Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 991 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Крученых А.Е. "Бакинская" Замауль. Выпуски I-IV. [Баку: 41°, 1919-1920].

1. А. Крученых. ЗАМАУЛЬ I. [Баку: 41°, 1919].
16,5x11,5. 22 лл.: обложка отпечатана типографским способом, 21 с. отпечатана на гектографе. Листы отличаются фактурой и размером. В книгу включены 2 портрета работы М. Ларионова, отпечатанных на гектографе, а также поэма Т. Вечорки «Нечаянно».
2. А. Крученых. ЗАМАУЛЬ II. [Баку: 41°, 1919]. Листы — 15,7x10,4. 31 лл.: обложка отпечатана типографским способом, 10 с. написаны простым карандашом, 4 с. — под синюю копировальную бумагу, 2 с. — под фиолетовую копировальную бумагу, 1 с. написана под синюю копировальную бумагу и отпечатана на гектографе, 14 с. отпечатаны на гектографе, на 6 страницах текст нанесен наборными штампами. В сборник вошли листы из разных книг, а также полный экземпляр книги «Качилдаз».
3. А. Крученых. ЗАМАУЛЬ III. [Баку: 41°, 1919]. 16,5x14,5; листы — 15,8x13,8. 21 лл.: обложка отпечатана типографским способом, 16 с. — на гектографе, на 8 страницах текст нанесен наборными штампами с использованием зеленых и фиолетовых чернил. 6 лл. — тетрадная бумага в линейку. В книгу включены 4 рисунка П. Филонова и 1 рисунок В. Бурлюка, отпечатанные на гектографе.
4. Крученых, Алексей "Замауль IV". [Баку], 41°, [1920].  9 л.л. отпечатаны гектографией. Текст для них написан от руки. 2 листа розово-голубых рисунков Ольги Розановой - исполнены в обычной для неё технике. Обложка отпечатана типографским способом, римская цифра IV - гектографическим способом. 4°. 16,5х15,5 см. Большинство текста и рисунков отпечатаны также гектографическим способом. Присутствует текст, отпечатанный наборными штампами. Листы имеют разные размеры и разную текстуру. В книге присутствует знаменитый манифест "Фактура слова". Из всех 4-х "Замаулей" номер IV - самый редкий и дорогой! В комплекте - величайшая библиофильская редкость!

 

Была ещё одна Крученых, Алексей. ЗАМАУЛЬ ЮБИЛЕЙНАЯ. [Баку, 1920]. 22,1x18,2. 18 лл.: 4 с. написаны простым карандашом, 9 с. — под синюю копировальную бумагу, 4 с. — под черную копировальную бумагу. Листы отличаются фактурой и цветом. Уход £45600. ($83448). Аукцион Сотбис. 09 июня 2005 года. Continental Books, Manuscripts and Science including the food and drink collection of Hroar Dege. Лондон. Лот № 131.


Крученых, Алексей Елисеевич(1886-1968) - поэт, теоретик русского футуризма, литератор, основоположник концепции "заумного языка". Алексей Елисеевич Крученых родился 21(9)февраля 1886 года в пос. Оливский Вавиловской волости Херсонского уезда Херсонской губернии в крестьянской семье Елисея Петровича и Епистимьи Никифоровны. В 1892 году семья переехала в Херсон (в дом на ул. Пионерской, 100). Окончив три класса Херсонского городского училища в 1902 году, уехал в Одессу, где поступил в художественное училище, считавшееся в то время одним из лучших средних художественных заведений. По окончании училища в 1906 году вернулся в Херсон, работал учителем рисования в гимназии, однако вскоре перебрался в Москву. В Москве Крученых сотрудничал как художник с различными изданиями, в том числе с юмористическим журналом "Будильник". В это же время с подачи своего старого знакомого Давида Бурлюка он сблизился с будущими соратниками по литературному и художественному авангарду Василием Каменским, Еленой Гуро, Михаилом Матюшиным и Велимиром Хлебниковым, участвовал в художественных выставках. В 1909 году ненадолго уехав в Херсон, дебютировал как прозаик, поэт, литературный и театральный критик. Вернувшись в Москву, примкнул к возглавляемой Давидом Бурлюком литературной группе "Гилея", ставшей колыбелью русского футуризма. Целиком посвятив себя литературной деятельности, Крученых принимал самое активное участие в движении русского футуризма: основал собственное издательство "ЕУЫ" (1912), в котором вышли его первые книги и статьи, был инициатором издания первых литографических книг футуристов, вместе с Маяковским, Бурлюком и Хлебниковым подписал знаменитый манифест "Пощечина общественному вкусу" (1913). Одна за другой выходили его многочисленные книги: поэтические "Старинная любовь", "Пустынники", "Полуживой", "Помада", "Взорваль" и литературоведческие работы, написанные в футуристическом духе "Черт и речетворцы", "Стихи Маяковского". Начиная с 1912 года, Крученых часто сотрудничал с Велимиром Хлебниковым - первым опытом их совместного творчества стала поэма "Игра в аду", в дальнейшем оба поэта выпускали совместные сборники стихов "Мирсконца" (1912), "Бух лесиный" (1913), "Тэ-Ли-Лэ" (1914), работали над теорией заумного языка, основные принципы которого были сформулированы в программной статье "Слово как таковое". В 1914-1916 годах Алексей Крученых выпускает несколько изданий, в которых он отказывается от использования литографии. Текстовые страницы в них изготовлены либо с помощью наборных штампов (Мирсконца, Взорваль), либо вообще типографским способом.

Все эти издания – и «Заумная книга», и «Тэ ли лэ», и «Война», и «Вселенская война» - представляют собой собрания «заумных» стихов – зауми. Мощный талант его подруги художницы Ольги Розановой сформировался в дизайне футуристических книг, как Крученых, так и Хлебникова (Старинная любовь. Бух лесиный, Взорваль; обе – 1913; Возропщем – 1913; Союз молодёжи №3 - 1913; Тэ ли лэ -1914; Заумная книга – 1916; Война-1916; и др.), где ей удалось (по словам Крученых) сочетать «ужасы кубизма» с «женским лукавством». Шедевром ее книжного искусства стала рукодельная Вселенская война со стихами Крученых (1916). Ирония и драма в ее картинах часто переплетаются (цикл Игральные карты, 1916, созданный для публикации в виде современных лубков).

Кубофутуристские и супрематические эксперименты претворяются в поэтику «зауми», загадочного гротеска, а иной раз – в абстракции, сводящие цвет и форму к некоему первозданному минимуму. Создание зауми, заумной поэзии, состоявшей из фонетических, звукоподражательных сочетаний было для Крученых результатом поиска радикально новых, более выразительных приемов в литературе. Основным положением Крученых является утверждение, что «мысль и речь не успевают за переживанием вдохновенного; поэтому художник волен выражаться не только общим языком (понятие), но и личным (творец индивидуален) языком, не имеющим определенного значения (не застывшим), заумным»:

Дыр бул щыл
убешщур
скум
Вы со бу
р лэз.


В этом стремлении к «наибольшей выразительности, которой отличается язык строительной современности», Крученых на первый план выдвигал близость к звуковому строю русского языка, в связи с чем отрицал предшествовавшую поэзию, в которой повторялись созвучия «пе-пе-пе-пи-пи-пи, се-се-се» и т. д., доказывал, что в «Евгении Онегине» только и слышно гнусавое «ени-ани» да пронизывающее уши «с-с-с», и утверждал, что счет из прачечной («2 крахмальные рубахи, 3 наволочки» и т. д.) по своему стилю выше пушкинского, т. к. «на восьми строчках счета мы видим такие резкие и звучные буквы русичей: ы, щ, крн, ф, ю, ж...» Отыскивая доказательства для оправдания «зауми», К. создает особую «науку» — «сдвигологию», находит на стыках слов новые словообразования (напр. «Узрю ли русской Терпсихоры»: «узрюли» — глазница и т. п.), вносящие новые смыслы и доказывающие необходимость внимания к звучанию речи, исследует у ряда авторов употребление ими тех или иных звукообразований, иноязычных слов и т. п., которые Крученых считает проявлением «зауми» и доказательством ее «победы». В своей творческой деятельности К. не идет дальше работы в этой же заумной области, создавая или «словоновеллы» (неологизмы) по линии хлебниковского «корнесловия» (напр. «зудеса», «зудок», «зудило», «зудесник», «зудийца», «зудрец» и т. д.), или такие стихотворения, как напр. «Разрез завода»:
«Земля ... зл ... зк ... чи ... бронзы
Завьюзг — завиток ... зарр —
Стружки — ж — ж — з — з — з!
— Завод в ходу» ...
представляющие те или иные звуковые построения.

Здесь Крученых прославлятся, шельмуется, беснуется сам, словно Россия в корсете, жадно сосёт слова, голосом раздвигает рощи, пожирает цыплят-табака, заигрывает с феями и мухами, видит заумные сны, читает справа налево, ставит слова вертикально, взрывает разум, играет в карты с Буддой, фотографируется с клистирной трубкой и предлагает чай козлу. В декабре 1913 года в Петербурге была поставлена его опера на музыку Матюшина "Победа над солнцем" (пролог Велимира Хлебникова), над декорациями к которой работал художник Казимир Малевич. Во время Первой мировой войны, спасаясь от демобилизации, Крученых в 1916 году переезжает в Тифлис, где продолжал заниматься литературой - вошел в местную художественно-поэтическую группу "Синдикат футуристов", участвовал в сборнике "Учитесь худоги", выпустил книгу "Нособойка" (1917) и позднее вместе с И. Терентьевым организовал объединение футуристов "41 градус".

После установления советской власти в Азербайджане осенью 1919 года переезжает в Баку, где выступает с лекциями в бакинском университете и в «Цехе поэтов» [объединение существовало менее года, в 1920, и было основано переехавшим в Баку из Тбилиси Сергеем Городецким], работает заведующим отдела в бакинском отделении РОСТа, выпускает поэтические и теоретические сборники:
Замауль. Вып. 1. (Баку: 41°, 1919).
Замауль. Вып. 2. (Баку: 41°, 1919).
Замауль. Вып. 3. (Баку: 41°, 1919).
Замауль. Вып. 4. (Баку: 41°, 1920).
Здесь Крученых сходится с уроженкой Баку поэтессой Татьяной Вечоркой (1892 – 1965), переехавшей в юношеские годы вместе с семьей в Тифлис, позже училась в Петербурге, где дебютировала как поэтесса. Возвратившись в Тифлис в 1917 году, стала одним из самых активных участников его насыщенной культурной жизни, возглавляя, в том числе, тифлисский филиал петербургского литературного дружества «Альфа-Лира». Она заметна и как докладчик, выступающий в артистическом клубе «Фантастический кабачок», центральной пропагандистской площадке «компании 41°». Кроме активной публикации в ведущих литературных изданиях Тифлиса (а их здесь начитывалось тогда до двух десятков), она выпускает в 1918 году стихотворный сборник «Магнолии». Имеются сведения и о ее первой книжке «Беспомощная нежность», осуществленной на правах рукописи. В Баку Татьяна Вечорка обрела третью фамилию: Толстая. Активно работая здесь в «Цехе поэтов», она публикуется совместно с Хлебниковым, Крученых и В. Муравьевым в сборнике «Мир и остальное» (1920), Крученых включает ее поэму «Нечаянно» в одну из своих автографированных книжек «Замауль I» (1919). В 1920 г. Вечорка издает в Баку стихотворный сборник «Соблазн афиш» (1920). Название книге дал цикл стихотворений, помещенный в вышедшем в Тифлисе в 1919 году альманахе «МЕЛЬНИКОВОЙ фантастический кабачок», ставшем своеобразным итогом «тифлисского ренессанса» и апофеозом авангардистских экспериментов книжного дизайна на тот период. Бакинская книжка Вечорки очевидно перекликается с этим опытом: тексты, набранные разными шрифтовыми гарнитурами, подчеркивают намеренную эклектику сборника в целом: здесь и стихи откровенно левого тона, и поэма, написанная верлибром, и сонет, и образцы вещей в ее прежнем акмеистическом регистре. В 1921 году Крученых вернулся в Москву, при содействии Маяковского вернулся в круг московских поэтов, в 1923 г. стал одним из участников литературной группы "ЛЕФ" - "Левый фронт", в которую входили В.Маяковский, О.Брик, С.Третьяков, В.Шкловский и др., сотрудничал с издательством "МАФ" ("Московская ассоциация футуристов"), продолжал издавать свои книги, активно выступал против поэзии Сергея Есенина, посвятив критике его творчества 12 небольших книг, вышедших в 1925 году. С распадом ЛЕФа, Крученых постепенно сошел с литературной сцены - его творчество оказалось не востребованным в Советской России, а футуризм, как и многие авангардные направления в искусстве стал восприниматься как идеологически чуждое, формалистическое искусство.

Последние книги Крученых "Приемы Ленинской речи" и сборник "15 лет русского футуризма. 1912-1927 гг." увидели свет в 1928 году и на протяжении всех последующих лет жизни поэта, его новые произведения появлялись лишь в машинописном виде. С 1930 гг. Крученых занимается литературно-музейным делом. Известен как собиратель литературного наследства В. Маяковского и В. Хлебникова (им подготовлены издания: Живой Маяковский. М., 1930 и Неизданный Хлебников. М., 1928-1933). Лишённый средств к существованию, жил в нищете, продавая собственные машинописные книги и написанные им портреты писателей в литературные архивы. Во время Великой Отечественной работал в Окнах ТАСС. Все это время Крученых продолжал писать стихи, однако его имя было вычеркнуто из русской литературы и предано забвению, лишь в 1966 году, во время так называемой "оттепели" в Центральном доме литератора состоялся юбилейный вечер, посвященный 80-летию поэта. Скончался 17 июня 1968 года в Москве.



Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?