Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 491 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Эмден Э. Иммер берайт! (Всегда готов!). Рисунки и макет Соломона Телингатера.

 

Москва-Ленинград, Госиздат, тип. «Красный пролетарий», 1930. 36 с. с ил.  В издательской обложке (автотипия). 22х17 см. Тираж 25000 экз. Чрезвычайная редкость!

 

 

 

 

 


 

«Сдвигаем тишину с упрямством ярости …

Искатели! Смелые бунтари!

Прочь гоните отживших мумий,

влюбленных в романтические сумерки исписанных старух

со сгнившим развалившемся великолепием.

Дерзание дерзостных – настоящее наше «Вперед!»

А. Родченко


Но «дерзание» резко уходило в прошлое. В 1930-е гг. экспериментирование в оформлении детской книги становилось все более проблематичным (в отличие от 20-х); любая новация воспринималась критикой враждебно, даже если речь шла не о монтажном гротеске, а о непривычном ракурсе снимка. Например, известная фотография Родченко, «снизу вверх» запечатлевшая пионера-горниста, ставшая впоследствии классикой отечественного фотоискусства, вызвала гневную отповедь «Пионерской правды». Конечно, не обошлось без дежурных обвинений в «формализме»; рецензент недоумевал, «почему это—„Пионер из лагеря «третьего решающего»", а не, скажем, горнист лейб-гусарского полка или трубач Таганской пожарной команды. Ничего пионерского в снимке нет». Но статья была направлена не столько против конкретного новаторского произведения, сколько против целой тенденции поверхностного изображения юных ленинцев «с точки зрения барабана и горна», широко распространенной в разных видах искусства. Автор счел своим долгом напомнить «свободным художникам», что пионеры «не только дуют в горн, бьют в барабан и отдают салют, но также активно помогают партии и комсомолу на всех участках строительства», и призвал к показу этой будничной, повседневной работы. Однако в большинстве представленных в данном разделе книг, посвященных пионерскому движению, демонстрируются его парадные стороны; одной из ведущих тем становятся отчеты о всевозможных официальных мероприятиях: слетах, смотрах, конкурсах. Безусловно, в этом отразился процесс бюрократизации пионерии, и все же чаще всего издания такого рода претендовали на занимательность, авторы и оформители пытались делать из собранных фактов далеко идущие выводы, стремились к глобальным обобщениям. Особенно выразительна книга «Иммер берайт!» Э. Эмден (1930) в оформлении С. Телингатера:

В борьбе за Рабочее дело, Будь готов!

Да здравствует 10-летие мировой пионерии!


Речь здесь идет о Международном слете юных пионеров, состоявшемся в г. Галле в Германии, куда не были допущены делегации из СССР и ряда других стран. Город Галле имел славное революционное прошлое октября-ноября 1919 года. Тогда здесь был создан Совет рабочих и солдатских депутатов, зародился Союз Красных фронтовиков. Здесь родились первые пионерские отряды Германии. Проходили мощные забастовки. Так как наша пионерия не была допущена властями Германии на этот Слет, то наша организация организовала Всесоюзный Рапорт пионеров Советского Союза Международному слету пролетарских детей о своих славных делах. Макет построен таким образом, что читателю не нужно обращаться к оглавлению: на каждом развороте он видит названия всех глав и может свободно ориентироваться в книге. Интернационалистский пафос проявляется и в многократных повторениях призыва «Будь готов!» на разных языках, и в том, что текстуальные и фотографические свидетельства о пионерских акциях в разных странах складываются в единый рассказ, образуют сквозное действие.

Один из классических примеров фотоиллюстрирования беллетристики — поэма А. Безыменского «Комсомолия» в оформлении того же Соломона Телингатера. Сегодня литературные достоинства этого произведения представляются весьма сомнительными, а отдельные строки звучат откровенно пародийно. Грубоватые зарисовки комсомольского быта чередуются здесь с «философскими» отступлениями («ЦеКа играет человеком. / Оно изменчиво всегда») и верноподданническими заверениями («Мне ВЧК—маяк»), казенная лексика разбавляется молодежным сленгом. Автор берется декларировать позицию целого поколения:

Мы любим, любим труд, винтовку,

Ученье (хоть бы на лету),

Мы любим вкусную шамовку.

И даже смерть, но  — на посту!

Из нас бы каждый сердце вынул

Иль с радостью хоть где корпел,

Чтоб только быть достойным сыном Огромной мамы—РКП!

Приведенные строки особенно часто цитировались в рецензиях; именно они дали повод сказать, что «хотя не у каждого из нас есть трехбуквенная мамаша, но зато у каждого имеется трехбуквенная тетка ГПУ», с тех пор в узком писательском кругу грозную карательную организацию принято было по-родственному именовать «теткой». Но в 1920-е гг. у поэмы было немало почитателей, и даже Л. Троцкий признавался, что именно «Комсомолия» помогла ему по-настоящему понять психологию современной молодежи. Любопытно сравнить особенности оформления разных изданий этого текста. Возможно, наиболее адекватно авторскую стилистику передают незамысловатые, чисто карикатурные иллюстрации В. Козлинского (1933). В издании 1924 г. обложка выполнена Б. Ефимовым в силуэтной манере под явным влиянием Ю. Анненкова, а иллюстрации представляют собой «постановочные» фотографии: фигуры комсомольцев запечатлены в предлагаемых поэтом «типических обстоятельствах»: в рабочем клубе, на собрании, на отдыхе. В начале книги строки «И вот вам, вот мое лицо, / Лицо рабочего подростка» сопровождаются целым набором типажных фотопортретов: читателю как бы предлагается по своему усмотрению выбрать внешний облик героя поэмы. В финале дается снимок счастливого юноши, гордо размахивающего партбилетом. Местами поэтический текст прерывается вкраплениями нот. Такое оформительское решение нельзя не признать оригинальным, хотя и достаточно эклектичным. Однако в историю искусства книги по праву вошло издание 1928 г. альбомного формата, посвященное 10-летнему юбилею комсомола. Оформляя его, Телингатер в некоторых случаях использовал те же самые фотографии, но распорядился ими совсем иначе; кроме того, в подготовке издания была задействована целая группа работников Совкино. Фотокадры включаются в предложенную художником образную структуру на равных правах с другими изобразительными элементами: наборными композициями, сатирическими набросками, фрагментом чертежа, телеграфным бланком. Чаще всего оформитель использует снимки фрагментарно, вычленяет лишь самые существенные детали. Некоторые кадры тонированы красным цветом, что позволяет расставлять дополнительные смысловые и эмоциональные акценты. Фотографии активно взаимодействуют со шрифтом, служат как бы продолжением строк, уравновешивают полосу набора. Одна из главных особенностей «Комсомолии» 1928 г. — виртуозное полиграфическое воплощение сложного замысла. Лично осуществляя набор и верстку, Телингатер стремился в максимальной степени использовать технические ресурсы первой Образцовой типографии. Как справедливо отмечают исследователи, его работа сродни искусству декламации: буквы мгновенно реагирует на малейшие колебания поэтической интонации, меняя размер и окраску. По мере надобности отдельные строки располагаются диагонально и даже волнообразно. Подбирая соответствующий шрифт, художник вдумчиво интерпретирует каждую фразу поэта, определяет значимость и удельный вес каждого слова. В результате этих манипуляций беспомощные вирши наполняются подлинной патетикой, их издание становится одним из самых ярких художественных документов своего времени. Возможно, именно литературное несовершенство данного произведения в какой-то степени стимулировало инициативу оформителя, давало ему определенную творческую свободу. Один из западных искусствоведов охарактеризовал «Комсомолию» как итоговую книгу отечественного конструктивизма, блестяще демонстрирующую выразительные возможности этого стиля и в то же время свидетельствующую об исчерпанности его приемов. Метод использования фотографий в оформлении художественной литературы представлялся некоторым художникам и теоретикам чрезвычайно перспективным. На страницах «ЛЕФа» даже высказывалось предположение, что подобная практика вскоре окончательно избавит литераторов от утомительной обязанности описывать внешность своих персонажей. Но на практике применение этого метода далеко не всегда выглядело убедительно. В «Комсомолии» фотоиллюстрации были полностью оправданны собирательным характером героя, социальный типаж был здесь гораздо важнее индивидуального характера. (Кстати, и в кинематографе тех лет многие режиссеры работали с непрофессиональными исполнителями, предпочитая ярко выраженную типажность актерскому профессионализму.)

Эмден, Эсфирь Моисеевна- настоящая фамилия — Коссая (1906 - 1961)- русская советская писательница, литературный редактор, автор многочисленных произведений для маленьких читателей: повестей, лирических стихотворений, сценариев, пьес. Родилась в Екатеринославе. Длительное время работала редактором детских книг. В 1941 году при подготовке сборника «Ёлка» разыскала настоящего автора известного стихотворения «В лесу родилась ёлочка» — Раису Кудашеву. Ранее это стихотворение публиковалось в 1903 году под псевдонимом «А. Э.». В 1959 году выходит ее "Дом с волшебными окнами" - увлекательная новогодняя сказка. Сережа и Таня попадают в чудесную, полную неожиданных встреч и волшебных событий сказочную страну. "Про что книжка? Про всех нас и как-то очень осторожно и тепло про каждого в отдельности. Канун Нового года. На стекле нарисовано морозное дерево, и смутно виднелась сквозь его мохнатые серебряные ветви широкая вечерняя улица. В высоких домах зажигались окна. Одно за другим, как гирлянды лампочек на елке. Кто-то забыл у ворот саночки. Два человека торопливо шли по мостовой и размахивали руками. В самом конце улицы, там, где начинался бульвар, все сливалось в мохнатое, белое, пушистое... Шел снег. В комнате пахло хвоей. Большая елка стояла в углу, и стеклянные шары тускло поблескивали на ней. Отчего это в комнате вдруг посветлело?.. Это окошко светится. Отчего? Это от фонаря с улицы, свет пробивается сквозь замерзшее стекло. Поблескивают на елке шары. За окном падает снег. Тепло обитая дверь мягко приоткрылась. Никого! Вереница маленьких белых мышей промчалась мимо подъезда. Или это был снег? Но в эту минуту прямо в дверь влетело целое облако густого морозного пара. "Приехали", - сказал тихий голос, и в этом облаке прямо в дверь квартиры вошла старушка гостья. А еще там строилась какая-то необыкновенная машина с кузовом грузовика и пропеллером самолета. Она могла летать, плавать и ездить. "Кружок, брусок и палка - готова превращалка". Ее перу принадлежат следущие детские книги:

  • Иммер берайт!
  • Дом с волшебными окнами
  • Конец оловянного генерала
  • Приключения маленького актёра
  • Сказка о толстом шуцмане и об ученом докторе
  • Школьный год Марины Петровой

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?