Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 329 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Колосов Е.Е. Русская военная книга петровского времени. Москва, издательство «Книга», 1968.

еформы первой четверти XVIII в. обеспечили интенсивное экономическое и культурное развитие русского государства, ставшего одной из великих держав мира. В этих исторических условиях значительно развивается и русское книжное дело, поставленное Петром I на службу проводившимся реформам. В истории петровской книги нельзя не обратить внимание на одну характерную особенность — то большое внимание, которое уделялось военной и военно-морской тематике. Эта направленность объясняется созданием регулярной армии и военно-морского флота, что имело важное значение для дальнейшей судьбы русского государства в ходе Северной войны 1700-1721 гг. В книговедческой литературе русскую книгу первой четверти XVIII в. принято классифицировать по трем группам. Первую составляют книги, напечатанные церковно-славянским шрифтом — кириллицей, вторую — изданные за рубежом «...своеобразным шрифтом, смесью славянских и иноземных элементов» и к третьей группе, наиболее многочисленной, относятся книги, которые печатались с 1708 г. новым гражданским шрифтом. Естественно, что военная книга рассматривается нами, исходя из сложившейся классификации.

РУССКИЕ ВОЕННЫЕ ИЗДАНИЯ 1699-1707 Г.Г.

усская печатная книга конца XVII в. дала лишь одно произведение военной тематики — «Краткое обыкновенное учение, с крепчайшим и лучшим растолкованием в строении пеших полков...» (М., 1699). Однако это вовсе не означало, что отечественная военная мысль того времени была бесплодной. Напротив, она много и успешно работала в области вооружения войск, организации и тактики — над вопросами, которые были разрешены во время военных реформ первой четверти XVIII в. Об этом свидетельствуют рукописные книги конца XVII века, оригинальные и переводные. «Краткое обыкновенное учение...» вышло еще четырьмя изданиями в 1700 (дважды), 1702 и 1704 гг., открыв список военных книг XVIII в., напечатанных кириллицей. Этот воинский устав, составленный Я.М. Головиным и Петром I, излагал основные положения строевой службы и порядка ведения огня. Выход первого издания был приурочен к началу формирования регулярных полков, на основе указа «О приеме в службу в солдаты из всяких вольных людей» (8 ноября 1699 г.). Во втором издании «Краткое учение...» было дополнено разделом «Краткая учения гранадиром и чинить все в три ухвата», что было связано с дальнейшим развитием организационной структуры русских пехотных полков. В 1705 г. в Киеве был издан «Артикул краткий...», один из наиболее ранних дисциплинарных уставов регулярной армии. Ряд вопросов, связанных с «артикулом» (происхождение, составители) требует дальнейшего исследования. Кириллицей были также напечатаны некоторые издания военно-информационного характера: в 1702 г. цельногравированный лист «Роспись флота королевства Британийского...» и ряд реляций, посвященных победам русского оружия в Северной войне. По формальным признакам некоторые издания кириллицей нельзя отнести к военной книге, но вместе с тем они широко использовались при подготовке офицерского состава русской армии и флота. Речь идет об известном труде Л. Магницкого «Арифметика, сиречь наука числительная...» (М., 1703). Труд Л. Магницкого был значительно шире своего наименования и являлся подлинной математической энциклопедией того времени. Компановка материала в этой книге, шрифт, иллюстрации получили самую положительную оценку в специальных исследованиях. В работе над книгой участвовал и В.А. Киприанов, что не всегда отмечается в опубликованных работах. Принято считать, что книга Л. Магницкого «Арифметика...» использовалась только в московской «математических и навигациих, то есть мореходно хитростно наук учению школе». На самом же деле она являлась учебным пособием и в московской артиллерийско-инженерной школе. Отдельные фрагменты из «Арифметики» приводились в некоторых артиллерийских рукописных наставлениях. Уровень и объем вопросов, изложенных в книгах по артиллерии и фортификации, требовали от читателей определенного минимума математических знаний. Вот почему «Таблицы логарифмом, и синусов...», вышедшие в Москве в 1703 г., являлись учебным пособием, как в навигационной, так и в артиллерийско-инженерной школах. Во время своего заграничного путешествия в 1698 г. Петр I предоставил голландскому купцу И. Тессингу монопольное право на издание и ввоз в Россию книг и картин, в том числе «... и книг о морских и земных ратных людях...». Следовательно, книги по военной тематике на русском языке намечалось выпускать и в Амстердаме. Вначале И. Тессинг приступил к издательской деятельности совместно с И. Копиевским. Но вскоре последний самостоятельно занялся переводом и печатанием книг на русском языке. За 1699-1706 гг. И. Копиевским было напечатано 12 книг, из них одна военная — «Краткое собрание Льва Миротворца августейшего греческого кесаря. Показующих дел воинское обучение. 1700 г.». Сочинение самого Льва Миротворца занимает 35 страниц. После него следует перевод «Синопсиса» польского писателя С. Старовольского «о деле воинственном». В 1701 г. И. Копиевский выпустил в свет учебное пособие А. Деграфа «Книга, учащая морскаго плавания...», переведенное с голландского. С формальной стороны, нет оснований отнести данный перевод к военно-морской литературе. Но нужно учесть, что парусное вооружение и приемы навигации торговых и военных кораблей имели тогда много общего. Поэтому можно предположить, что «Книга, учащая морскаго плавания...» также предназначалась и для подготовки офицерского состава русского военно-морского флота.

ВОЕННЫЕ ИЗДАНИЯ ГРАЖДАНСКОЙ ПЕЧАТИ

результате реформы шрифта русские книги светского характера с 1708 г. стали печататься гражданским шрифтом. Тем самым новая по своему содержанию петровская книга получила и свой шрифт, в ней более широко стал применяться иллюстративный материал и графика. Кириллицей продолжали печататься книги духовного содержания. С 1708 по январь 1725 г. вышло в свет 320 книг гражданской печати. Из этого числа 115 книг (36%) — военные и военно-морские издания. Как видно, они занимали значительное место в общем объеме книжной продукции того времени. Военные и военно-морские издания классифицированы нами, согласно некоторым тематическим особенностям, по отдельным группам. В 1708 г. в Москве вышла книга А.Э. Боргсдорфа «Побеждающая крепость...», в которой излагались принципы обороны крепости в конце XVII в. В русской исторической литературе считалось, что эта книга являлась переводом труда А. Э. Боргсдорфа «Neue triumpherende Fortification» (Wien, 1703). Советские исследователи Т.А. Быкова и М.М. Гуревич, основываясь на дате авторского посвящения и анализе других работ того же автора, пришли к иному выводу. Они справедливо считают, что «Побеждающая крепость...»— самостоятельное сочинение А.Э. Боргсдорфа, написанное им в России. Она напечатана мелким шрифтом с ударениями и иллюстрирована гравюрами и планами П. Пикарта. Осаде и штурму крепости посвящено другое сочинение А.Г. Боргсдорфа — «Поверенные воинские правила како неприятельские крепости силою брати...» (М., 1709). Эта книга была написана в России и также напечатана мелким шрифтом с ударениями. Гравюры и чертежи в «Поверенных воинских правилах...» выполнены также Пикартом. По распоряжению Петра I «Побеждающая крепость...» и «Поверенные воинские правила...» (размером в лист) были напечатаны вторым изданием в Москве в 1709 г.

Третье издание этих книг вышло в 1710 г. Тираж третьего издания «Поверенных воинских правил...» 480 экз. Книги А.Э. Боргсдорфа второго и третьего изданий часто встречаются переплетенными вместе. Одновременно с книгами по фортификации, написанными в России, выходят и переводные работы, в том числе книга Г. Римплера «Римплерова манира о строении крепостей» (М., 1708). По своему содержанию и чертежам она отличается от ряда сочинений того же автора на немецком языке. Книга напечатана мелким шрифтом с ударениями. В отдельных экземплярах удачно скомпанованы листы чертежей, что позволяет при чтении развертывать их вне книги. Это издание любопытно еще и тем, что впервые, среди петровских военных книг, оно было выпущено с оглавлением. Второе издание «Римплеровской маниры о строении крепостей» (М., 1709) имело чертежи, сброшюрованные в конце книги. А.Г. Головкин перевел книгу Л.X. Штурма «Архитектура воинская, гипотетическая, и еклектическая...», вышедшую в Москве в 1709 г. «Архитектура воинская...» составлена в виде вопросов ученика и ответов инженера. В некоторых случаях, для более полного изложения того или иного положения, А.Г. Головкин дополнил авторский текст. Чертежи и текст на 57-58 страницах русского издания отсутствуют в оригинале, и, вероятно, были составлены Петром I. Автором ряда сочинений по фортификации, переведенных и изданных в то время в России, был М. Кугорн, известный голландский военный инженер конца XVII— начала XVIII вв. Его работа «Nicnwe vestingbonw op een natte of lage hovizont... Door Sninno Kochorn Zecnwarden...» вышла в Голландии вторым изданием в 1702 г. Перевод книги М. Кугорна «Новое крепостное строение на мокром или низком горизонте...» выполнен М. Шафировым, редактировал перевод Я. В. Брюс. Книга вышла в Москве в ноябре 1709 г. Из переписки Я. В. Брюса с Петром I следует, что над рукописью перевода он работал в период с февраля 1708 г. по сентябрь 1709 г. По сравнению с оригиналом при переводе несколько сокращены второстепенные места текста. Гравюры русского издания выполнены П. Пикартом. В книге М. Кугорна отражены положения тогдашнего военно-инженерного искусства в Нидерландах. Существенное значение имеет то, что в ней приведены основы строительства не только сухопутных, но и береговых крепостей. Необходимость строительства укреплений Архангельска, Азова, Петербурга, Кронштадта и других береговых крепостей, видимо, и явилась одной из причин перевода данного сочинения М. Кугорна. Вторым изданием оно вышло в Москве в 1710 г. Тираж его был установлен в 1000 экз. Новые книги по фортификации, вышедшие после 1710 г., знакомили русского читателя со взглядами представителей французского военно-инженерного искусства конца XVII в. В 1711 г. в Московской типографии была напечатана книга Ф. Блонделя «Новая манера, укреплению городов...», в переводе И. Зотова. Перевод редактировал Петр I, переделавший главу «Практика господина Блонделя». Русское издание дополнено «Краткой инструкцией». И. Бликлант скопировал фронтиспис французского издания и выполнил чертежи. С 1713 г. книги по фортификации печатались в петербургской типографии. В начале вышло сочинение А.М. Маллэ «Книга Марсова или воинских дел...» (Спб., 1713), как принято считать, в переводе И. Зотова. Это сочинение состояло из двух книг, причем вторая касалась особого раздела фортификации — «...о строении крепости безправильных...», т. е. в ней шла речь о случаях строительства крепостей с нарушением общепризнанных канонов фортификационной науки. Другая книга по фортификации, вышедшая в Петербурге в 1724 г., это перевод сочинения де Камбрэ «Maniere de fortifier de Mr. de vauban...» (Amsterdam, 1689). В первой части труда де Камбрэ изложил основы геометрии, во второй — взгляды Вобана на вопросы военно-инженерного обеспечения крупных городов. В.И. Суворов перевел только вторую часть сочинения де Камбре, получившую известность в русском издании как «Истинный способ укрепления городов...». Перевод В. И. Суворова дополнен предисловием, в котором сообщены биографические сведения о Вобане, и «Терминами, употребляемыми в фортификации». Тираж книги — 510 экз. Труды по фортификации занимали одно из ведущих мест среди военных изданий того времени — около 30% от их общего числа. Такое внимание к военно-инженерной подготовке русской регулярной армии было вполне обоснованным. Развитие военных действий во время Северной войны неизбежно приводило русских к борьбе за овладение мощными шведскими крепостями— Шлиссельбург, Нарва, Выборг, Рига и др. Одновременно с этим шло строительство Таганрогской, Петропавловской и Кронштадтской крепостей, укреплялись Москва, Киев, Смоленск и Азов. Эти обстоятельства потребовали от русского правительства постоянного внимания к вопросам военно-инженерного обеспечения страны, подготовке специалистов фортификационного дела, а также издания необходимой литературы, что в целом обеспечивало развитие отечественного военно-инженерного искусства. В 1708 г. готовился выпуск книги «Разсуждение о метании бомбов и стрелянии ис пушек», издание, которое по неизвестным причинам не было закончено. Дошедшие до нас сведения об этой книге позволяют высказать утверждение, что в ней впервые в отечественной артиллерийской науке были приведены положения из параболической теории стрельбы. Одновременно с подготовкой к печати этого труда велись работы по переводу артиллерийских книг Е. Брауна и И. Бухнера. В связи с этим обращает на себя внимание одно любопытное указание Петра I: «Из переведенных книг артиллерийских сделать одну, выбрать из всех, також и свою основательно положить, дабы не дерзает всяк по-своему манеру делать, а кто новое лутчее, что найдет, то объявит на экзаменации ежели опробуетца оное принять и внести в книгу, а его наградить». По существу, Петр I поставил вопрос о создании унифицированной книги по артиллерии и сформулировал принципиальные требования к намеченному руководству, в основу которого были положены достижения отечественной и иностранной артиллерии. Слова Петра I — «...дабы не дерзали всяк по своему делать...» — дают право считать, что речь шла о выпуске артиллерийского наставления, единого для всей армии. В условиях напряженной политической обстановки 1708-1709 гг., когда судьба страны решалась на полях сражений Северной войны, работы по созданию отечественной артиллерийской книги были прерваны. Поэтому и пришлось издать уже переведенные книги по артиллерии некоторых иностранных авторов. П.П. Пекарский высказал предположение, что книга Э. Брауна «Новейшее основание и практика артиллерии», изданная в Москве в сентябре 1709 г., была переведена Даниилом Протопоповым и Федором Борисовым. Основанием для этого послужили подписи указанных лиц на беловике перевода. Но последнее еще не является доказательством того, что именно Даниил Протопопов и Федор Борисов были переводчиками книги Э. Брауна: текст перевода переписывался набело специально назначенными подьячими. 16 мая 1708 г. Петр I направил Я. В. Брюсу вторую половину перевода книги Э. Брауна. Из письма следует, что Я. В. Брюс уже работал над переводом первой части книги в начале 1708 г. Через год — весной 1709 г. Я. В. Брюс информировал Петра I о ходе своей работы над книгой. Редактором перевода принято считать Я. В. Брюса; кто же является переводчиком «Новейшего основания артиллерии», остается неизвестным. Из письма Я. В. Брюса к Петру следует, что в переводе книги участвовал и И. Копиевский. Но сам же Я. В. Брюс в этом письме отмечает, что Копиевский «...языку немецкому неискусен...» Книга состояла из предисловия, шести частей и оглавления. На фронтисписе были воспроизведены элементы военной арматуры, в центре его был помещен рисунок — артиллерист огнем из двух мортир поражал турок. Пикарт и Девит скопировали гравюры с немецкого издания. Второе издание книги Э. Брауна вышло в Москве в 1711 г. В исторической литературе принято считать, что Петр I лично составил руководство по артиллерии. По утверждению В. Гиппиуса, оно хранилось в кабинете Петра I. Действительно, в делах кабинета Петра находится «Книга Артиллерийская черненая». Из проведенного нами сопоставления ее текста с книгой Э. Брауна «Новейшее основание и практика артиллерии (М., 1709) следует, что на самом деле «Книга Артиллерийская черненая» это перевод, с некоторыми редакторскими правками IV и V частей сочинения Э. Брауна. Вопросы, связанные с редакторскими правками этой рукописи, требуют отдельного исследования. Московская типография в 1710 г. напечатала сочинение Т. Бринка «Описание артиллерии», переведенное с голландского А. Виниусом. Книга являлась артиллерийским руководством в двух частях с чертежами орудий и снарядов. Фронтиспис, изображающий двухглавого орла и предметы военной арматуры, выполненный Тепчигорским, «представляет остроумную переработку фронтисписа голландского оригинала книги Бринка». В августе 1711 г. в Москве была издана книга И.3. Бухнера «Учение и практика артиллерии» с отдельными сокращениями и исправлениями оригинала. Автор в трех частях своего труда приводит достаточно подробные сведения по материальной части артиллерии, стрельбе, устройству фейерверков и производству пороха. Текст иллюстрирован чертежами и таблицами. В книге три фронтисписа П. Пикарта, повторяющие немецкое издание. Но на первом Пикарт внес новый элемент — изображение Кремля 1709-1711 гг., опоясанного земляными бастионами (последнее было сделано по распоряжению Петра I в предвидении возможного похода Карла XII на Москву). Редакторская работа Я. В. Брюса над текстом перевода была начата уже в первой половине 1707 г., когда Брюс сообщает Петру I, что помимо книги «О употреблении циркуля и линейки» «и книгу Бухнерову по переводу писанной исправлять буду». Над текстом этого перевода он работает и в дальнейшем. 5 сентября 1709 г. Я. В. Брюс пишет Петру I: «Ради Бухнеровой артиллерийской книги послал я нарочно к Москве, а как привезут оную и будет где стоянка, то начну и ее выправливать». Над переводом текста этой книги Я. В. Брюс вновь работает с осени 1709 г. по январь 1711 г. Закончив работу над рукописью, он пересылает ее с подьячим Прохором Тимофеевым Петру I. А 19 января 1711 г. Я.В. Брюс пишет Петру I: «...чаю, что оная понравится Вашему величеству, понеже в переводе оной на то смотрел дабы читать довольно была». В некоторых исследованиях обращалось внимание на то, что еще при Петре I в петербургской типографии были изготовлены чертежи книги Сюрирея де Сен-Реми «Мемории или записки артиллерийские» и закончен ее перевод. Однако, книга вышла в свет значительно позже, в 1732 г. Как следует из предисловия к этому изданию, перевод был выполнен X. Минихом, бывшим тогда генерал-фельдцейхмейстером русской артиллерии. Вопрос о личности переводчика двухтомной работы С. де Сен-Реми и обстоятельств перевода книги до настоящего времени не ставился в печати. Между тем, привлеченные нами архивные источники сообщают новые сведения о переводе с французского и подготовке к печати «Мемории или записки артиллерийские». Перевод труда С. де Сен-Реми был начат Борисом Волковым в 1716 г. по распоряжению Петра I. Выбор Петром I этой книги был не случайным. На основе большого фактического материала С. де Сен-Реми подробно изложил состояние и достижения французской артиллерии конца XVII В. Труд С де Сен-Реми состоял из двух томов, богато иллюстрированных чертежами; по объему затронутых вопросов, качеству самого изложения, иллюстрированному материалу он значительно превосходил книги по артиллерии Т. Бринка, Э. Брауна и И. Бюхнера, изданные в Москве в 1709-1711 гг. На время работы по переводу книги С. де Сен-Реми Б. Волков находился в распоряжении Я.В. Брюса. 30 ноября 1716 г. Я.В. Брюс сообщил А. В. Макарову, что первая книга у Б. Волкова «уже переведена и надеюсь вскоре совсем к печати исправлена будет». Осенью 1717 г., находясь в отпуску в деревне Головцове, Б. Волков перевел около половины второго тома «Мемории или записок артиллерийских». 28 октября того же года он сообщает Я.В. Брюсу: «а всю книгу ... надеюсь перевесть к февралю месяцу» (1718 г..). В действительности перевод второго тома был завершен только в конце 1718 г. Рукописные тексты переводов первого и второго тома хранились в петербургской артиллерийской канцелярии. Одновременно с переводом текста книги готовились к печати и ее чертежи. 8 января 1717 г. Я.В. Брюс пишет цейхдиректору петербургской типографии М.П. Аврамову: «При сем же посылаю к Вам тридцать четыре доски чертежей из французской артиллерийской книги, которые из оных в прежнюю посылку не вырезаны, извольте приказать вырезывать и вырезав прислать ко мне...». По-видимому, в 1719 г. все подготовительные работы по изданию книги С. де Сен-Реми были закончены. Остается неясным, почему же тогда она не вышла в свет, и в какой степени текст перевода и чертежи 1716-1719 гг. были использованы X. Минихом при издании книги «Мемории или записки артиллерийские» в 1732 г. Весьма вероятно, что книга своевременно не была издана в связи с уходом в 1726 г. со службы Я. В. Брюса. Как считает Т.А. Быкова, при издании в 1732 г. «Меморий или записок артиллерийских» были использованы гравюры и заставки (за исключением одной), вырезанные еще в мастерской П. Пикарта. К 1712 г., в основном, сложилась организационно-штатная структура русской регулярной армии и новая система материального снабжения ее личного состава. Эти обстоятельства во многом предопределили выход единых узаконений, юридически закрепивших новую организацию, обязанности каждого военнослужащего и взаимоотношения между подчиненными и начальниками. Первым военно-юридическим трудом была книга Э.Ф. Кромпейна «Краткое изображение процессов или судебных тяжеб...» (Спб., 1712). В ней автор изложил правила следствия и военного судопроизводства, принятые в австрийской и саксонской армиях. Эта книга примечательна еще и тем, что она — первое известное нам датированное издание Петербургской типографии. 22 декабря 1714 г. в Петербургской типографии были напечатаны «Инструкции и артикулы военные...». Заглавный лист имел виньетку с видом Петропавловской крепости и Троицкой церкви. Это первый военно-уголовный кодекс регулярной армии из 290 артикулов с толкованием текста каждой статьи, сведенных в 24 главы. В них были кодифицированы военно-судебные положения, сложившиеся в русской армии и принятые в некоторых рукописных наставлениях: «Устав прежних лет», «Артикул Краткий» и др. В книге «Инструкции и артикулы военные...» были закреплены положения о воинских преступлениях и дисциплинарные права начальников. Второе издание — «Артикул воинский купно с процессом надлежащий судящим...» — вышло 26 апреля 1715 г., тиражом в 1200 экз. Оно было дополнено: Указом Петра I, текстом присяги, «толкованием каждого артикула» и «Кратким изображением процессов или судебных тяжеб...». В составлении артикула большое участие принимал Петр I. В 1715 г. «Артикул воинский...» выходит третьим изданием с параллельным текстом на немецком языке, но без «Краткого изображения процессов...» Наличие в «Артикуле...» вместе с русским текстом немецкого объясняется тем, что в русской армии среди офицеров было немало иностранцев, в основном немцев. Четвертое издание «Артикула...» вышло в 1717 г., некоторые экземпляры были дополнены «Книгой о эксерциции». Все перечисленные издания «Артикула...» печатались в петербургской типографии. Любопытно отметить, что последнее издание «Артикула воинского...» было напечатано в 1827 г., при штабе 2-ой армии в Тульчине. А. В. Гаврилов считает, что «Артикул воинский...» выходил в 1717 г. несколькими изданиями: на русском и немецком языках — 148 экз., на одном русском с «Процессом» — 600 экз., на русском же, без «Процесса» — 19 экз., с «Процессом» и «Книгой о эксерциции...» — 7 экз. Победа в Полтавской битве и успехи русских войск и флота в 1710-1715 гг. в Прибалтике и Финляндии предрешили исход Северной войны. В ходе различных кампаний русские регулярные войска и военно-морские силы, оснащенные новым, более совершенным вооружением, получили разносторонний боевой опыт. Таким образом, были созданы предпосылки для дальнейшего развития русского военного искусства. В сложившейся обстановке представители русской военной мысли должны были разрешить важнейшую задачу — создать общевоенный устав, основанный на передовых принципах отечественного военного искусства. Помимо общих положений по устройству войск и обязанностям старших начальников, в нем было необходимо сформулировать основные положения по боевой деятельности войск. Подобный устав с учетом всех особенностей военно-морского дела требовалось создать и для флота. Эта проблема была успешно разрешена в 1716-1720 гг. В Петербурге 26 апреля 1715 г. вышла «Книга о эксерциции церемониях и должностях воинским людем надлежащим...» тиражом в 1050 экз., заменившая «Краткое учение...» 1699 г. Последнее, составленное еще до начала формирования регулярных войск, во многом устарело, тем более, что в нем не был отражен боевой опыт русских войск в Северной войне. «Книга о эксерциции...» была строевым уставом и состояла из трех частей. Первая часть излагала вопросы строевого учения, в основу которого легло переработанное «Краткое учение...»; вторая часть была посвящена построению части и порядку, соблюдаемому войсками при следовании на марше; третья — обязанностям унтер-офицеров офицеров полка. Эта глава начинается известным определением «Что есть солдат...», принадлежащим Петру I. К Уставу была приложена «Таблица как стать полку в лагере» и две схемы в тексте. По существу выходом «Книги о эксерциции...» был закончен подготовительный период по созданию общевоинского устава регулярной армии. 19 июля 1716 г. в Петербурге выходит «Книга Устав Воинский», созданная на основе боевого опыта. Вместе с тем, в «Уставе Воинском» были использованы положения наставлений русской регулярной армии начала XVIII в. («Краткое обыкновенное учение», «Ротные пехотные чины», «Статьи воинские», «Учреждение к бою», «Правила» Петра I и др.), проверенные в суровых испытаниях Северной войны. «Книга Устав Воинский» состояла из Манифеста, 68 глав самого устава, оглавления (главы и «пункты»). В Манифесте подчеркивалась историческая преемственность в развитии регулярных войск в России и определялись задачи самого устава. Петр I много времени уделял составлению и редактированию устава. В «Книге Устав Воинский» четко и образно были определены права и обязанности командующего армией, генерал-квартирмейстера, начальника артиллерии и других должностных лиц. Устав закрепил сложившееся организационно-тактическое деление регулярной армии на дивизии, корпуса и указал порядок применения корволанта — «сиречь легкий корпус». Организация марша, боевое обеспечение войск в походе и на привале подробно рассматривались уставом. В нем были даны указания по управлению войсками и боевому порядку частей в сражении. Устав требовал от войск активных, наступательных действий. «Книга Устав Воинский» 1716 г. оказала решающее влияние на развитие русского военного искусства XVIII в. При Петре I «Книга Устав Воинский» трижды переиздавалась. Второе издание устава вышло в Петербурге 15 мая 1717 г. В нем русский текст был расположен на левой странице, а немецкий — на правой. Третье издание, только с русским текстом, было напечатано в петербургской типографии 15 декабря 1717 г. А.В. Гаврилов указывает, что «Книга Устав Воинский» также издавалась в 1718 г. Согласно указу Петра I «Устав Воинский» 1716 г. надлежало «продавать в народе по полтине книгу». Тираж «Книги Устав Воинский» — не меньше 1000 экз.— был распределен «по препорции» между воинскими частями и государственными учреждениями. Каждое учреждение было обязано выкупить положенное ему количество книг; в частности, артиллерийскому ведомству предлагалось «...деньги ис приказу отослать в типографию без замедления». В течение всего XVIII и начала XIX вв. «Книга Устав Воинский» неоднократно переиздавалась вплоть до 1826 г. 29 октября 1719 г. «Книга Устав Воинский», «Артикул воинский с процессом...» и «Книга о эксерциции...» вышли одной книгой, составив таким образом единый общевоенный устав русской регулярной армии. Петербургская сенатская типография 21 октября 1724 г. напечатала «Инструкцию генералу провиантмейстеру» на 9 страницах, в которой был изложен порядок обеспечения войск провиантом и фуражом Второе издание «Инструкции...» вышло в Петербургской типографии 11 января 1725 г. К данной группе военных изданий относятся также «Артикул солдатский учебный воинский...», напечатанный в Киеве, «Табель о рангах...» (М., 1722; Спб., 1722), «Генералитет или табель о полевой армии...» (М., 1722). Помимо военных книг специального профиля существовали издания общественного характера. Эта литература не только знакомила русского читателя с последними военными событиями, но также расширяла его кругозор в области общевоенных знаний. В Петербурге в 1713 г. вышла в свет «Книга Марсова» — одно из интереснейших петровских изданий. В ней представлено значительное количество документальных сведений (регуляции, планы сражений и крепостей) о Северной войне. По замыслу Петра I «Книга Марсова» должна была стать памятником героическим успехам русской армии и флота в Северной войне. Он сам принимал большое участие в работе над материалами книги. «Книга Марсова» богато иллюстрирована гравюрами, планами, выполненными лучшими мастерами того времени: А. Шхонебеком, А. Зубовым, П. Пикартом и А. Ростовцевым. Она является незаменимым источником для историков петровской эпохи, в особенности военных. Военные события, помимо «Ведомостей», освещались и в отдельных изданиях. В Москве в 1708 г. вышло «Объявление баталии. .. при деревни Лесной» (тираж 165 экз.), в котором на открытом листе сообщалось о победе русских при Лесной. Петр I принимал участие в составлении и редактировании текста «Объявления». «Журнал или поденная записка о походе генерала лейтенанта Лесиа...» (Спб., 1721) отражает один из эпизодов заключительного периода Северной войны. В письмах Петра I к Сенату и в экстрактах из писем содержится информация о персидском походе 1722 г. Они печатались в Сенатской типографии в Москве, в Петербургской и Московской типографиях. Иерархическая система феодального общества создала сложную структуру орденских статутов и порядка награждения орденами. Поэтому книга А. Шхонебека «История о ординах или чинах воинских паче же кавалерских...» (М., 1710), посвященная этим вопросам, представляла определенный интерес для русских офицеров и придворных кругов. В русское издание вошла только первая часть книги, изданной в Амстердаме в 1699 г., перевод с французского был сделан Б. Волковым, гравюры выполнены И. Бликлантом. К данной группе книг непосредственно примыкают и военно-исторические сочинения, посвященные походам Александра Македонского и Юлия Цезаря. В октябре 1709 г. в Москве вышла в свет «Книга Квинта Курция о делах содеянных Александра Великого царя Македонского...». Распоряжение о том, чтобы книгу «... исправя, напечатать...», было отдано Петром I в 1708 г. Книга несомненно пользовалась успехом у читателей, ибо она неоднократно переиздавалась (1711, 1717, 1722 и 1724). Три первых издания вышли в Москве, два последующих — в Петербурге. «Краткое описание о войнах, из книг цезариевых...» вышло в Москве в начале 1711 г. Это был перевод сочинения Анри де Роана, написанного на основе «Комментариев о Галльской войне» Цезаря. Перевод с некоторыми сокращениями текста был выполнен Б. Волковым. Материалы своей книги А. де Роан дополнил сведениями об организации и боевых действий европейских армий первой половины XVII в. Последнее, несомненно, имело практическое значение для русского читателя. Заслуживает внимания один из способов ознакомления солдат и унтер-офицеров с уставными положениями, принятыми тогда в русской регулярной армии и военно-морском флоте. Для этого солдатам и унтер-офицерам постоянно читались выдержки из соответствующих наставлений. Так, 5 июня 1718 г. командир артиллерийского полка обратился из Ревеля с рапортом в Приказ Артиллерии, в котором писал: «... слышно мне, что во всех полках военные артикулы розданы поротно давно и читают»; в дальнейшем он просит: «...купить оных военных артикулов пять и прислать сюда для прочитания». Генерал-адмирал Ф.М. Апраксин 8 апреля 1716 г. объявил указ Петра I, в котором требовалось, чтобы личному составу «...на каждом корабле читать дважды в неделю артикулы морские, которые печатанные розданы на все корабли...». В Таврове в 1726 г. «морским и адмиралтейским служителям» артикулы читались каждую субботу. В связи с этим необходимо обратить внимание на один из фактов, имеющих существенное значение для понимания культурного уровня русских людей начала XVIII в. Вопреки общепринятому мнению, в русской армии была значительная группа грамотных лиц. Например, на 1 апреля 1709 г. число грамотных в артиллерийском полку равнялось 13% от наличного состава полка, в том числе все офицеры и сержанты, 52,2% капралов, 18,4% бомбардиров и 3,3% рядовых. Несомненно, что правительственные указы, военные уставы и книги имели в армии определенный круг читателей. В числе 52 военных изданий, вышедших в 1708-1725 гг., было 14 книг по фортификации, 4 — по артиллерии, 5 — артикулы, 13 — уставы и инструкции, 10 — общевоенные издания и 6 — военно-морская литература. Больше половины изданий было посвящено уставам, артикулам и различным вопросам общевоенного характера. Таким образом, наибольшее внимание военная книга уделяла делу создания боеспособных регулярных войск, одному из важнейших военных реформ. Нельзя не отметить эволюции тематического содержания в изданиях, вышедших после 1714 г. Если до этого военная книга преимущественно издавалась с целью дать основной минимум теоретических и практических знаний по определенной дисциплине или роду войск, то затем начинает преобладать общевоенная тематика. Обращает также на себя внимание значительное количество книг, выпущенных по военно-инженерному делу.

ВОЕННО-МОРСКИЕ ИЗДАНИЯ 1708-1725 ГГ.

дновременно с развитием русского военно-морского флота сложились основные положения, определявшие обязанности и нормы поведения личного состава кораблей и дисциплинарные права начальников. Эти вопросы были регламентированы в книге «Инструкции и артикулы военные надлежащие к российскому флоту...» (Спб., 1710). «Инструкции... состояли из предисловия, 64-х артикулов и присяги. В 1714 г. «Инструкции...» дважды — 16 марта и 1 июля — печатались в Петербурге. Эти издания были аналогичного содержания с предыдущими, но имели на заглавном листе виньетку и параллельный текст на русском и голландском языках. Тираж, видимо, мартовского издания «Инструкции...» — 92 экз. Вместе с тем петербургская типография напечатала переводы некоторых иностранных морских законоположений. В 1714 г. вышла в переводе А. Виниуса «Книга ордера или во флоте морских прав...» Вильгельма Оранского, ее тираж равнялся 107 экз. Заглавный лист книги был украшен виньеткой. Эта книга переиздавалась в том же 1714 и 1725 гг. Цейхдиректор петербургской типографии М.П. Аврамов представил в 1714 г. адмиралу Ф.М. Апраксину ведомость на книги и сигналы, переданные флоту. В этой ведомости указана книга «Кригс рехт вице-адмиральский», напечатанная тиражом в 48 экз. Точное наименование издания, его выходные данные дают основание предполагать, что речь идет о неизвестном издании Петербургской типографии. По распоряжению Петра I в 1715 г. была напечатана «Инструкция о морских артикулах и кригесърехтах, или воинских правах, королевского величества дацкаго...» в 20 экз. «Инструкция о морских артикулах...» была повторно издана в 1716 г. (49 экз.) и 1718 г. (360 экз.). После Полтавской битвы в военных действиях против Швеции возросло значение русского флота. На основе боевого опыта совершенствовались методы использования корабельного и галерного флотов, что нашло свое отражение в количественном и качественном росте военно-морских наставлений и руководств. «Генеральные сигналы, надзираемые во флоте...» (М., 1708) — первое морское наставление, напечатанное гражданским шрифтом, являлось руководством по связи и управлению кораблями военно-морского флота. В нем были приведены сигналы для повседневной службы: подъем и опускание якоря, движение под парусами, сигналы «во время боя» и т. д. Распоряжением Петра I сигналы были напечатаны таким форматом, «.. .чтобы в кармане можно носить...». Из «Генеральных сигналов...», при переиздании их в 1710 г., была исключена «Инструкция для уведомления офицеров...», как носящая частный характер. «Генеральные сигналы...» и впоследствии неоднократно переиздавались: дважды в 1714 г., четыре раза в 1716 г., дважды в 1719 г. и по одному разу в 1720 и 1723 гг., причем они не имели каких-либо существенных расхождений с изданием 1708 г. В «Генеральных сигналах...» 1720 г. был обобщен боевой опыт совместных действий парусных кораблей и галер. Они имели сигналы, которые позволяли командующему флотом осуществлять взаимодействие между кораблями и галерными эскадрами. Редакция сигналов 1720 г. была принята в Морском Уставе 1720 г. В 1723 г. петербургская типография на открытом листе напечатала «Сигналы которыя подлежит употреблять в парусном и гребном флотилье» (10 сигналов для парусных и 5 для гребных судов). «Сигналы для бою...», бывшие составной частью «Генеральных сигналов...», с 1714 г. стали печататься отдельно. А.В. Гаврилов отметил издания корабельных и галерных сигналов, выполненных в красках «цвеченые». Однако ему осталось неизвестным одно немаловажное обстоятельство, перечисленные сигналы были выполнены «градированными досками». Подобные сигналы в 1714 г. были выданы на флот. Широкое использование русским командованием галер, естественно, потребовало составления отдельных сигналов для этого класса кораблей. «Генеральные сигналы которые чинены будут... на весь флот гребных судов...» впервые были напечатаны гражданским шрифтом в Петербургской типографии в 1714 г. На 20 страницах текста были приведены различные сигналы для управления галерами; по своему содержанию они отличались от сигналов 1696 г. Из ведомости, приложенной в письме М.П. Аврамова к адмиралу Ф.М. Апраксину, следует что в 1714 г. «Генеральные сигналы...» для галер печатались дважды, в одном случае тиражом в 300 экз., в другом случае — 39 экз. «Генеральные сигналы в российском гребном флоте...» дважды вышли в 1715 г. с некоторыми изменениями текста предыдущего издания, причем второй тираж 1715 г. имел параллельный текст на русском и итальянском языках. А заглавный лист был украшен виньеткой с видом Невы, Петропавловской крепости и Троицкой церкви. Параллельный русский и итальянский текст повторяется в сигналах 1719 г. и в одном издании 1720 г. Другое издание 1720 г. было напечатано на русском и голландском языках. Петербургская типография в 1714 г. впервые напечатала отдельным изданием «Генеральные сигналы, надзираемые во флоте, во время бою» на 27 страницах с виньеткой на заглавном листе, на русском и голландском языках. «Генеральные сигналы... во время бою...» вышли три раза в 1714 г., дважды в 1716 г. и по одному разу в 1719, 1720 и 1723 гг. Содержание и последовательность пунктов последнего издания отлично от сигналов 1714 г. После выхода «Книги Устав Воинский» жизненно необходимым было создание общеморского наставления для русских военно-морских сил. «Учиня устав воинской, сухопутный,— писал Петр I,— ныне... приступаем к Морскому». Вполне очевидно, что ранее вышедшие морские инструкции, артикулы и сигналы, поверенные в морских кампаниях, явились исходным материалом для нового устава. Работы по составлению Устава начались в 1715 г. Петр I принимал непосредственное участие в его разработке и редактировании. «Книга Устав Морской» была отпечатана в Петербургской типографии и 13 апреля 1720 г. вышла в свет. Устав состоял из пяти книг, к нему были приложены корабельные и галерные сигналы и образцы служебной отчетности. Уставу предшествовал «Указ» о его введении и «Предисловие к доброхотному читателю» с кратким очерком истории русского флота, написанное Петром I, и выправленное Феофаном Прокоповичем. Фронтиспис устава был выполнен П. Пикартом по рисунку К. Растрелли. В «Книге Устав Морской» были приведены общие положения по организации флота и корабельной службы. Излагая обязанности личного состава, устав особое внимание обращал на права и обязанности командующего флотом и капитана (командира корабля). Вместе с тем в нем были сформулированы основные положения тактического порядка и дисциплинарной практики. Первое издание Морского Устава вышло в 500 экз. по 1 рублю 23 алтына 2 деньги. «Книга Устав Морской» неоднократно переиздавалась при Петре I в 1720 (дважды), 1722, 1723 и 1724 гг. и в течение всего XVIII в. Последнее издание петровского Морского Устава вышло в 1804 г. Кроме того, в 1720 г. в петербургской типографии дважды были напечатаны «Выписки из Морского Устава», об обязанностях и дисциплинарных наказаниях, налагаемых на матросов и унтер-офицеров. Они вышли в количестве 900 экз. по 6 алтын 2 деньги. Император Павел I в 1797 г. ввел новый «Устав Военного Флота», но в 1804 г. вновь был принят «Морской Устав» 1720 г. Таким образом, в русском флоте петровский устав, с небольшим перерывом, действовал до 1853 г., то есть до замены парусных кораблей паровыми. «Регламент о управлении адмиралтейства и верфи...» был издан петербургской типографией 5 апреля 1722 г. в 600 экз. по 1 рублю 16 алтын 4 деньги. В нем были определены обязанности служб и чинов адмиралтейства. Петр I принимал большое участие в составлении «Регламента...» В книговедческих исследованиях обращалось внимание на неточности в нумерации страниц регламента. В связи с этим необходимо обратить внимание на некоторые обстоятельства, остававшиеся неизвестными до настоящего времени. Согласно указу Петра I от 26 ноября 1722 г. адмиралтейской коллегии надлежало «во вновь учиненные печатные должности адмиралтейского уставу... сто девять артикулов на тридцать четырех листу переправлять». Следовательно, в адмиралтейский регламент, вскоре после его выхода в свет, был внесен ряд изменений. Об этом коллегия поставила в известность вице-адмирала К. Крюйса, ранее получившего десять экземпляров «Регламента о управлении адмиралтейства...». Вместе с указом ему были направлены новые листы, а старые требовалось «из тех регламентов вынять и прислать в адмиралтейскую коллегию...» Возможно, что данная замена листов и нарушила правильную нумерацию страниц первого издания адмиралтейского регламента. Второе издание «Регламента...» вышло в Москве в 1724 г. и третье — в Петербурге в том же году, тиражом в 590 экз. по 1 рублю 21 алтыну 2 деньги. В 1722 г. Петербургская типография напечатала книгу «Часть вторая регламента морского, в которой определено о всем, что касается доброго управления в бытность флота в порте...». В связи с этим изданием в книговедческих трудах сложились определенные взгляды: во-первых, «Часть вторая регламента морского...» рассматривалась как вторая часть «Регламента о управлении адмиралтейства и верфи...» (1722) и, во-вторых, якобы работы по составлению «Регламента о управлении адмиралтейства...» были начаты в 1721 г. после издания книги «Устав Морской» (1720). Однако, в последнее время на основе книговедческого анализа этих изданий было высказано новое суждение о том, что «Часть вторая регламента морского...» на самом деле является второй частью «Книги Устав Морской». Для разрешения возникших вопросов обратимся к архивным источникам. 4 апреля 1718 г. Петр I в канцелярии Адмиралтейства собственноручно написал сжатые указания в двух частях. Первая часть касалась учета личного состава флота, вторая — составления двух книг. Вторая часть петровских указаний во многом разрешает возникший вопрос и поэтому полностью здесь приводится.
«...во-вторых
1. Сделать две книги первую:
Когда флот приготовить и что на оной людей и артиллерии, амуниции и протчего принадлежит по рангам, каждого ранга на один корабль так же инструкцию как должность сию офицерам и рядовым знать так же и артикул воинский.
2. вторую как содержать флот в гаване и верфи с их вышним и нижними служители и как их должность так же магазейны и протчее...».
В следующем пункте даны методические указания по составлению этих наставлений. На беловой копии петровских пунктов против третьего тем же почерком сделана следующая отметка: «в словах говорено сие дело особливо кому повелено быть сочинить от всей коллегии». Анализ содержания первого и второго пунктов дает достаточные основания считать, что в первом пункте намечено содержание «Устав Морского» 1720 г.; во втором — содержание его второй части, получившей известность как книга портовая или вторая часть адмиралтейского регламента. Весьма важно подчеркнуть, что в пунктах Петра I речь идет о едином тематическом содержании, развернутом в двух книгах, причем Петр I ничего не говорит об адмиралтейском регламенте. Таким образом, точка зрения Т.А. Быковой и М.М. Гуревича подтверждается документальными данными. Из примечания к третьему пункту следует, что в составлении обеих частей «Устава Морского» вместе с Петром I участвовали и другие руководители флота. Утверждение П.П. Пекарского о том, что адмиралтейский регламент, включая портовую книгу, начал создаваться после выхода «Морского Устава», требует определенных коррективов, ибо из петровских указаний очевидно, что работы по составлению книги портовой были уже начаты в 1718 г. Помимо отечественных наставлений и уставов по военно-морскому делу Петербургская типография в 1715 г. напечатала перевод французского устава Людовика XIV — «Устав о войсках морских и о их арсеналах». После Полтавской победы Петр I, считая, что «...вся сила шведов ныне во флоте состоит...», обращал главное внимание на подготовку своего корабельного флота: русские военно-морские силы готовились к решающей встрече с противником. Этому служили и морские уставные издания. Необходимо отметить, что переводная литература занимала среди них совершенно незначительное место (около 2,5%). Московская типография в 1709 г. напечатала сочинение К. Алларда «Новое голландское корабельное строение...» в переводе Салтыкова с гравюрами, выполненными П. Пикартом. Эта книга знакомила русского читателя с достижениями голландского кораблестроения, в те времена стоявшего на самом высоком уровне. В 1716 г. в Петербурге вышла «Книга пропорции оснастки кораблей английской...», состоявшая из таблиц с основными данными английских кораблей. В связи с этим обращает на себя внимание письмо Я.В. Брюса, направленное 10 августа 1710 г. Петру I. В нем сообщалось о переводе английской «табели» с указанием размеров кораблей и количества положенных на них пушек, а также о пересылке Петру I английской книги, в которой сообщалось «о всех кораблях британской королевы». Не исключено, что эти материалы были использованы в «Книге пропорции оснастки кораблей...» Навигации в Балтийском море была посвящена «Книга морская зело потребная...» И. Моисана, вышедшая в Петербурге в 1721 г. в переводе с шведского, тиражом в 300 экз. В середине XVIII в. «Книга морская...» была переиздана. Справочным материалом для навигационных расчетов служили: «Таблица разности ширины и отшествия от меридиана на всякий румб... (Спб., 1721) и «Таблица разности ширины и отшествия от меридиана на всякий градус компаса» (Спб., 1721). Необходимо также отметить издания общеморского характера, затрагивавшие различные вопросы подготовки, состояния и военных действий кораблей русского флота того времени. Одна из первых отечественных книг по морскому делу — «Разговор у адмирала с капитаном о команде...» К. Зотова , была напечатана в типографии Морской Академии в Петербурге в 1724 г. Сочинение было написано К. Зотовым значительно раньше, за несколько лет до издания. Еще первого октября 1722 г. автор обратился к Петру I с просьбой: «...оныя регулы предать печати под моим именем...» — и надеялся, что труд послужит «.. .в пользу всему флоту...». «Разговор у адмирала...» являлся учебным пособием и руководством по подготовке офицеров русского флота и переиздавался в XVIII И начале XIX вв. Для общей подготовки морских офицеров непосредственное значение имела «География генеральная небесный и земноводный круги купно с их свойство и дейсты...» Б. Варения в переводе Ф. Поликарпова (М., 1718). Сочинение Б. Варения состояло из трех частей, представляющих собой курс физической географии, изложенный с привлечением математических и астрономических сведений, с пояснительными чертежами. В книге приведены некоторые географические данные о России. На ее заглавном листе помещен портрет Петра I. Четыре главы третьей части посвящены вопросам мореплавания. Труд Б. Варения украшен общим фронтисписом, а в начале каждой части помещен фронтиспис из арабесков. «География генеральная...» являлась учебным пособием в Морской Академии. «Регламент или указ... како содержать себя чинно, и послушно всегда в Академии...» (Спб., 1716) имел непосредственное отношение к подготовке будущих офицеров русского флота. В нем был определен внутренний распорядок в Морской Академии и обязанности как обучающихся, так и начальствующего состава. Петербургская типография в 1718 г. напечатала альбом гравюр военных кораблей «К пресветлейшему и великодержавнейшему государю, государю Петру Первому Императору всея России. От изображенного зде Рукописным художеством, толь премудрого Карабельного здания.» Эта работа издана как «Куншты корабельные» или «Корабельное здание». На верхней половине первого листа альбома помещена гравюра с изображением Славы, парящей в облаках с портретом Петра I работы А. Зубова; в нижней части листа — посвящение Петру I. На остальных десяти листах гравюры военных кораблей, выполненные П. Пикартом и А. Ростовцевым. Общие сведения о состоянии кораблей Балтийского флота приводились в «Реестре российского флота кораблям...» (Спб., 1718, 1719 и 1721) — печатных листах информационного характера. «Генеральное известие воинским действия... галерного флота...» (Спб., 1719) сообщало различным кругам русского общества о боевых действиях русского флота в 1719 г. Насколько внимательно в России следили за развитием военной мысли в области морской тактики, очевидно из следующего факта. При Петре I был переведен труд П. Госта «Искусство военных флотов или сочинение о морских еволюциях...» (французское издание книги вышло в Лионе в 1697 г.), широко известный среди военно-морских специалистов того времени, как первый труд по морской тактике. Однако книга не была тогда издана, так как Петр I нашел перевод «зело мрачным и не точным» и приказал перевести ее заново. В итоге сочинение П. Госта вышло в свет на русском языке лишь в 1764 г. в переводе И. Голенищева-Кутузова. Военно-политическая обстановка, сложившаяся к 1712 г., настоятельно потребовала от русского командования сосредоточить основные усилия на Финляндском театре войны. На новом стратегическом направлении Петр I умело объединил действия сухопутных войск и флота. В прибрежной полосе Финляндии, изрезанной шхерами, русские в 1712-1721 гг. широко использовали галерные эскадры совместно с полевыми войсками, прикрывая десантные операции своим корабельным флотом. Боевые задачи, решавшиеся совместными усилиями регулярной армии и Балтийского флота, во многом определили количество изданий, их тиражи и тематическое содержание военно-морской книги. Всего за 1708-1725 гг. было издано 63 издания военно-морской литературы, из них 11 — морские артикулы, 39 — уставы и наставления, 2 — по кораблестроению, 3 — по навигации и 8 — общеморская литература. Наибольшее количество изданий отмечается по уставам и наставлениям. Весьма характерно, что из 39 изданий этого рода только 2 книги были напечатаны до 1711 г.. а 37 — в 1712-1725 гг. Причем, из 39 изданий — 12 приходилось на Устав Морской и адмиралтейский регламент, а 26 — на корабельные и галерные сигналы. Таким образом, специализация военно-морской литературы определялась практическими задачами русского флота.

ВОПРОСЫ ПЕРЕВОДА И ПОДГОТОВКИ РУКОПИСЕЙ К ПЕЧАТИ

еобходимо учесть, что книжное дело в России в первой четверти XVIII в. развивалось в обстановке напряженной классовой борьбы внутри страны и войн с внешними врагами. Несмотря на это, издание новых книг приобрело большой размах. Совершенно очевидно, что книгоиздательская работа была определенным образом налажена и выполнялась более значительным кругом лиц, чем это принято считать. Общеизвестно исключительное внимание, уделявшееся Петром I выбору переводных книг, подбору переводчиков и качеству самого перевода. Чрезвычайно многообразен труд Я.В. Брюса по развитию русской книги первой четверти XVIII в. вообще и военной в частности. Его деятельность в этой области еще далеко неполно изучена. По принятой тогда структуре центральных ведомств в Приказ Артиллерии входило и военно-инженерное управление. Поэтому естественно, что все книги не только по артиллерии, но и по фортификации обязательно проходили через Я.В. Брюса. Многочисленные вопросы, связанные с написанием, переводом и изданием различных книг, нередко решались Петром I и Я.В. Брюсом в обстановке непрерывных походов и боев Северной войны. Можно только удивляться той напряженной военной и государственной деятельности, с которой у них совмещалась работа по редактированию и изданию намеченных книг. Так, в мае 1707 г. Я.В. Брюс, находясь в действующей армии, работал над переводом книги И. Бухнера «Учение и практика артиллерий»; после некоторого перерыва эту работу он продолжает в сентябре 1709 г., будучи под Ригой, и заканчивает 19 января 1711 г. в Митаве. В августе 1711 г. книга И. Бухнера уже вышла в свет. Как видно, московские печатники достаточно быстро справились с набором и печатанием книги. Приведем еще один пример. 5 сентября 1709 г. Я.В. Брюс в Слуцке закончил редактирование перевода труда М. Кугорна «Новое крепостное строение на мокром или низком горизонте», а в ноябре того же года книга была уже издана в Москве. При этом необходимо принять во внимание возможности конной почты и состояние путей сообщения в России начала XVIII в., что отражалось на сроках доставки корреспонденции. Вполне очевидна та немалая работа, которую выполнили московские печатники за относительно короткие периоды времени. Очевидно, что ни Я. В. Брюс, ни тем более Петр I не могли постоянно заниматься вопросами технической подготовки рукописных текстов к печати. В ряде случаев функции Я. В. Брюса ограничивались обязанностью редактора по окончательной подготовке переведенного текста к печати. В его распоряжении постоянно находилось несколько квалифицированных переводчиков, что подтверждается архивными документами. В апреле 1708 г. Петр I направил в распоряжение Я.В. Брюса «...для переводу всяких книг...» известного амстердамского издателя И. Копиевского, но последний, видимо, не нашел общего языка с властным генерал-фельдцейхмейстером. 3 мая 1708 г. в письме к Петру I из местечка Дубровны Я. В. Брюс неодобрительно отзывается об И. Копиевском: «...мне в нем никакой помощи нет потому, что языку немецкому не искусен...». Правда, он в дальнейшем отмечает знание Копиевским латинского и польского языков. Каких либо иных сведений о дальнейшей работе И. Копиевского в Приказе Артиллерии не удалось обнаружить. Известны имена и других переводчиков. Так, в начале 1710 г. по заданию Я. В. Брюса переводом немецкой книги в Москве вначале занимается «пушечный литец» Тимофей Федоров, а затем капитан Шпарейтер. В январе 1711 г. Яков Брант в Москве закончил перевод раздела «Иррегулярная фортификация» из шведской книги. Статссекретарь А.В. Макаров 16 января 1715 г. направил в распоряжение Я.В. Брюса В. Коневского с просьбой: «...чтоб Вы приказали ему быть у переводу немецких и латинских книг...». Как уже было сказано, Б. Волков в Петербурге переводит в 1716-1718 гг. известное сочинение С. де Сен-Реми «Мемории или записки артиллерии». В переписке Приказа Артиллерии за 1716 г. упоминается «артиллерный переводчик Томас Вите». Работы по переводу иностранных книг проводились и Адмиралтейством. В Морской Академии в январе 1719 г. указом Петра I была введена должность переводчика. При отсутствии на месте лица, владевшего нужным языком, принимались срочные меры. По «ордеру» Я.В. Брюса 14 июня 1714 г. канонир А. Лапотинков был послан «до Нарвы на почте с шведскою книгою для переводу ее тамо». В некоторых опубликованных трудах отмечалась характерная особенность петровской переводной литературы. При работе над книгой переводчик и реактор критически подходили к ее содержанию. В одном случае они исключали второстепенные места, в другом — дополняли переводную работу примерами из отечественной практики. Основываясь на архивных материалах, можно считать, что переписка набело рукописей при окончательной подготовке последних к печати, как правило, осуществлялась в Москве и Петербурге. Помимо сотрудников Приказа Артиллерии к этой работе привлекались канцеляристы и других ведомств. С августа по декабрь 1714 г. в Петербургской артиллерийской канцелярии подьячие М. Назаров, И. Золотарев, И. Белоусов, Г. Аристов, присланные из Сената, занимались перепиской «...переводных с немецкого и шведского языков на бело книг...». Трое последних выполняли эту работу в течение всего 1715 г. Вот почему роспись того или иного подьячего на беловике рукописи перевода не дает еще права считать его автором самого перевода. Начальник тайной канцелярии майор А.И. Ушаков в 1716 г. направил в Приказ Артиллерии подьячих Л. Яковлева, А. Гусева, А. Булавина и И. Крюковского, которыми, как писал Я.В. Брюс, «...переведенные книги на русский язык, по приказу его величества, конечно, переписаны были на бело». В этих случаях при отборе подьячих Я.В. Брюс требовал, чтобы «...оные тако умели писать дабы без труда возможно было письмо их его царскому величеству читать...». Из этих слов Я. В. Брюса очевидно, что Петр I не только читал рукописи перевода, но и редактировал их. Следовательно, вся сложная и многообразная работа по переводу иностранных книг на русский язык, редакторская работа над первичными вариантами перевода и окончательная подготовка рукописного текста для передачи его в типографию выполнялась целым коллективом, которым руководили Петр I и Я. В. Брюс. Система выпуска книг, основанная на четком разделении труда, во многом предопределила рост и успехи русской военной книги в первой четверти XVIII в.

* * *

Развитие русского книгопечатания в первой четверти XVIII в. было неразрывно связано с социально-экономическими реформами Петра I. с общим прогрессом страны. Правительственная политика в области создания новой полиграфической базы и увеличения выпуска книг способствовала дальнейшему развитию книжного дела В России. Тогда же зарождается специализация книжного производства. За 1712-1725 гг. в Москве было напечатано только 7 изданий по военному делу, а в Петербургской типографии 76, в их числе 22 военных и 54 морских. Весьма скромное место в выпуске военной книги занимают ведомственные и периферийные (киевская) типографии, напечатавшие всего пять книг. Следовательно, в конце изучаемого периода Петербургская типография стала полиграфической базой, сосредоточившей выпуск военной и военно-морской литературы. Зачастую Петербургская типография работала с большим напряжением, выполняя срочные заказы военного и морского ведомств. В 1714 г. «...к походу флота на море...» типография, как пишет ее цейхдиректор М. П. Аврамов адмиралу Ф. М. Апраксину, передала «...потребных во флот книг и сигнальных листов...» на общую сумму 283 рубля 15 алтын и 4 деньги. Всего было напечатано «...книг и морских сигналов и протчего...» — 1262 и «градированными досками печатано»— 686 экз. Значительно изменилась тематическая направленность военных изданий. Так, до 1711 г. вышла в свет 21 военная и 6 военно-морских книг, а за 1712-1725 гг. было напечатано 31 военное и 57 военно-морских изданий. Таким образом, выпуск морской литературы возрос более чем в девять раз и составил около 65% от общего числа военных и морских изданий за 1712-1725 гг. Важно подчеркнуть, что военная книга того времени достигла больших успехов не только в количественном, но и в своем качественном росте. Отечественная военная и военно-морская книга сыграла значительную роль в формировании и пропаганде основных положений русского военного искусства первой четверти XVIII в. и в деле успешного завершения военных реформ.

 

 


Книжные сокровища России

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?