Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 574 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Платунова А. Сказки. 10 цветных автогравюр на линолеуме. Авторские оттиски.

Казань, Графический коллектив Казанских художественных мастерских, 1922. [4] с., [10] л. цв. ил. Тираж 25 нумерованных экземпляров. В издательской гравированной обложке. Обложку резал на линолеуме и от руки раскрашивал К. Чеботарев. 25 см. Чрезвычайная редкость!

 

 

 

 

Платунова,  Александра Георгиевна (1896–1966) – советский художник. Яркий представитель казанского авангарда. Училась у Н.И. Фешина. Участвовала в союзе «Подсолнечник» (1917–1918), в объединении «Всадник» (1920–1922), в экспериментальном молодежном театре (КЭМСТ, 1923-1926), в Тат-ЛЕФе. Супруга художника К. К. Чеботарева. Александра Георгиевна родилась 29 марта 1896 года в селе Мари-Турек Вятской губернии, что ныне входит в земли республики Марий Эл. Отец ее был художником-иконописцем, его профессия и дала первоначальный импульс появлению интереса к занятиям рисунком и живописью. Еще одним толчком к этому послужил пример двух старших братьев, ставших художниками. К пятнадцати годам Шура Платунова уже определилась, чем она хочет заниматься в жизни, и ее выбор не стал ни для кого неожиданностью: Александра с 1908 по 1915 год училась в Казанской художественной школе. Школа была открыта в 1895 году и стала первой школой в системе средних специальных художественных учебных заведений, подведомственных Академии художеств в Санкт-Петербурге. Среди выпускников КХШ были известные художники Александр Родченко и Давид Бурлюк. Как многие, или почти все, Платунова боготворила Н.И. Фешина, с 1908 года преподававшего в Художественной Школе. Как вспоминал впоследствии один из учеников Школы Н.М. Никонов, «вся казанская школа в этот период была в сущности «фешинской», все ученики подражали ему». В 1918 году в Казани были организованы архитектурно-художественные мастерские (АРХУМАС), где Платунова с 1918 по 1922 год продолжила обучение в мастерской того же Фешина. Доминирующее положение педагога Николая Фешина в художественном мире татарской столицы чувствовалось до 1922 года – времени отъезда художника в Америку. Подражала Фешину и Платунова. «Фешинисты», среди которых, кроме Платуновой, были Николай Михайлов, Константин Чеботарев, Надежда Сапожникова и др. стали крайним станковым крылом АРХУМАСа, задачей которого провозглашалось производственное искусство и альтернатива реализму. Это означало и то, что учебная работа сочеталась с производственной: город обеспечивался оформлением праздников, проектами по установке памятников и перепланировке парков, печатно-издательской и выставочной деятельностью.

Александра Платунова Автопортрет. Конец 1910-х г.

Чеботарев К.К. Портрет А.Г. Платуновой. 1933. Холст, масло.

Платунова А.Г. Две крестьянки. 1924. Линогравюра.

А. Платунова. Ликвидация неграмотности.

1936 г. Литография.

С 1921 по 1926 год Платунова преподавала в художественной школе, которую когда-то закончила. Историки называют ее в числе пассионариев казанского авангарда (пассионарий – это активный человек, стремящийся к обновлению, развитию, лидерству). Впрочем, сотрудничая с АРХУМАСом, именно Платунова вместе с выпускником КХУ Константином Чеботаревым, ставшим впоследствии ее мужем, выступила против педагога Павла Мансурова, преподававшего в мастерских беспредметную живопись (абстракционизм). Свою педагогическую работу названные товарищи начали с того, что согласовали с руководством АРХУМАСа решение об ошибочности абстрактного искусства как самоцели и исключении его из программы мастерских. Хотя, если прочесть биографию того же Чеботарева, то станет понятно, что до 1921 года он как раз и занимался абстракционизмом.

Одна из ее первых работ «Сумерки», написанная в 1911 году, явно «фешинская»: рисунок, техника письма, приверженность реализму – все суть школа Николая Ивановича и ничего от ее самой, Шуры Платуновой. Поэтому, очевидно, точкой отсчета своего творческого пути сама Александра Георгиевна считала не 1911 год, но 1914-й, с появления работы «Осень» и участия в Казанских периодических выставках, когда стали проявляться индивидуальность, своя, особая техника и предпочтение сказочного действительному.

Отход от реализма, ирреальное истолкование действительности, богатейшая фантазия, приверженность футуристическим веяниям в совокупности с яркой самобытностью привели к появлению среди казанских художников очень яркой и оригинальной творческой личности. Профессор К.И. Сотонин, сравнивая ее работы с вещами «элегического» живописца В.Э. Борисова-Мусатова и символиста и фантаста М.К Чюрлениса, находил фантастические произведения Платуновой «свежее».

«Ценность произведений Платуновой в том, – писал К.И. Сотонин в очерке, посвященном творчеству Александры Георгиевны, – что они едва ли не единственные подлинные живописные сказки, сказки новые, еще не рассказанные, с своей особой причудливой нереальной реальностью, мир, полный невиданных живых существ, мир, для которого не существует «не может быть», подлинное царство «чего нет».

В «казанский» период ее жизни было создано много работ. Композиции «Сон», «Русалка», «Портрет К.К. Чеботарева» (который стал ее мужем и с которым она прожила долгую счастливую жизнь), «Автопортрет», «Цикл моих снов», («Сказка», «Колдунья», «Негритянка», «Кукла», «Лунные пятна»…)

Диапазон ее работ был очень широк: станковая живопись, графика, аппликация, резьба по дереву, миниатюра. «Миниатюрам Платуновой трудно найти соперника», – писал профессор Сотонин в 1922 году. И все ее работы – тонкая изумительная техника, наполненная романтизмом и острым чувством современности, расцвеченной причудливыми красками богатого воображения. Вообще, вся живопись Платуновой мягка, изящна, благородна и элегантна, несмотря на сознательное пренебрежение всеми принципами реалистической живописи, перспективой и даже анатомической правильностью.

Она всегда была немного язычницей. Напрасно утверждала автор биографического справочника «Художники Советской Татарии» С.М. Червонная в 1975 году, что «формалистические тенденции, развившиеся под флагом «левого авангардизма», свойственные А.Г. Платуновой в ее «казанский» период, «впоследствии были преодолены и изжиты». Ничего подобного. Уже после того, как в 1926 году Александра Георгиевна вместе с Константином Чеботаревым покинут Казань и переедут в Москву, в 1932-1933 годах появится ее цикл миниатюр «Фантазия»; в 1934-1935 годах – «сюита иллюстраций» к поэме В.В. Каменского «Степан Разин» и цикл «Рыбки» 1962-1963 с изображением рыб с головами, похожими на человечьи и руками или лапами вместо плавников.

С 1914 года она была и оставалась сказочницей до самой смерти, последовавшей в 1966 году. Несмотря на многочисленные иллюстрации и обложки к книгам (опять таки, сказкам) и даже серию работ на тему Великой Отечественной войны. Именно как художница-фантастка и сказочница Александра Георгиевна Платунова и вошла в историю русского искусства. Как оригинальный, самобытный ни с кем не сравнимый мастер.

У нее есть одна миниатюра – акварель «Алая радость». Одна из лучших. На фоне синей с серебряными узорами стены развивается красный с зелеными узорами платок. На фоне платка, держа его за спиной, изображена обнаженная по пояс девушка. Она танцует. И ее ничто не может остановить, пока она сама этого не пожелает. У нее гордая осанка и тонкое лицо. И она чем-то очень похожа на художницу Александру Георгиевну Платунову.

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?