Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 495 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Маяковский В. Гуляем. Рисунки И. Сундерланд.

Ленинград, изд. "Прибой", 1926. 12 с. На с.2 обложки – иллюстративно-рекламные издательские объявления. На с.4 обложки – издательская марка. В издательской хромолитографированной обложке. 26,8х19 см. Тираж 10130 экз. Цена 60 коп. Чрезвычайная редкость!

 

 

 

 


Частенько дети раскрашивают книги. Для коллекционера - это беда:

20 мая 1925 г. одновременно с договором на «Что такое хорошо и что такое плохо?» Маяковский подписал с издательством «Прибой» договор на детскую книжку «Каждому Пете и каждому Васе рассказ о рабочем классе». Срок представления рукописи 15 июня 1925 г. 25 мая Маяковский выехал в заграничное путешествие. В письме из Парижа к Л. Ю. Брик от 19–20 июня им выслан «листок с текстом» для «Прибоя» (В. Катанян , Маяковский), Литературная хроника, М. Гослитиздат, 1956, стр. 231). По‑видимому, это была рукопись детской книжки, названной в договоре, от 20 мая 1925 г. «Каждому Пете и каждому Васе рассказ о рабочем классе» и получившей теперь новое заглавие «Гуляем». Вышла в свет отдельным изданием в марте 1926 г. с рис. худ. И. Сундерланда. Весьма выразительна и книга «Гуляем», выпущенная в марте 1930 г. издательством «Прибой». Оформляя ее, Ирэна Сундерланд смело использует не только стилистику журнальной сатирической графики, но и язык авангардистского искусства. Типажи современной улицы, здания и предметы подвергаются кубистическим деформациям, обобщаются до геометрических схем. Наклонные плоскости постоянно сталкиваются друг с другом, лишь отдельные фигуры (например, шарообразный буржуй в клетчатых брюках или угловатый часовой с винтовкой) обладают в этой системе координат определенной устойчивостью. Казалось бы, такая графическая манера заведомо непонятна дошкольникам, которым адресована книга. Но строгий отбор деталей, композиционный лаконизм и насыщенная цветовая гамма в значительной степени адаптируют новаторские приемы к уровню восприятия ребенка. Стихотворение «Гуляем», которое, кстати говоря, было написано раньше «Зверинца», отличает общее для всех детских стихов Маяковского «игровое» решение темы. Но если «Зверинец», с его экзотическими персонажами, как бы сам «просился» в игру и эту игру звери уже намагничивали одним фактом своего присутствия, то очень серьезное по содержанию и «деловое» — если только можно так сказать — но замыслу стихотворение «Гуляем», которое как бы закладывает основы социального воспитания, учит ребенка ценить рабочего человека, Маяковский переводит в игру. Не снижая ни значения, ни важности избранной темы, он в то же время оберегает рассказ от скучной назидательности. Стихотворение начинается предельно просто. Первая фраза, как фраза из букваря, как строчка, которую учитель пишет мелом на доске, чтобы малыши-первоклашки хором повторяли за учителем слова и буквы:

Вот

я

с няней. Няня

гуляет с Ваней.

Свою книжку Маяковский строит, во-первых, на подчеркивании одной главной черты в характере своих персонажей: у дурных — дурной, у хороших — хорошей; во-вторых, на контрастном противопоставлении каждой новой пары, повстречавшейся нам во время прогулки. Противопоставление начнем с малого, каждому ребенку понятного. Увидели на улице кота. Потом собаку. У этого кота какая черта главная? Забота о чистоте: «Раз шесть моет лапкой на морде шерсть». Кота за чистоту все любят и уважают. Ну а собака? Конечно, собака бывает разная. Та, что попалась, «не хорошая, грязная». Отсюда мораль... Нет, в данном случае Маяковский не собирается высказать ее прямо, в лоб. Веселая мораль запрятана в строчках стихотворения. И ребенок все легко поймет сам, без подсказки и пояснения: чтобы не прослыть грязнулей, бери пример с чистоплотного кота, а не с собачки, у которой и лапки и хвост запачканы грязью. Другая пара. Контраст уже социальный: буржуй и рабочий. Портрет буржуя («на пузо глядь») Маяковский дает в броской, плакатной манере, близкой к манере его рисунков для «Окон РОСТА» с их боевыми, ударными подписями:

От жиру —

как мяч тугой. Любит,

чтоб аа него

работал другой.

О рабочем сказано (мы уже приводили эти строки) с пословичной лаконичностью: «рабочий — тот, кто работать охочий». И дальше поэт обращается к юным читателям с призывом, который звучит энергично и требовательно, как лозунг, как пароль: равняйся на рабочего человека!

Все на свете

сделано им.

Подрастешь

будь таким.

Труд крестьянина, повстречавшегося на улице с телегой и лошадью, охарактеризован по-маяковски точными и запоминающимися словами. И опять подчеркнуто самое главное:

Ты

краюху

в рот берешь, а мужик

для краюхи

сеял рожь.

Затем в поле зрения поэта попадает некая дама («чужая мама») из породы глубоко ненавистных Маяковскому бездельниц, невежественных обывательниц: «Ничего не делая, сидит, от пудры белая». Пародийно-ироническим стихам о даме, которая весь день мелет языком, как мельница, противопоставлены серьезные, уважительные:

А няня работает —

водит ребят. Ребята

няню

очень теребят.

Сердечным, лирическим чувством согреты эти завершающие стихотворения, как и начинающие его, строчки, посвященные няне:

У няни моей

платок из ситца. К няне

надо

хорошо относиться.

Две детские книжечки Маяковского, о которых мы ведем здесь рассказ, невелики. А без картинок и вовсе тоненькие. Как я ни старался быть кратким, разбор все же получился длиннее самих книжечек, потому что, обращаясь к детским стихам Маяковского, пусть даже бегло и не ко всем, невозможно обойти молчанием некоторые общие проблемы. Как ни скромно, на первый взгляд, место детских стихов Маяковского в 13-томном Собрании его сочинений, влияние поэта на становление, развитие всей русской поэзии для детей трудно переоценить. Маяковскому пытались подражать. Особенно начинающие. Но дело не в подражаниях и не в заимствованиях. Дело в органическом усвоении тех принципов, которые поэт считал важными и утверждал своими стихами, будь то книжка-забава или книжка — открытый урок, где Маяковский черпал сюжеты прямо из жизни, не только не обходя социальное содержание, но всемерно его заостряя. Однако, в любом случае, он оставался неистощимым на выдумку рассказчиком, веселым и одновременно серьезным. Щедрая натура поэта, обаяние его личности, озорство мальчишки из села Багдади, сохранившего во всей свежести память детства, всегда чувствуются в стихах Маяковского для маленьких. Конечно же, ему самому очень интересно бродить с малышами по зоопарку, от клетки к клетке, и показывать им самых разных зверей, и все объяснять, если и с дидактизмом, то, как мы уже говорили, не с унылым, а непременно веселым, понятным маленьким слушателям. В живой, непринужденной речи поэт соединяет пафос, сатиру, лирику, колючее слово о даме-пустомеле с добрым — о работящей няне, завершая на этой задушевной ноте стихотворение «Гуляем». «Фрикассе надо...» — решительно отметил поэт в своей записной книжке. Надо весело. Надо с фантазией. С причудой. Говорить с детьми обо всем. И прежде всего, о главном. «Кем быть?» «Что такое хорошо и что такое плохо?» В стихотворении «Гуляем» наглядно, зримо — на улице, в толпе людей, вглядываясь в лица прохожих,— обсуждает Маяковский с детьми, как с равными, эти вопросы. Без мелких утилитарных поучений. Ни на минуту не забывая о возрасте, с которым имеешь дело. Но это и есть самое трудное: как с равными и не забывая о возрасте,— в книжке для маленьких учить забавляя.


Гуляем.

Вот Ваня

с няней.

Няня

гуляет с Ваней.

Вот дома,

а вот прохожие.

Прохожие и дома,

ни на кого не похожие.

Вот будка

красноармейца.

У красноармейца

ружье имеется.

Они храбрые.

Дело их —

защищать

и маленьких

и больших.

Это —

Московский Совет.

Сюда

дяди

приходят чуть свет.

Сидит дядя,

в бумагу глядя.

Заботятся

дяди эти

о том,

чтоб счастливо

жили дети.

Вот

кот.

Раз шесть

моет лапкой

на морде шерсть.

Все

с уважением

относятся к коту

за то, что кот

любит чистоту.

Это —

собачка.

Запачканы лапки

и хвост запачкан.

Собака

бывает разная.

Эта собака

нехорошая,

грязная.

Это — церковь,

божий храм,

сюда

старухи

приходят по утрам.

Сделали картинку,

назвали — «бог»

и ждут,

чтоб этот бог помог.

Глупые тоже —

картинка им

никак не поможет.

Это — дом комсомольцев.

Они — умные:

никогда не молятся.

Когда подрастете,

станете с усами,

на бога не надейтесь,

работайте сами.

Это — буржуй.

На пузо глядь.

Его занятие —

есть и гулять.

От жиру —

как мяч тугой.

Любит,

чтоб за него

работал другой.

Он

ничего не умеет,

и воробей

его умнее.

Это —

рабочий.

Рабочий — тот,

кто работать охочий.

Всё на свете

сделано им.

Подрастешь —

будь таким.

Телега,

лошадь

и мужик рядом.

Этого мужика

уважать надо.

Ты

краюху

в рот берешь,

а мужик

для краюхи

сеял рожь.

Эта дама —

чужая мама.

Ничего не делая,

сидит,

от пудры белая.

Она — бездельница.

У этой дамы

не язык,

а мельница.

А няня работает —

водит ребят.

Ребята

няню

очень теребят.

У няни моей

платок из ситца.

К няне

надо

хорошо относиться.

[1925]



Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?