Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 328 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Крученых А., Хлебников В. Тэ ли лэ.

Текст и рисунки исполнены О. Розановой и Н. Кульбиным в технике цветного гектографирования в несколько красок; листы обрезаны неровно. СПб.: Типо-литография Т-ва "Свет", 1914 15 л.л. В мягкой издательской гектографированной обложке. Формат: 24,4x17,3 см. Тираж 50 экз. Одна из самых знаменитых и дорогих книг русского авангарда!

 

 

 

 

Дыр бул щыл

убешщур

скум

Вы со бу

р лэз


Перечень всех 15 листов и обложек:

1. Легендарная передняя обложка О. Розановой, на которой изображен город, затопленный солнцем, вверху: А. Крученых. В. Хлебников. Тэ ли лэ.; внизу справа: ОР., гектография в три краски.

2. Титульный лист О. Розановой, в центре: А. Крученых. Рис. О. Розановой, гектография в две краски.

3. О. Розанова. [Цирк], гектография в пять красок.

4. Н. Кульбин. Текст: и есть ли что мечей поюнней...; гектография в три краски.

5. О. Розанова. Текст: 3 стихотворения...; гектография в четыре краски.

6. О. Розанова. Текст: № 2...; гектография в пять красок.

7. О. Розанова. Текст: В. Хлебников. Рис. О. Розановой и Н. Кульбина.; гектография в три краски.

8. О. Розанова. Текст: Небо душно и пахнет..., гектография в три краски.

9. О. Розанова. [Город], внизу слева: О.Р.; гектография синим тоном.

10. Н. Кульбин. Текст: копи богатства беги отца...; гектография в три краски.

11. Н. Кульбин. Текст: Ор. 13. Бобэоби...; гектография в три краски.

12. Н. Кульбин. [Петух и нож], внизу справа в треугольнике монограмма: сдвоенная НК; под изображением текст: Наш кочень очень озабочен...; гектография в три краски.

13. Н. Кульбин. Текст: На острове / Эзел Ъ...; гектография в две краски.

14. О. Розанова. [Натюрморт с кувшином], гектография в две краски.

15. О. Розанова. [Обнаженная], гектография карминовым тоном.

16. Оглавление: "Тэ ли лэ" — способ издания: цветное самописьмо... [типогр. печать].

17. Спинка обложки, по центру: 50 №№ экз.

Как правило, разные экземпляры этой книги сильно отличаются друг от друга — как по составу страниц, так и качеством оттисков. Например, в экз. Музея книги РГБ  порядок страниц отличается от описанного экземпляра тем, что после № 7 идут: № 9-11,14, 8,12-13, лист № 15 отсутствует, в экземпляре РНБ (воспроизведён в известной книге Ковтуна) № 7-8 переставлены местами и т.д. В РГАЛИ хранятся рукописные тексты и подготовительные материалы к книге. Экземпляры книги имеются также: в собр. РГАЛИ (инв. № 91734), в Музее В. Маяковского, в Художественно-историческом музее Женевы (кабинет эстампов), в фонде П. Гетти, в библиотеке Британского музея, в Нью-Йоркской публичной библиотеке и др. Наиболее четкие оттиски содержатся в экз., принадлежавшем Матюшину (научная библиотека ГТГ, инв. номер 20142). В коллекции Музея современного искусства в Нью-Йорке наряду с обычным экземпляром имеется и экземпляр с неполным составом страниц, но с приложенным листом с неразрезанными текстовыми и иллюстративными страницами, исполненными Ольгой Розановой. На обороте этот лист (37x45 см) содержит посвящение Маринетти. Предполагается, что он участвовал на Международной футуристической выставке в Риме в апреле-мае 1914 года. Известен исполненный в той же технике лист "Памяти И.В.И-а", посвященный И.В. Игнатьеву и, по-видимому, предполагавшийся для публикации в книге: его размеры почти совпадают с книжными. В некоторых экз. книги он встречается вложенным в виде листовки. Рис. № 3 повторяет несохранившуюся живописную работу художницы, ранее находившуюся в Слободском музее, № 14 связан с картиной из ГРМ.

На заключительном этапе развития русской литографированной футуристической книги появляется новое имя – Ольги Розановой (1886–1918), будущей примадонны русского авангарда. В сотрудничестве с Алексеем Крученых ею было создано несколько легендарных книг, в которых принципы «самописьма» и заумного языка (зауми) получили небывалое развитие. Первой книгой, в которой Розановой принадлежали не только рисунки, но и композиционное решение текста, включая его написание, стало «Утиное гнёздышко … дурных слов» (1913). Работать над этой книгой, как и над вторым изданием «Игры в аду», Розановой было, безусловно, трудно. Давала о себе знать определённая зависимость от решений, найденных  первыми иллюстраторами стихов Крученых – Ларионовым и Гончаровой.

Художественное решение Ольги Владимировны поражает прежде всего своим эмоциональным накалом, динамизмом и глубоким проникновением в тему беспредметного искусства. В 1914-1916 годах Алексей Крученых выпускает несколько изданий, в которых он отказывается от использования литографии. Текстовые страницы в них изготовлены либо с помощью наборных штампов (Мирсконца, Взорваль), либо вообще типографским способом. Все эти издания – и «Заумная книга», и «Тэ ли лэ», и «Война», и «Вселенская война» - представляют собой собрания «заумных» стихов – зауми. Мощный талант Ольги Розановой сформировался в дизайне футуристических книг В.В.Хлебникова и А.Е. Крученых (Старинная любовь. Бух лесиный, Взорваль; обе – 1913; Возропщем – 1913; Союз молодёжи №3 - 1913; Тэ ли лэ -1914; Заумная книга – 1916; Война-1916; и др.), где ей удалось (по словам Крученых) сочетать «ужасы кубизма» с «женским лукавством». Шедевром ее книжного искусства стала рукодельная Вселенская война со стихами Крученых (1916). Ирония и драма в ее картинах часто переплетаются (цикл Игральные карты, 1916, созданный для публикации в виде современных лубков). Кубофутуристские и супрематические эксперименты претворяются в поэтику «зауми», загадочного гротеска (Метроном, 1915, Третьяковская галерея; Сон игрока, 1910-е годы, Художественный музей, Самара), а иной раз – в абстракции, сводящие цвет и форму к некоему первозданному минимуму (Зеленая полоса, 1910-е годы, Музей-заповедник, Ростов). После Октябрьской революции Розанова работала в отделе ИЗО (Коллегия по делам изобразительных искусств) Наркомпроса, стремясь наладить деятельность художественных промыслов в Абрамцево, Сергиевом Посаде и других центрах. Розанова скоропостижно скончалась от дифтерита в Москве 8 ноября 1918.

Крученых, Алексей Елисеевич (1886–1968), русский поэт. Родился 9 (21) февраля 1886 в пос. Оливский Херсонской губ. в семье крестьянина. Отец вскоре переехал в Херсон и стал извозчиком. В 1902 Крученых окончил Херсонское городское трехклассное училище и уехал в Одессу, где поступил в художественное училище – одно из лучших средних художественных заведений того времени. Увлечение живописью впоследствии объяснял влиянием школьных учителей, которые знакомили учеников с новыми течениями в изобразительном искусстве. По окончании училища в 1906 вернулся в Херсон и стал учителем рисования в женском профессиональном училище. Уже через год Крученых оставил работу и уехал в Москву. На его решение оказало влияние знакомство с Д.Бурлюком, о котором Крученых впоследствии написал в воспоминаниях Наш выход (1932). В Москве стал сотрудничать как художник в юмористическом журнале «Будильник» и др. изданиях, прославился серией шаржей и карикатур на писателей, художников и ученых под названием Вся Москва в карикатурах. В 1909 принял участие в художественной выставке в Петербурге. Тогда же состоялось его знакомство с будущими соратниками по художественному и литературному авангарду – Е.Гуро, В.Каменским, М.Матюшиным.

В 1909, приехав на год в Херсон, Крученых дебютировал как прозаик, поэт, фельетонист, эссеист, художественный, литературный и театральный критик. В херсонской газете «Родной край» публиковались его произведения, подписанные либо настоящей фамилией, либо псевдонимами А.Горелин и А.Г. Наиболее значительные из многочисленных публикаций 1909 – эссе Два властных лика любви, рассказ Кровавые люди и стихотворение Полуживой, написанное под влиянием Ф.Сологуба. Вернувшись в 1910 в Москву, Крученых принял активное участие в деятельности возглавляемой Бурлюком группы «Гилея» – прообразом будущего футуризма. С 1912 началось его творческое сотрудничество с В.Хлебниковым, они совместно написали и издали поэму Игра в аду (1912), которую Крученых назвал в своих воспоминаниях «иронической, сделанной под лубок издевкой над архаическим чертом». По мнению Р.Якобсона, в этой поэме содержатся переклички с неосуществленной Адской поэмой А.С.Пушкина. Игра в аду и последовавшая за ней поэма Крученых Старинная любовь (1913) были в основном негативно встречены критикой и оценены как «безнадежное убожество при ухарской позе». В 1913 – важнейшем году в творческом становлении поэта – Крученых принял участие в сборнике Пощечина общественному вкусу, изданному группой «Гилея» тиражом 500 экз. Совместно с В.Маяковским написал манифест футуристов с центральным тезисом: «Бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч. и проч. с Парохода Современности». В этом же сборнике было опубликовано «алогичное стихотворение» Крученых Старые щипцы заката заплаты..., построенное по изобретенному им принципу «мирсконца».  Работа в сфере алогичной поэзии в 1913 привела его к разработке принципов заумной поэзии («зауми») – т.е. поэзии, написанной «на собственном языке», выходящем за пределы логики, разума и состоящей из «неведомых слов». Языком «зауми» были обрывки слов, окончания, графические и фонетические сочетания. Классическим примером «зауми» стало стихотворение Крученых Дыр бул щыл. Кроме него, он написал стихи Фрот фрон ыт и Та са мае, Го оснег кайт и др. Теория «зауми» была сформулирована Крученых в совместном с Хлебниковым сборнике Слово как таковое (1913): «Живописцы-будетляне любят пользоваться частями тел, разрезами, а будетляне-речетворцы – разрубленными словами, полусловами и их причудливыми хитрыми сочетаниями (заумный язык). Этим достигается наибольшая выразительность. И этим именно отличается язык стремительной современности, уничтожившей прежний застывший язык». Читателей эпатировало утверждение Крученых о том, что в его стихотворении Дыр бул щыл «больше русского национального, чем во всей поэзии Пушкина». Крученых выпускал поэтические заумные сборники один за другим: Взорваль (1913), ТЭ-ЛИ-ЛЭ (1914, совместно с Хлебниковым) и др. В футуристическом, авангардистском духе написаны и его литературоведческие исследования Выпыт любви Тургенева (1913), Черт и речетворцы (1913), Стихи Маяковского. Выпыт (1914) и др. Была поставлена также его «алогическая опера» Победа над солнцем (1913) на музыку Матюшина. Внутренний кризис и Первая мировая война привели к распаду в 1915 группы «Гилея». Спасаясь от мобилизации, Крученых уехал на Кавказ и работал учителем рисования в женской гимназии г.Баталпашинска.

Однако духовно и художественно он по-прежнему был связан с Москвой и Петербургом, наезжая туда во время летнего отпуска. В 1916 вышли его поэтические сборники Война и Вселенская война Ъ. В предисловии к последнему он назвал главной задачей зауми «освобождение твори от ненужных удобств (через беспредметность)». Живя в 1916–1919 в Тифлисе, Крученых вместе с другими футуристами – братьями К. и И.Зданевичами, Н.Чернявским, В.Гудиашвили и др. – принимал участие в деятельности художественно-поэтической группы «Синдикат футуристов». Ее программной книгой стал сборник Учитесь худоги (1917), в который вошли стихи Крученых, была выпущена также его книга Нособойка (1917). Из «Синдиката футуристов» в 1918 выделилась группа «41 градус», в которую вошли Крученых, поэт и режиссер И.Терентьев и др. Для пропаганды «зауми» Крученых много работал как критик, а также читал лекции в рамках программы «Футур-всеучбище». В 1919 Крученых переехал из Тифлиса в Баку, где работал в Бакинском отделении РОСТА, сотрудничал в газетах, выпускал поэтические и теоретические сборники. В 1921 вернулся в Москву. Маяковский способствовал возвращению Крученых в круг московских поэтов, организовал его вечер в Политехническом музее. В 1921–1923 Крученых продолжал разрабатывать теорию «зауми» в применении к различным видам искусства. Этому посвящены его сборники Фонетика театра, Сдвигология русского стиха и др. В 1923 поэт вошел в возглавляемую Маяковским постфутуристскую группу «Леф» («Левый фронт»), активно выступал против «упадочной» поэзии С.Есенина, посвятив критике двенадцать книг (все в 1925), писал агитпьесы. В 1928 подготовил сборник 15 лет русского футуризма. 1912–1927 гг. Материалы и комментарии. В 1928 была издана последняя книга Крученых Приемы ленинской речи, после чего его произведения существовали только в машинописи. Так были «изданы» его поэмы Ирониада и Рубиниада (обе 1930), книги Ночные каракули (1932), Арабески из Гоголя (1944), Книга адских сонетов (1947) и многие другие. Смерть Маяковского лишила его последнего защитника. Крученых собирал книги, продавал свои машинописные сборники и написанные им портреты писателей в архивы и музеи. Во время Великой Отечественной войны остался в Москве, продолжал писать стихи, сотрудничал в «Окнах ТАСС». Рекомендация в Союз писателей, данная И.Эренбургом, буквально спасла Крученых от голодной смерти. Истинные ценители литературы отдавали дань уважения творчеству Крученых еще при его жизни. Г.Айги подготовил в 1950-е годы подборку его стихов, однако публикация не состоялась. В 1966 в Центральном доме литератора был организован юбилейный вечер Крученых, ставший значительным событием в культурной жизни Москвы. Быт Крученых был очень тяжел, жил он в нищете. Умер Крученых в Москве 17 июня 1968.



Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?