В свое время к нему нередко заходил в магазин Лесков, отдавший Тузову трижды на издание свои знаменитые “Мелочи архиерейской жизни” и сборник “Русская рознь”. Игнатий Лукьянович хранил о большом писателе интересные воспоминания». Это тесное общение подтверждает одна интересная выдержка из письма литератора того времени В.П. Бурнашева, который, поссорившись с Н.С. Лесковым, пишет приятелю в 1884 году:

«за сим прекратил бывать в магазине Тузова, где всего скорее рискую встретить эту личность…».

Имя издателя с 1879 года встречается в письмах Лескова. Так в одном из писем он рекомендует знакомому профессору Киевской духовной академии Ф.А. Терновскому продать его книги на выгодных условиях через магазин Тузова и характеризует книгопродавца: «он мой постоянный издатель и покупатель, достойный человек и аккуратный плательщик». Те, кто близко знал Игнатия Лукьяновича, утверждали, что его архив мог бы представить большой интерес для собирателей литературной и церковной переписки. О судьбе этого архива нет никаких сведений. В Рукописном отделе Пушкинского Дома удалось обнаружить лишь одно письмо, датированное 1877 годом и адресованное Тузовым в г. Тамбов, М.Ф. Депуле, известному биографу поэтов Никитина и Кольцова:

«Милостивейший государь, Михаил Федорович! Прочитав публикацию в газете “Новое время” о продаже Соч. Никитина, имею честь покорнейше Вас просить, сообщить мне подробно все условия продажи Соч. Никитина и его биографии Вами написанной…».

Энергичный молодой издатель вел активную деловую переписку по всей России, интересовался новостями в литературном мире и, вероятно, старался опередить других и выпустить первым какую-либо новинку. Год от года наращивал он размах своей деятельности, развернув целый «издательский конвейер». Помещение магазина на Садовой, 16 оказалось уже недостаточным для его дела. Игнатий Лукьянович переехал через дорогу в Большой Гостиный Двор на Садовую линию, где расположился на трех этажах магазина № 45, существовавшего под вывеской Тузова до 1917 года. Находящаяся напротив Императорская Публичная библиотека только за один 1897 год закупила у Тузова шестьсот единиц книг духовного содержания. Как уважающий себя купец Тузов жертвовал часть своего капитала на благо общества. К тому же, благотворительность могла быть отмечена правительством и государем, а это сулило награды, почести и даже зачет в действительную государственную службу. Известно, что в 1886 году император Александр III пожаловал Тузову Орден Святой Анны третьей степени в благодарность за сооружение новой деревянной церкви в Тверской губернии, на что купец израсходовал свыше 6000 рублей. Став кавалером ордена, Игнатий Лукьянович получил право на потомственное почетное гражданство. В те же годы в часовню Свято-Троицкого храма на Николаевской улице (ныне ул. Марата, 5) им был пожертвован новый иконостас. Тридцать три года подряд Тузов отслужил на благотворительном поприще в Доме Призрения бедных в память Императора Александра II в г. Ораниенбауме, обеспечивая детей необходимыми учебниками и книгами. В 1913 году за долгую службу, в соответствии с Уставом Дома Призрения, ему был присвоен чин Надворного Советника. Завоевав признание среди купцов своим безупречным и добросовестным трудом, И.Л. Тузов становится в 1906 году выборным от С.- Петербургского купеческого сословия сроком на три года, то есть участвует в городском самоуправлении. Семья купца была уже большой. Тузов женился на Анне Гордеевне Ивановой, дочери бронзовых дел мастера. Росли трое детей – дочь Евгения, сыновья Александр и Николай. В 1880-е годы Тузовы снимали просторную квартиру на Невском проспекте, в красивом доходном доме № 64, выходящем окнами на Аничков дворец. Разбогатевший купец основательно подумывал об участке, где будет стоять его собственный дом. Свой выбор он остановил на Николаевской улице, 17. По заказу нового хозяина архитектор А.В. Иванов выполнил проект каменного четырехэтажного лицевого фасада и двух таких же флигелей. В оформлении фасада были использованы традиционные приемы, присущие позднему этапу эклектики, обилие лепного декора. Компактная планировка помещений представляет собой характерный образец малоквартирного доходного дома конца XIX века. В 1894 году Тузовы переехали в этот нарядный дом. Апартаменты хозяев располагались во втором этаже. Как домовладелец И.Л. Тузов предпочитал сдавать квартиры жильцам благонадежным и состоятельным. Здесь поселился князь А.А. Шаховской, председатель Товарищества «Кавказская ртуть»; снимал квартиру доверенный Санкт-Петербургского отделения Коммерческого банка в Варшаве М.С. Фляум. Дом 17 также связан с именем проживавшего здесь актера Александрийского театра В.Н. Давыдова. В справочнике «Весь Петербург» в конце XIX века на Николаевской, 17 ежегодно указывалось до восьми фамилий квартиросъемщиков. Сам Тузов прожил здесь с семьей полных двадцать лет. В стенах этого дома он пережил огромное горе. В 1903 году в возрасте 28 лет умерла его дочь Евгения. О ее жизни известно очень мало. Замуж вышла поздно за купца второй гильдии А.В. Мурина, содержавшего мучной лабаз. Старший сын Александр родился в 1877 году. Неотлучно был при отце, пошел по его стопам: изучал книжное дело, перенимал опыт. В 1900-х годах стал управляющим магазина И.Л. Тузова. Николай, младший сын, родился в 1880 году. Закончил Императорскую лесотехническую академию, заведовал лесничеством г. Гатчина, женился. В 1904 году в семье Николая родился сын, единственный и последний потомок рода Тузовых – Николай Николаевич. Летом 1916 года Игнатий Лукьянович выехал в Старую Руссу, в санаторий поправить здоровье. В июле в нескольких петроградских газетах появилось печальное известие о кончине книгопродавца, надворного советника И.Л. Тузова, последовавшей после тяжкой болезни 20 июля в городе Старая Русса. Тело привезли в Петроград. Погребение состоялось на Никольском кладбище Александро-Невской лавры, в фамильной часовне, рядом с дочерью (точное место захоронения пока не выяснено). Судьба Николая Николаевича, единственного внука Игнатия Лукьяновича, интересна тем, что после долгих скитаний по России на седьмом десятке он снова соединился с родным домом. Еще в революционные годы на глазах подростка рушился фундамент их семейного благополучия, созданный трудами деда. Дом на улице Марата у хозяев отобрали. Здание поочередно передается различным организациям. Исчезают мебель, картины. Разобрана и увезена одна из двух изразцовых коричневых печей в столовой. Внутри дом перегородили на коммунальные клетушки. Семье Тузовых выделили небольшую квартиру. Закончив Александровский институт путей сообщения, Николай Николаевич получает степень кандидата наук; остались его научные труды. В военные блокадные годы Тузовы по-прежнему проживали на улице Марата, 17. В этот период обрываются документальные свидетельства об Анне Гордеевне Тузовой и ее сыне Александре. Николай Николаевич занимал должность главного инженера мастерских Ленфронта. Затем – оговор, арест, высылка под Москву, работа на водохранилище. После реабилитации Николая Николаевича отправили в г. Нальчик, где он преподавал в техникуме. В 1960-е годы он вернулся в Ленинград. В 1983 году дом № 17 по улице Марата передали производственному объединению «Реставратор». Николай Николаевич, будучи в преклонном возрасте, принимал активное участие в восстановлении его интерьеров, предоставил семейный альбом Тузовых с видами фасада и жилых комнат второго этажа, где проживала его семья. Отреставрированные жилые апартаменты, по его свидетельству, выглядят достоверно. Дом включен в список памятников архитектуры местного значения. Последние годы Тузов работал вахтером здесь же, в объединении. В конце 80-х годов его можно было увидеть в вестибюле на вахте. Многие еще помнят бдительного дедулю, который настойчиво требовал красную книжечку-пропуск. Так он и закончил свой жизненный путь на страже родного дома. Умер Николай Николаевич в 1988 году в возрасте восьмидесяти четырех лет. Урна с прахом захоронена недалеко от фамильной часовенки, в колумбарной стенке Никольского кладбища Александро-Невской лавры. Так угас петербургский купеческий род Тузовых, но стоит на Марата, 17 дом, молчаливый памятник их былого процветания.

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?