Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 334 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Военная тема в личных библиотеках Дома Романовых.

В своей замечательной монографии "Книга в семье Романовых" (Москва, 2000) Валерий Александрович Дуров пишет:

В жизни императорской семьи военная тема всегда играла значительную, если не первую роль, поскольку Россия почти постоянно находилась в состоянии войны с каким- либо соседним государством. Еще Екатерина II по этому поводу писала в 1769 г. при учреждении ордена Св. Георгия, задуманного как боевая награда: «...я б и на то согласилась, чтоб в мирное время не давать (орден), только противу того же можно найти ответ: Российская империя ежедневно дерется с соседями». По этой причине в Российской империи всегда был необычайно высок статус военного человека, будь то офицер, генерал или простой солдат. Даже в Табели о рангах, регламентирующей получение чинов - военных, гражданских и придворных - и устанавливавшей соответствие их друг другу, военный чин считался более почетным, нежели соответствующий ему по этой Табели гражданский, и как отличие практиковался перевод гражданского лица в соответствующий военный чин. С детства все мужчины семейства Романовых предназначались в военную службу. Исключений не допускалось. Великий Князь Александр Михайлович вспоминал, что однажды его брат, Георгий Михайлович, будучи еще мальчиком, «как-то робко высказал желание стать портретистом. Его слова были встречены зловещим молчанием всех присутствующих, и Георгий понял свою ошибку только тогда, когда камер-лакей, обносивший гостей десертом, прошел с малиновым мороженым мимо его прибора». Все без исключения мужчины императорской семьи имели воинские чины, иногда весьма высокие. Так, Великие Князья Михаил Николаевич и Николай Николаевич (Старший), а также сын последнего, Николай Николаевич (Младший), имели чин генерал-фельдмаршала русской армии. Во флоте фельдмаршальскому соответствовал морской чин генерал-адмирала. Из шести получивших его трое были Великими Князьями: Павел Петрович, (еще будучи наследником, в 1762 г.), Константин Николаевич и Алексей Александрович. Многие великие князья и императоры имели генеральские звания. Может вызвать недоумение тот факт, что последний российский император закончил свои дни в относительно скромном чине - полковника. Любой чин, военный или гражданский, мог быть присвоен лишь с личного разрешения царя. Николай Александрович взошел на престол, когда ему не было и 26 лет, имея чин полковника. После этого никто уже не мог предложить ему генеральского чина. Уместно добавить, что Николай II был при этом генерал-фельдмаршалом Великобритании, Германии, Австро-Венгрии, адмиралом флотов английского и датского. Собрание принадлежавших царскому семейству изданий по военной тематике в РГБ весьма значительно и по количеству, и по ценности. Здесь хранятся многочисленные, подчас уникальные подносные экземпляры книг и альбомов, часто раскрашенные от руки и особым образом оформленные. Жемчужинами можно считать две книги, хранящиеся в Отделе рукописей, - военные уставы русской армии с личными правками Петра I. Первая из них - это экземпляр Воинского устава 1714 г. («Артикул Воинский»), который изначально создавался при непосредственном и активном участии царя.

Почерк царя был настолько малоразборчив даже для людей того времени, что особому, знающему человеку (возможно, это был кабинет-секретарь А.В. Макаров) пришлось перенести правку Петра I на отдельные листки, которые и вклеивались на соответствующих страницах. Правка царя сделана темными чернилами, ее расшифровка - красными. «Артикул Воинский» создавался как устав для новой, регулярной армии, и большинство статей в нем посвящено правилам поведения военнослужащего в новых условиях, требующих от командира четкого выполнения требований этого устава, а для рядового -беспрекословного подчинения командирам и одновременно знания основных положений устава, касающихся его. Поэтому в «Артикуле» многие статьи носят военно-правовой характер и трактуют вопросы, относящиеся к соотношению воинских преступлений и проступков и соответствующих им мер наказания. Иногда лишь одно слово и даже союз, написанные рукой Петра I, меняли весь смысл или существенно уточняли то или иное положение «Артикула». Так, в главе третьей «О команде, предпочтении и о почитании вышних и нижних офицеров» есть статья, которая сначала гласила: «Кто фельдмаршала или генерала бранными словами поносит или в компаниях и собрании про них предосудительные слова, их чести касающиеся, говорить будет, тот имеет телесным наказанием и живота лишен быть». Царь заменил последний союз «и» на другой - «или», и весь смысл статьи изменился - за преступление, первоначально предполагавшее как кару непременно смерть, можно было ограничиться лишь телесным наказанием. Однако были и более пространные дополнения и изменения, сделанные царской рукой. В главе 17 «О возмущении, бунте и драке», в статье 133, более половины текста переписано Петром. Приводя далее эту статью почти полностью, мы выделили поправки царя заглавными буквами, а зачеркнутое им из предыдущего текста поставили в скобки. «Все непристойные подозрительные (сходы) СХОДБИЩА И СБОР ВОЕННЫХ ЛЮДЕЙ КАК ДЛЯ СОВЕТОВ КАКИХ-НИБУДЬ (ХОТЯ И НЕ ДЛЯ ЗЛА; скобки самого Петра. - В.Д.) ИЛИ ДЛЯ ЧЕЛОБИТЬЯ ЧТОБ ОБЩУЮ ЧЕЛОБИТНУЮ ПИСАТЬ, чрез что возмущение или бунт может сочинитца, чрез (сие) СЕЙ АРТИКУЛ имеют быть весьма запрещены... А ЕЖЕЛИ КАКАЯ КОМУ НУЖДА БИТЬ ЧЕЛОМ О ЧЕМ, ТО ПОЗВОЛЯЕТЦА КАЖДОМУ О СЕБЕ И СВОИХ НУЖДАХ БИТЬ ЧЕЛОМ, А НЕ ОБЩЕ». Разворот с этой статьей «Артикула» приведен в иллюстрациях. Здесь мы видим вклеенный листок с поправками Петра и два дополнительных листочка с расшифровкой, приклеенные к нему. Места вставок отмечены царем крестиком, в одном случае с точками, во втором - в кружке, как это часто делается и сейчас авторами и редакторами. Не менее интересна и ценна вторая рукопись с пометками Петра I, названная «Устав Военной» и датированная рукой царя 30 марта 1716 г. Эта работа - итог, фиксирующий создание в России современной регулярной армии, уже одержавшей победы при Полтаве в 1709 г. и при Гангуте в 1714 г.

Военные уставы и боевые расписания войск представлены и более поздними изданиями. Большинство имеет экслибрис «А.Н.» под императорской короной (Великий Князь Александр Николаевич, будущий Император Александр II). Самое раннее по времени выхода - напечатанное в Санкт-Петербурге в 1818г. «Краткое извлечение из законов, служащее руководством при производстве и решении военно-судных дел». Среди изданий середины 19 в. - 12 изящных томиков (11 частей) под общим названием «Воинские уставы о строевой и полевой кавалерийской службе», вышедшие в 1853 г. в Санкт-Петербурге, два тома «Расписание, состояние и комплектование войск и боевые порядки» (СПб., 1854-1855) и ряд других. Среди учебной литературы - «Руководство к образованию кавалериста» (СПб., 1832), «Краткие правила линейного учения для конной артиллерии» (СПб., 1846). В альбоме «Планы и фигуры к рекрутской школе», вышедшем в 1836 г. со множеством рисунков, показано, как должны действовать в строю военнослужащие, имеющие в руках ружье, знамя и т.д. Современный читатель может, разглядывая эти картинки, лучше узнать, что представляла собой русская армия в годы правления Николая I, и понять, почему еще в то время его называли Николаем Палкиным, а не Павловичем. В библиотеке Великого Князя Александра Николаевича находилась в числе прочих и книга «Замечания и наставления офицерам на корабле, во всех важных случаях морского искусства (переведена и приспособлена к нашей службе флота капитан-лейтенантом и кавалером Александром Бутаковым.1821. Кронштадт)». В этом издании, напечатанном в Санкт-Петербурге в 1822 г., анализируется огромный боевой опыт британского военно-морского флота. Переводчик, Александр Николаевич Бутаков, принадлежал к славной морской семье Бутаковых, в которой только в XIX в. офицерами и адмиралами стали 17 человек. Александр Бутаков, родившийся в 1783 г., тринадцати лет поступил в Морской кадетский корпус и уже через год ходил в плавание к берегам Англии. Случилось так, что в значительной части его морская судьба оказалась связанной с этой страной и ее флотом. В чине мичмана он был в 1803 г. послан волонтером для службы на британских боевых кораблях и находился там почти четыре года и даже принимал участие в сражениях с французами. В 1807 г., командуя русской шхуной «Забияка», участвовал в Афонском сражении. Был награжден орденом Св. Георгия за 18 морских кампаний. Карьера его шла успешно (в 1839 г. он уже генерал-майор морской интендантской службы). Параллельно с основными занятиями Александр Николаевич, используя опыт службы в английском флоте, переводил на русский наиболее значительные, нужные в России работы, за что получил несколько наград. Он не стал таким же известным, как его родственники, адмиралы Алексей, Григорий, Иван Ивановичи Бутаковы, но для флота и России деятельность Александра Николаевича была весьма полезной, что косвенно подтверждает и наличие в царской библиотеке написанной им книги. Книга А. Бутакова была не единственной, в которой анализировался боевой опыт иностранных вооруженных сил. 20 декабря 1906 г. Императору Николаю II были поднесены «Заметки о германской кавалерии и выводы из них к победе нашей кавалерии», опубликованные двумя годами ранее, до начала Японской войны. Автором этого сочинения был подполковник 4-го Псковского лейб-драгунского Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны полка Николай Михайлович Иолшин, в момент поднесения книги ставший уже генерал-майором, героем русско-японской войны. Еще в 19 в. он пять раз бывал в Германии и хорошо изучил немецкую конницу. Выводы, сделанные им, были по сути правильными, но Иолшин не учитывал, что в предстоявших России войнах успех решала уже не конница, а другие рода войск, в первую очередь артиллерия. В библиотеке Великого Князя Александра Николаевича хранилась еще одна книга, посвященная иностранному военному опыту, - русский перевод классической работы выдающегося французского военного инженера Бусмара «Общий опыт фортификации, или науки военного укрепления с атакою и обороною крепостей» (Ч. I—II. СПб., 1818-1820). Автор в этом сочинении предложил несколько новых блестящих идей, ставших впоследствии классическими. Вообще на протяжении 19 в., да и в начале 20-го, фортификация была одной из важнейших военных наук. Даже в конце 19 столетия одним из предметов, которые пришлось изучать наследнику и будущему Императору Николаю Александровичу, была фортификация. Преподавал ее будущему царю генерал инженерных войск Цезарь Кюи, сегодня более известный как композитор, член «Могучей кучки». В разное время лекции по этому предмету прослушали у Цезаря Антоновича также Великие Князья, дети Александра II, Сергей и Павел, внуки Николая I -Николай, Михаил, Георгий, Сергей Михайловичи и Петр Николаевич, а также Герцоги Георгий и Михаил Мекленбург-Стрелицкие. Здесь следует коснуться военного воспитания вообще - не образования, которому посвящена особая глава, а именно воспитания. С младенчества всем великим князьям было предназначено служить по военному ведомству, на суше или на море. Для императорских детей и внуков оставалась привилегия, уже недоступная для других дворян, - в раннем возрасте быть записанным в воинскую службу. Великий Князь Николай Александрович в 1875 г., в возрасте семи лет, получил первый офицерский чин прапорщика. Через пять лет, в день рождения, 6 мая 1880 г., стал подпоручиком. В день совершеннолетия, 6 мая 1886 г., когда ему исполнилось 18 лет, принял воинскую присягу на верность императору и России в Георгиевском зале Зимнего дворца. Церемония проходила именно в этом зале не случайно. Святой Георгий и учрежденный в 1769 г. орден, носивший имя этого Великомученика и Победоносца, были воинскими символами России. Николай Александрович как Наследник Цесаревич принял присягу в день своего рождения. Для других великих князей эта церемония проводилась в день учреждения ордена Св. Георгия, 26 ноября. В РГБ хранятся особые папки с описаниями церемониалов принятия присяги по достижении совершеннолетия Великим Князем Константином Константиновичем (26 ноября 1878 г.) и Великими Князьями Павлом Александровичем, Дмитрием Константиновичем и Михаилом Михайловичем (26 ноября 1881 г.). Культ ордена Св. Георгия сохранялся на протяжении всего существования Российской империи. Эту награду, которая давалась лишь за личный подвиг, мог получить в первом же бою юный прапорщик, проявивший героизм, и мог не иметь седовласый генерал, отмеченный всеми существовавшими в государстве знаками отличия. Все российские государи, начиная с Александра I, имели этот орден (Павел I запретил награждение орденом, учрежденным Екатериной, и сам не имел его). К чести Императора Александра Павловича, когда 12 декабря 1805 г. Георгиевская дума, собравшаяся в Зимнем дворце, постановила поднести ему орден Св. Георгия 1-й степени за участие в только что закончившейся кампании с французами, император благоразумно отказался от такой высокой награды и принял лишь 4-ю степень ордена. Орден Св. Георгия был весьма редкой наградой. За первые 100 лет существования (1769-1869 гг.) 1-й его степени удостоились лишь 19 человек (до 1917 г. к ним прибавилось всего пять), 2-й степени - ровно 100, третьей - 512 и 4-й - немногим более 10 тысяч. Это очень небольшая цифра для целого столетия. Книга «Списки кавалерам Императорского военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия за боевые отличия» отпечатана в Военной типографии Санкт-Петербурга в 1880 г. и содержит фамилии Георгиевских кавалеров, живых ко времени выхода этого издания. Этот экземпляр принадлежал императору Александру II, Георгиевскому кавалеру. В 1869 г., по случаю столетнего юбилея ордена, он возложил на себя знаки 1-й степени этой награды, но не как кавалер ордена, а как глава его. Гроссмейстером ордена Св. Георгия, а также всех остальных российских орденов Александр II стал еще 19 февраля 1855 г., в день восшествия на престол, как и все другие государи. Но до юбилея он носил лишь знак ордена 4-й степени, честно заработанный им осенью 1850 г., во время путешествия по Кавказу. Тогда Александр, будучи еще наследником цесаревичем, при встрече с отрядом чеченцев первым бросился на них в атаку и попал под выстрелы. Подоспевшими казаками чеченцы были разогнаны, а их командир убит. В память же смелой атаки и нахождения под вражескими пулями наследник был отмечен орденом Св. Георгия 4-й степени. Всего в издании 1880 г. названы 19 кавалеров ордена Св. Георгия - представителей дома Романовых, в том числе трое 1-й степени (Император Александр II, Великие Князья Николай и Михаил Николаевичи), один - 2-й степени (Великий Князь Александр Александрович, будущий Император Александр III) и один - 3-й степени (Великий Князь Владимир Александрович). Экземпляр издания «Списки кавалерам...», принадлежавшего Александру II, даже среди книг романовского собрания выделяется роскошным оформлением переплета. Накладки из благородных металлов в виде императорского вензеля под короной и в венке, а также разноцветные эмали, имитирующие знак (крест), звезду и ленту ордена, сделанные известной ювелирной фирмой Овчинникова, поражают изяществом и мастерством исполнения. Еще одно издание, посвященное ордену Св. Георгия, было осуществлено позднее, в 1916 г., в самый разгар Первой мировой войны. Книга называлась «Список кавалерам ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия текущей войны» и была издана Георгиевским комитетом, который возглавлял Великий Князь Михаил Александрович, брат царя, кавалер ордена 4-й степени.

В собрании РГБ - «Список кавалерам ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия текущей войны» - именной экземпляр Императора Николая II. Литографированная обложка по рисунку Г. Семенова с ручной акварельной раскраской и вклеенной фотографией Николая II с подрисованной на мундире новой наградой - всё тем же Георгиевским крестом 4-й степени.

В германскую войну 1914-1918 гг. многие члены императорской семьи получили Георгиевские награды. Книга открывается списком кавалеров ордена Св. Георгия - представителей царской фамилии. Возглавляет этот список сам Император Николай II , заслуживший награду 4-й степени во время пребывания на Юго-Западном фронте в октябре 1915 г., где, как свидетельствует постановление Георгиевской думы, «пребывая в местах, неоднократно обстреливаемых неприятельскою артиллериею, явно подвергал опасности свою драгоценную жизнь». Несколькими днями ранее, сопровождая отца в поездке на фронт, наследник Алексей Николаевич был отмечен серебряной Георгиевской медалью 4-й степени с надписью «За храбрость» в память посещения им раненых в районе станции Колывань, «в сфере дальнего огня неприятельской артиллерии». В списке августейших кавалеров ордена Св. Георгия сразу после Императора идёт Великий Князь Николай Николаевич (Младший), Верховный Главнокомандующий всей русской армией на первом этапе войны. Он был отмечен орденом 2-й и 3-й степени - высокими и редкими знаками отличия. Кавалерами ордена 4-й степени названы здесь Великие Князья Борис Владимирович и Дмитрий Павлович, а также сыновья Великого Князя Константина Константиновича (сам он заслужил эту награду еще в русско-турецкую войну 1877-1878 гг.), Великие Князья Константин и Олег. Последний оказался единственным представителем дома Романовых, павшим в сражении. 27 сентября 1914 г. (самое начало войны) молодой корнет лейб-гвардии Гусарского полка князь Олег во главе взвода гусар атаковал группу немцев. Первым доскакав до противника, он врубился во вражеский разъезд. Когда подоспели остальные гусары, князь Олег уже был ранен и упал с лошади. В результате скоротечного боя пятеро немцев были убиты, остальные взяты в плен. На следующий день, 28 сентября, императорским указом князь Олег был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени «за мужество и храбрость, проявленные при стычке и уничтожении германских разъездов». В тот же день его отец, Великий Князь Константин Константинович, навестил сына в госпитале и привез Георгиевский крест 4-й степени, заслуженный еще дедом юного героя, Великим Князем Константином Николаевичем, в Венгерскую кампанию 1849 г. Менее чем через полтора часа после этого князь Олег скончался. Немалая заслуга в воспитании царских детей истинными патриотами принадлежит, несомненно, книгам на военную тематику. В конце 19- начале 20 в. многие воинские части русской армии праздновали свои юбилеи - 100, 200 и более лет. К этим торжественным датам выходили истории полков - издания, как правило роскошно оформленные, со множеством иллюстраций, рассказывающие об истории создания и о жизни полка-юбиляра. Все мужчины - члены дома Романовых были августейшими шефами одной или нескольких воинских частей российской армии. Даже жены и дочери императоров имели подшефные полки. Так, Александру Федоровну (Старшую) вскоре после коронования, 1 июля 1826 г., в ее день рождения, супруг, Император Николай I, назначил (именно назначил) шефом одного из самых славных полков гвардии, Кавалергардского. Полк, сформированный в 1799 г., уже в первом сражении - при Аустерлице 20 ноября 1805 г. - отличился, прикрыв отступление товарищей по оружию. При этом кавалергарды потеряли 13 офицеров и 226 нижних чинов. Позднее, в Отечественной войне 1812 г., они отличились при Бородине и в десятке других сражений, заслужив почетные Георгиевские штандарты с надписью «За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России в 1812 году». В Заграничном походе 1813 г. кавалергарды снова проявили себя в боях и получили новую награду - серебряные Георгиевские трубы. В 1849 г. Императрица Александра Федоровна пожаловала полку серебряные литавры, которые в 1724 г. были даны Петром I «кавалергардии» - особой почетной страже, сформированной исключительно из офицеров к состоявшейся 7 мая того же года коронации его супруги, Императрицы Екатерины I. Вот почему принадлежавшая Александру II папка с редчайшими оригинальными рисунками художника А.П. Сапожникова, посвященными истории обмундирования и снаряжения Кавалергардского полка, начинается с униформы, датируемой 1724 г., хотя свою историю полк вел лишь с 1799 г. В папке на отдельных листах изображены и «кавалергардия» в разное время существования, и сменивший ее в 1764 г. Кавалергардский корпус, реформированный в 1800 г. в Кавалергардский гвардейский полк. 19 октября 1860 г. Александра Федоровна скончалась, и звание шефа Кавалергардского полка было принято на себя 6 ноября ее сыном, Императором Александром II. 2 марта 1881 г., на следующий день после убийства Императора, шефом кавалергардов стала жена нового самодержца, Мария Федоровна. В списках полка числились Николай II (с 6 мая 1868 г. - день рождения!) и Наследник Цесаревич Алексей Николаевич (также с первого дня жизни - 30 июля 1904 г.). В «Хронике Санкт-Петербургского Уланского полка с приложением рисунков жалованных оному полку знамен и штандартов», изданной в Санкт-Петербурге в 1836 г., особенно интересны именно изображения знамен и штандартов, имевшихся у полка на протяжении более чем столетия.

Здесь и знамя 1707 г., полученное при формировании Санкт-Петербургского, тогда еще драгунского полка, и знамя 1727 г., на котором изображен черный двуглавый орел с цепью ордена Св. Андрея Первозванного на груди и девиз ордена: «За веру и верность». Ценность второго рисунка в том, что это знамя не было выдано полку и осталось лишь как проект. Особый интерес представляет изображение наградного Георгиевского штандарта, пожалованного полку в 1808 г. Надпись на нем сообщает, что награда дана «За взятие у Французов трех знамен в сражениях: 1805 года Ноября 8-го - при деревне Гаузет, и 1807 генваря 26 и 27-го - под городом Прейсиш-Эйлау». Санкт-Петербургский полк оказался единственным в русской армии захватившим в боях с противником три вражеских знамени. В оформлении переплетов книг на военную тематику, подносимых членам императорской семьи, мастерами-переплетчиками часто использовались натуральные образцы погон, мундирных тканей, орденских лент, а также подлинные знаки различия. Например, в оформлении «Памятки 11 -го гусарского Изюмского его Королевского высочества принца Генриха Прусского полка», вышедшей в 1912 г., использован подлинный полковой знак изюмцев, прикрепленный к передней крышке переплета. В книге, рассказывающей об истории 4-го Императорской фамилии стрелкового полка, мы также видим на переплете полковой знак. Переплет «Краткой истории 7-го гренадерского Самогитского полка» украшен подлинным погоном рядового этой воинской части. Особенно роскошно украшались переплеты подносных экземпляров изданий, посвященных «богу войны» - артиллерии. В книге генерал-майора Н.Е. Бранденбурга «500-летие русской артиллерии», изданной в 1889 г., использованы подлинные золотые артиллерийские галуны и петлицы, а также черный бархат с красным кантом - отличительная особенность мундира артиллерийского офицера. Сам Николай Ефимович Бранденбург с 1872 г. и до конца жизни (1903 г.) был заведующим Артиллерийским Историческим музеем в Санкт-Петербурге, остающимся и поныне самым богатым по ценности экспонатов военным музеем России. Книга из собрания РГБ имеет экслибрис Николая II. Золотые петлицы использованы в оформлении переплета и другой книги, посвященной артиллерии и написанной капитаном 1-й батареи Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Павловича лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригады Павлом Потоцким, - «Истории гвардейской артиллерии», изданной в 1896 г. На обложке этого подносного экземпляра, принадлежавшего Николаю II, в центре, в большом овале, изображён сам Николай Александрович, а по сторонам, в овалах меньшего размера, - лица, имевшие отношение к развитию гвардейской артиллерии, в том числе шесть императоров и два Великих Князя - Михаил Павлович и Михаил Николаевич, исполнявшие должность генерал-фельдцейхмейстера - начальника всей артиллерии российской армии. Здесь же - особая эмблема на головные уборы офицеров гвардейской артиллерии - символ гвардии, Андреевская звезда со скрещенными пушками, а также офицерский нагрудный гвардейский знак, носившийся генералами и офицерами гвардии на груди, непосредственно под воротником. Эти знаки в виде полумесяца с закругленными углами представляли собой измененный вариант шейной части средневековых лат (франц. colletin) и, заимствованные из Европы еще Петром I, являлись почетным отличием парадной формы. Не случайно экземпляр издания с особым переплетом был поднесен Николаю II. Еще отцом, Александром III, Николай Александрович был назначен в гвардейскую артиллерию и провел одно лето на сборах в лагере артиллеристов-гвардейцев. Среди частей, шефом которых был Николай II, числилась и лейб-гвардии 1-я артиллерийская бригада. Николай II к началу Первой мировой войны был шефом 34 военно-учебных заведений и частей русской армии, из которых более половины - гвардейские. Он имел право носить мундир любого полка российской армии, но с погонами не выше полковника либо соответствующего этому чину капитана I ранга. Но однажды император надел на себя солдатскую рубаху с погонами рядового 16-го стрелкового Императора Александра III полка. Произошло это в Ливадии 24 октября 1909 г. Император в полном снаряжении, с винтовкой в руках, в течение 1 часа 40 минут совершил марш на более чем десять верст, чтобы проверить удобство солдатской экипировки. Тогда же Императрица Александра Федоровна сфотографировала супруга в этом снаряжении. Вскоре Николай зачислил себя рядовым в этот полк и заполнил солдатскую кнйжку на 1909-1919 гг., собственноручно внеся в нее сведения о себе: имя - «Николай», фамилия - «Романов», на службе - «с 16-го июня 1887 г.» (вскоре после принятия воинской присяги), на правах - «никаких до гробовой доски», губернии - «Санкт-Петербургской», уезда - «Царскосельского», города или волости - «Царского Села», вероисповедания — «православного», холост или женат - «женат», прохождение службы -«стрелком с 24 октября 1909 г.» (дата Ливадийского марша). Никто из родственников Николая II, кроме сына, Алексея, солдатскую форму не носил. Его двоюродный дед, Великий Князь Михаил Николаевич, родился 13 октября 1832 г., а уже на следующий день, 14-го, был отдан императорский приказ о том, что Его Императорское Высочество Великий Князь Михаил Николаевич назначается шефом лейб-гвардии Конно-гренадерского полка и зачисляется в лейб-гвардии Преображенский полк и в лейб- гвардии Конную артиллерию. Несколько дней спустя приказом своего дяди, генерал-фельдцейхмейстера, Великого Князя Михаила Павловича, он был внесен в списки 2-й легкой батареи гвардейской Конно-артиллерийской бригады. С этого момента вся жизнь Михаила оказалась связанной главным образом с артиллерией. В возрасте 20 лет он был назначен генерал-фельдцейхмейстером, имея чин генерал-майора. В 1902 г. праздновалось семидесятилетие со дня рождения Михаила Николаевича и пятьдесят лет исполнения им должности генерал-фельдцейхмейстера. По этому случаю были выпущены юбилейные издания. Первое появилось в год юбилея и называлось: «LXX лет со дня рождения Его Императорского Высочества Великого Князя генерал-фельдцейхмейстера Михаила Николаевича 1832-1902 и полвека со времени назначения генерал-фельдцейхмейстером 1852— 1902». Автором книги был уже известный нам И.Н. Божерянов, написавший «Иллюстрированную историю русского театра XIX века». Любопытно, что книга по совсем иной тематике этого же автора преподнесена им также Сергею Михайловичу. Дело в том, что Сергей Михайлович был не только председателем Русского Императорского Театрального общества, но и генералом от артиллерии, многое сделавшим для этого рода войск. Книга, посвященная Михаилу Николаевичу, была напечатана тиражом всего 260 экземпляров, 200 из которых автор, Иван Николаевич Божерянов, передал юнкерам Михайловского и Константиновского артиллерийских училищ. Сергею Михайловичу достался один из оставшихся шестидесяти, который он и получил от автора с сопроводительным письмом. Вторая книга, посвященная двойному юбилею Великого Князя Михаила Николаевича, вышла позднее, в 1906 г. Автором ее был Д.Н. Струков. Этот экземпляр предназначался лично юбиляру, и его переплет был оформлен особенно изысканно. На верхней крышке переплета, покрытого черным бархатом с уже известным нам красным кантом (артиллерийские цвета), помещены вензель Михаила Николаевича, скрещенные миниатюрные артиллерийские орудия, лента ордена Св. Георгия, напоминающая, что юбиляр был единственным здравствующим и последним из кавалеров этой награды 1 -й степени, а также миниатюрная копия генерал-фельдмаршальского жезла - знака его высокого воинского чина, полученного вместе с высшей степенью ордена Св. Георгия за отличие в войне с Турцией 1877-1878 гг., где он командовал войсками Кавказского фронта.

Очень интересна артиллерийская батарея в потешных войсках Петра I на аквареле 1859 года из папки «Рисунков, планов и чертежей к сведениям о гвардейской артиллерии», в которую был вложен лист, содержащий современное созданию рисунка описание: «Артиллерия в потешных войсках. Обмундирование по современному описанию Кожуховского похода; положение артиллеристов и из современного эстампа, хранящегося у бомбардир капитан-поручика Ланского.


Особую группу отечественных вооруженных сил составляли иррегулярные войска, всегда игравшие большую роль в защите границ России. Основу этих формирований составляли казаки, делившиеся на войска по местам основного проживания. К началу Первой мировой войны в России было 11 казачьих войск: Донское, Кубанское, Оренбургское, Забайкальское, Терское, Сибирское, Уральское (в 1917 г. вернувшее себе прежнее название - Яицкое), Амурское, Семиреченское, Астраханское, Уссурийское. Существовали также енисейские казаки (в районе Иркутска и Красноярска, всего около 600 человек в строю) и Якутский казачий полк (около 300 человек). Атаманом всех казачьих войск считался наследник цесаревич. Впервые это звание получил от Николая I его сын и наследник, Великий Князь Александр Николаевич, в 1827 г. В собрании РГБ хранятся издания, относящиеся лишь к последним 25 годам существования империи, когда до 1894 г. (год восшествия на престол) Атаманом всех казачьих войск был Великий Князь Николай Александрович, а после рождения в 1904 г. Великого Князя Алексея Николаевича это звание перешло к нему. В 1891 г. вышли две книги, посвященные оренбургскому казачеству, - «Историко-статистический очерк Оренбургского казачьего войска...» и «Оренбургское казачество». Автор обоих изданий - войсковой старшина (соответствует армейскому чину подполковника) Ф. Стариков. Книги были преподнесены тогда еще наследнику, Великому Князю Николаю Александровичу. Привлекает внимание оформление переплета первой из них — изящные металлические накладки в виде фигуры конного казака в центре композиции, окруженной миниатюрными знаменами, пиками, шашками, скрещенными пушками и винтовкой. Самым многочисленным и боеспособным из казачьих войск всегда было Войско Донское. Например, в 1916 г. из 285 тысяч находившихся в строю казаков (включая енисейских и якутских) донских казаков было почти 100 тысяч. В собрании РГБ хранится книга, написанная сотником (чин, равный армейскому поручику) В.В. Пузановым, - «История 5-го Донского генерала Власова полка» (Саратов, 1913). Посвящена она одному из самых славных полков, награжденному Георгиевским знаменем с надписью «За отличную храбрость в поражении неприятеля в 1813 году», во время Заграничного похода. Имеется еще несколько подобных изданий, посвященных отдельным формированиям иррегулярной армии. Особо интересен «Очерк столетней военной службы Крымских татар с 1784-1904 г.», который составил И.М. Муфтий-заде (Симферополь, 1905). Указ «О составлении войска из новых подданных, в Таврической области обитающих» последовал 1 марта 1784 г., вскоре после присоединения Крыма к России. В последующие годы конные дивизионы, а затем конные полки (Симферопольский, Перекопский, Евпаторийский и Феодосийский) приняли участие в Отечественной войне 1812 г. и Заграничном походе. Отдельные части войск, сформированные из крымских татар, воевали в Турецкую войну 1828-1829 гг., в Крымскую войну, войну с турками 1877-1878 гг. В 1906 г. появился драгунский полк, получивший в 1907 г. название Крымский конный. Два года спустя, в память того, что часть конных крымских татар удостоилась чести в числе других войск встречать 15 лет назад, в 1894 г., высоконареченную невесту Наследника Цесаревича, ставшую вскоре Императрицей Александрой Федоровной, полк получил ее имя, а через две недели императрица зачислила себя в списки Крымского конного полка. В еще одной книге, «Калмыки в русской армии. XVII в., XVIII в. и 1812 год», привлекает внимание рукописное посвящение автора императору Николаю II: «Его Императорскому Величеству Государю Императору Верноподданный автор студент-калмык Ефим Ионов 1912 г. 28 августа». В семье Романовых в числе сравнительно немногочисленных военных, которые служили не в сухопутном, а в военно-морском ведомстве, был и Великий Князь Александр Михайлович, который собрал огромную библиотеку по истории флотов всего мира, насчитывавшую 20 тысяч томов. Собственно революцию библиотека, хранившаяся во дворце Александра Михайловича, пережила, но уже в советское время здесь случился пожар, в котором все книги этого уникального собрания погибли. Сам Александр Михайлович, с детства предназначенный к военно-морской службе, уже в 19 лет стал мичманом Гвардейского экипажа, а в следующем, 1886 г. отправился на корвете «Рында» в кругосветное путешествие, которое продолжалось три года. В 1890-1891 гг. на собственной яхте «Тамара» великий князь совершил путешествие в Индию, которое описал в книге «23 ООО миль на яхте "Тамара"». В 1892 г. Александр Михайлович стал командиром миноносца «Ревель», после этого сменил несколько должностей, в составе русской эскадры побывал в Северо-Американских Штатах в связи с празднованием 400-летия открытия Америки. В 1900 г. (ему исполняется 34 года) назначен командиром броненосца «Ростислав». Позднее он становится сначала контр-адмиралом, затем вице-адмиралом. Но продвижение по службе связано не с его принадлежностью к дому Романовых, во всяком случае, не в первую очередь. Великий Князь Александр Михайлович принес большую пользу отечественному флоту. Во-первых, еще мичманом он предложил выпускать справочники по иностранным флотам, чтобы дать возможность офицерам-морякам России следить за развитием военно-морского дела за границей. Первый такой справочник вышел в 1891 г. и затем выпускался почти ежегодно (выходят такие справочники и сейчас). Во-вторых, великий князь предсказал еще в 1895 г., подав соответствующую записку императору (своему племяннику, хотя разница в возрасте между ними была всего два года), что самым вероятным противником России станет в ближайшем будущем Япония, которая начнет военные действия в 1903 или 1904 г., по завершении ею судостроительной программы. Записка не была принята во внимание, и начавшаяся в 1904 г. русско-японская война привела к поражению России. В-третьих, Александр Михайлович организовал кружок морских офицеров, собиравшихся в его дворце в Санкт-Петербурге, где обсуждались вопросы войны на море и проводились военно-морские игры. Это привело вскоре к созданию особого Военно-морского отдела в Морской академии и, несколько позже, Морского Генерального штаба. В-четвертых, великий князь еще в 1898 г. предложил строить броненосцы огромного для того времени водоизмещения (16 тысяч тонн), вооружение которых состояло бы из мощных 12-дюймовых орудий. Эта идея была осуществлена лишь восемь лет спустя, и не нами - в Англии построили броненосец водоизмещением 17 900 тонн с десятью 12-дюймовыми орудиями, названный «Дредноут» («Бесстрашный»), Это слово стало нарицательным и обозначает вообще гигантское военное судно. В России лишь в сентябре 1914 г. был построен подобный корабль — линкор «Севастополь». В собрании РГБ есть поднесенная Императору Николаю II книга с достаточно скучным для любителей романтических морских историй названием: «Описание башенных установок для 3-х 12-дюймовых орудий линейных кораблей "Севастополь", "Полтава", "Петропавловск", "Гангут"». Переплет книги своеобразен - основу его оформления составляет изображение Андреевского военно-морского флага в сочетании со светло-бежевым и голубым сафьяном. С Севастополем, точнее, с Крымской войной, главным событием которой стала героическая защита российскими воинами черноморской твердыни в 1854-1855 гг., связаны еще три книги. Первую из них, посвященную душе обороны Севастополя - вице-адмиралу П.С. Нахимову, написал лейтенант флота П.И. Белавенец. Она так и называется: «Адмирал Павел Степанович Нахимов». Издана книга в 1902 г. в самом Севастополе «по распоряжению Главного Командира Черноморского флота и портов Черного моря», как сказано в пояснении к названию. Авторское типографское посвящение, украшенное Георгиевским крестом и лентой, гласит: «Потомкам Славных Героев Севастопольской обороны посвящаю свой рассказ о незабвенном Адмирале Павле Степановиче Нахимове - герое Наварина, Синопа и Севастополя. Сын защитника Севастополя лейтенант П.И. Белавенец». В книгу вплетено рукописное обращение автора к императору, которое мы воспроизводим факсимильно.

Автор книги, Петр Иванович Белавенец (1873-1936), был человеком незаурядным. Потомственный моряк и дворянин, учился в Морском кадетском корпусе, стал морским офицером, затем окончил в 1899 г. Артиллерийский офицерский класс - учебное заведение, где офицеры повышали свою квалификацию. В 1902 г., в 29 лет, был лишь старшим лейтенантом. В 1905 г. участвовал в Цусимском сражении. В 1917 г. имел чин капитана I ранга. А на досуге строевой офицер занимался историей военно-морского флота, и особенно историей морских флагов. В 1903 г., не прекращая морской службы, окончил Петербургский археологический институт, десятью годами позже - Московский археологический. Опубликовал более 60 книг и статей. В книге, переплет которой украшает медальон с портретом П.С. Нахимова (портрет специально добавлен для императорского экземпляра), популярно и достоверно рассказывается о сложном и героическом жизненном пути великого флотоводца. Такой и полагалось быть книге, «розданной всем нижним чинам флота», как написал автор в рукописном посвящении Николаю II. Книга-биография П.С. Нахимова, посвященная в значительной своей части событиям Крымской войны и защите Севастополя, представляет собой редкий и интересный случай публикации не только региональной, но и уже предназначенной для определенной категории читающих, в данном случае матросов Черноморского флота. Еще одно оригинальное издание - напечатанная в 1899 г. в Москве книжка «Из воспоминаний князя Александра Васильевича Мещерского. Размен пленных в войну 1854— 1855 годов». Экземпляр из библиотеки Николая II привлекает внимание переплетом из мягкой, высококачественной кожи, с серебряными, украшенными эмалями углами. Содержание книги также весьма интересно - она рисует нравы последней из классических войн на Земле. Из воспоминаний князя Мещерского можно, например, узнать, что, когда некий французский капитан Данпьер, находившийся в плену у русских, попросил прислать ему кое-какие вещи из лагеря союзников, Главнокомандующий русскими войсками в Крыму адмирал А.С. Меншиков предложил пленному съездить за ними самому. Капитан уехал и к вечеру вернулся в плен. Другой пленный французский офицер, Эдуард Морено, получил через сменившего Меншикова нового Главнокомандующего, князя М.Д. Горчакова, орден Почетного легиона, заслуженный им в сражении 6 июня, в котором он был пленен. Союзники присылали также награды для своих пленных солдат, но нижним чинам знаки отличия выдавались лишь перед отбытием на родину. Сам Мещерский за гуманное отношение к пленным получил (уже по завершении кампании) французский орден Почетного легиона, сардинский Маврикия и Лазаря и турецкий «Меджидие». Великобритания никакой награды князю не прислала. Последнее издание, относящееся к истории Крымской войны, которое мы назовем, -собрание вырезок из английских газет, относящихся к этим событиям (см. илл. 98). Том относительно невелик, но он положил начало традиции, в результате которой появились уже упомянутые ранее 13-томное собрание вырезок об Александре III и 53-томное, относящееся к событиям русско-японской войны. Одновременно с Крымской войной (1853-1856 гг.) продолжалась начавшаяся еще в начале столетия Кавказская война, завершившаяся лишь в 1864 г. покорением Западного Кавказа. События этой войны отражены в рисунках немецкого художника Теодора Горшельта (1829-1871), попавшего на Кавказ в ее заключительный период и пробывшего там с 1858 до 1863 г. Горшельт участвовал в военных экспедициях и даже получил боевые награды - орден Св. Станислава 3-й степени с мечами и медаль «За покорение Чечни и Дагестана». Но главным его оружием были карандаш и кисть, которые и сделали его известным. В 1896 г. Экспедицией заготовления государственных бумаг при содействии Великого Князя Георгия Михайловича (директора Русского музея, тогда еще не Публичного) в Санкт-Петербурге был напечатан альбом «Кавказские походные рисунки Горшельта» (эти 60 рисунков, воспроизведённые фотомеханическим способом, хранились большей частью в императорских библиотеках). В альбоме 1896 г. собраны в основном однофигурные композиции. Герои рисунков Горшельта изображены такими, какими их увидел художник. Русские солдаты (к которым, по признанию самого Горшельта, он испытывал такое уважение, «какого он еще не испытывал ни перед одной нацией») предстают перед зрителем в пыльных походных мундирах, исполняющими свой страшный долг столь обыденно, что от этого становится еще страшнее; чеченские наибы, названные самим художником «рыцарственным врагом», горды и уверены в себе.

Здесь же грузинские «милиционеры» (так назывались вспомогательные войска из местных жителей), кабардинцы, персы, представители других народностей, которых увидел и запечатлел художник. Следующая по времени большая война велась Россией в 1877-1878 гг. против Турции; в ходе ее началось освобождение народов Балканского полуострова от османского ига. Книга известного журналиста и писателя В.А. Гиляровского «Шипка прежде и теперь. 1877-1902», изданная в Москве, кроме содержания (автор проехал по местам, которые четвертью века ранее с боями прошли русские солдаты), привлекает также многоцветной дарственной надписью автора на дублюре. Выделяется оформлением книга Альфреда Рудольфа «В память героев русско-турецкой войны», изданная в 1904 г. в Пловдиве на болгарском языке. Роскошный переплет украшен серебряными накладками. Здесь и золочение, и гравировка с чеканкой. В верхней части изображен двуглавый российский орел. В нижней части переплета - изображение православного храма, сооруженного в 1885-1902 гг. в селе Шипка в память русских воинов, павших на полях сражений во время войны с Турцией в 1877-1878 гг. Автор проекта - русский академик А.И. Томишко. На 34 мраморных плитах, установленных внутри храма, высечены имена почти 19 тысяч воинов, погибших в боях на Шипке, в том числе 569 болгарских ополченцев. К событиям войны 1877-1878 гг. относится небольшая папка, принадлежавшая супруге Александра II Марии Александровне, с текстом двух сообщений известного военного деятеля и литератора, впоследствии генерала, Е.В. Богдановича (1829-1914), посвященных благотворительности во время этой военной кампании. Здесь же напечатанное на атласе обращение Императрицы к ведомству, названному в документе «Главное управление Общества попечения о раненых и больных воинах». История этой организации, из которой возник Российский Красный Крест, неразрывно связана с благотворительной деятельностью императрицы Марии, фотографический портрет которой также представлен здесь в особой рамке. 9 февраля 1865 г. в Женеве состоялось заседание Общества общественной пользы (название которого по-французски звучит более складно: Societe d'utilite publique), положившего начало организации, известной ныне как Международный Красный Крест. Одной из первых к новому движению присоединилась Россия, где уже в 1867 г. был утвержден устав Российского общества попечения о раненых и больных воинах, переименованного позднее в Российское общество Красного Креста. Возникшее по инициативе Марии Александровны, Общество на протяжении всей своей дальнейшей работы находилось под покровительством Государыни Императрицы. Членами его были многие лица из императорской фамилии. Уже в Хивинском походе 1873 г., в котором войска сопровождали два врача и четыре фельдшера Общества с транспортом медицинских принадлежностей, к удивлению не только россиян, но и иностранных наблюдателей, случаи заболевания солдат были необычайно редки благодаря взятым медикаментам и выучке медицинского персонала. Особенно полезной деятельность Красного Креста оказалась во время войны с Турцией 1877-1878 гг. Было сформировано 32 санитарных поезда (каждый по 20 вагонов, на 200 раненых), в том числе один - на средства самой Марии Александровны. На средства только Красного Креста было эвакуировано 76 760 больных и 30 312 раненых из Румынии и Северной Болгарии, из района Ясс и Кишинева - 109 368 раненых и боль- ных, на Кавказском фронте только тяжелораненых было госпитализировано 1732 человека. Деятельность Красного Креста не прекращалась и в мирное для России время, поэтому к начинавшимся военным действиям медики Общества приходили все более подготовленными. В 1904 г. на войну с Японией было послано уже 540 квалифицированных санитаров. Начавшаяся с внезапного нападения японцев на российский Дальневосточный флот, новая война также нашла отражение в книгах. Это и не очень редкая, но оформленная для поднесения Николаю II «История русско-японской войны» в нескольких томах, и «Альбом боевой жизни XII армейского корпуса. 1904-1905 гг.» штабс-капитана Рождественского (без инициалов), не имеющий ни года, ни места издания и не только являющийся редкостью, но и представляющий большой интерес с точки зрения историка войны. Книга А.Г. Авчинникова «Памяти графа Ф.Э. Келлера», вышедшая в Екатериносла-ве в 1907 г., также связана с событиями русско-японской войны. Ее герой, граф Федор Эдуардович Келлер, пал на поле брани 18 июля 1904 г. в чине генерал-лейтенанта, пораженный 36 осколками шрапнели. Мундир, бывший на генерале в последний день его жизни, хранится в Государственном Историческом музее и экспонируется в числе сокровищ на выставке «Реликвии». Федор Эдуардович прошел большой боевой путь. Выпускник Николаевской Академии Генерального штаба (до этого он окончил Пажеский корпус), ротмистр гвардии, Келлер в 26 лет добровольцем отправился в Сербию и участвовал в сербско-турецкой войне 1876 г., где многократно отличился. В следующем, 1877 г. он в России и отправляется на войну с турками, но в составе русской армии. Здесь снова отличается в боях, награждается несколькими орденами с мечами и Золотым оружием, становится Георгиевским кавалером. Впоследствии он был командиром лейб-гвардии 4-го стрелкового Императорской фамилии полка, директором Пажеского корпуса, а в 1899 г., в чине генерал-лейтенанта, стал екатеринославским губернатором. Отсюда он, снова добровольно, ушел на войну с Японией и был убит, не провоевав и четырех месяцев. Книга, изданная в Екатеринославе, осталась единственной (и в дореволюционное время, и в наше) посвященной этому талантливому и смелому человеку. Еще одно издание, «Истина о русско-японской войне», вышедшее в трех томах в 1907 г. (плюс пробный том-реклама, появившийся годом ранее), представляет интерес как источник по истории войны с Японией. Книга подготовлена С.Ф. Политовским, который в посвящении Императору Николаю II сообщает о себе: «Верноподданный редактор-издатель исторической, иллюстрированной истины о русско-японской морской войне (отец, потерявший в этой войне сына)». В издании имеется много интересных подробностей о военных действиях, называются имена, отсутствующие в официальной истории войны 1904-1905 гг., хотя особых сенсаций нет. Многочисленны и интересны издания, посвященные иностранным армиям. Есть специальные труды, посвященные узким проблемам военной теории и практики. К таковым относится, например, работа британского генерал-майора сэра Говарда Дугласа, переведенная в 1830 г., которая так и называется: «Теория и практика Морской артиллерии», с экслибрисом Великого Князя Александра Николаевича. Самый интересный раздел иностранных книг по военной тематике - военная форма и регалии. Императорам доставлялись альбомы с изображениями униформы всех основных государств Европы. Наивны и трогательны, одновременно чрезвычайно редки и достоверны раскрашенные от руки рисунки униформы одной из испанских дивизий начала XIX в. Называется весь альбом, без места и года издания, «Sammlung verschiedener Spanischer National-Trachten und Uniformen der Division des Marquis de la Romana, 1807 und 1808 in Hamburg in Garnison» («Собрание различных испанских национальных костюмов и униформы дивизии маркиза де ла Романо 1807 и 1808 годов в гарнизоне Гамбурга»). Название и подписи к рисункам сделаны на немецком языке. История же альбома такова. Испанский премьер-министр Мануэль Годой (1767-1851), на которого ложится главная вина за предательство национальных интересов Испании в угоду Франции в сложное наполеоновское время, направил в 1806 г. в Германию испанскую дивизию под командованием генерала маркиза де ла Романо в поддержку своему союзнику Наполеону. В составе дивизии были пехота, артиллерия, саперы и другие рода войск. Эта дивизия, называвшаяся Вспомогательным испанским корпусом, насчитывала 12 643 человека и фактически составляла две дивизии. Испанцы находились в Германии, в Гамбурге, в 1806-1807 гг. Братья Корнелиус и Христофор фон Зуры (Suhr), жители Гамбурга, рисовали испанских воинов с натуры; точнее, рисовал Христофор (1771-1842), позже профессор Берлинской Академии художеств, а Корнелиус литографировал. Получилось так, что, кроме них, испанцев начала 19 столетия никто не запечатлел. И это издание вышло чрезвычайно малым тиражом 47. В альбоме изображены не только офицеры и солдаты в мундирах, но и трогательные семейные сцены (испанцы взяли с собой в далекую, как им казалось, Германию жен). На одном из рисунков представлена такая пара верхом на лошади. Впереди - солдат Каталонского полка в форме, но без оружия, зато с каким-то мешком либо узлом. Сзади - его жена, всем своим видом показывающая, что поездка совершается явно не в боевой обстановке. Лошадка непропорционально маленькая по сравнению с седоками; это особенность всех рисунков из альбома братьев Зур.

Можно лишь добавить, что в 1808 г. дивизия де ла Романо была с помощью англичан переправлена обратно в Испанию и приняла участие в военных действиях, но уже против наполеоновской армии. Или вот музыкант французской консульской гвардии. Гравюра на меди, с ручной раскраской, из принадлежавшего Императору Александру II альбома «Рисунки бывшей консульской французской гвардии во время республики до 1804 года». В императорских библиотеках хранилось богатейшее собрание изображений обмундирования и снаряжения всех иностранных войск, особенно французских (см.: Щеглов В.В. Собственные Его Императорского Величества библиотеки и арсеналы. С. 89, 154):


Имеются альбомы с изображениями униформы французских войск разных эпох, германских государств, Швеции, государств Италии и др., как правило с ручной раскраской. В числе художников, писавших эти костюмы, были: курляндский немец Зауервейд (1783-1844), создавший серию сюит, в том числе посвященных униформе Саксонии (ок. 1810 г.); некий Фольц, автор альбома с рисунками военных мундиров баварской армии первой половины 19 в. (б.м., б.г.); 1-й выпуск серии «Униформа королевской шведской армии» Зодерберга (Стокгольм, 1835); «Униформа всей Прусской армии» Хеншеля (б.м., б.г.); «Изображения королевской Прусской армии» (Берлин, 1820); «Униформа войск королевства Сардинии» Педроне (б.м., 1843). Возьмём, к примеру, «Почетный караул Сицилии». Мундир офицеров почетного караула в 40-х годах 19 в. Литография с ручной раскраской и рисованным акварелью вторым планом из альбома «Образцы мундиров армии Королевства обеих Сицилии» (б.м., 1843), принадлежавшего Императору Александру II:


Относительно много изданий по униформе французской армии. Здесь альбомы знаменитых художников Шарле (1792-1845), Белланже (1800-1866), Берне (1789-1863), Лампа (1800-1890), снова немца Хеншеля, но униформа не немецкая, а ранняя французская (альбом с 12 гравюрами, раскрашенными от руки, издан в 1804 г.), и др. В заключение упомянем книгу известного в свое время художника и литератора Робида «Война в двадцатом веке» (Al. Robida. La Guerre au vingtieme siecle. Paris, 1887), в которой автор попытался представить, как будут вестись военные действия летом 1945 г.

Образцы книг по военной тематике XVIII - XX века из личных императорских и великокняжеских библиотек Дома Романовых:

Таблица I: Статут Ордена Святого Равноапостольного Князя Владимира. Санкт-Петербург, 1782.10 цельногравированных л. (19 с.) с иллюстрациями. Приплёт: Манифест императора Александра I от 12 декабря 1801 года. Санкт-Петербург, 1801. IV с. В одном цельнокожаном переплёте начала XIX века. На крышках - золототиснёные узорные рамки, на верхней крышке - золототиснёное заглавие на чёрном фоне в рамке растительного орнамента. Форзацы «мраморной» бумаги. Тройной золотой обрез. 34x23 см. Экземпляр из библиотеки Великого Князя Михаила Николаевича:


Таблица II: Списки кавалерам Императорского военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия...». Подносный экземпляр Императору Александру II «Списков кавалерам...» (СПб., 1880). Переплет из бархата с накладными чеканными из серебра с позолотой и эмалью украшениями работы фабрики серебряных изделий П.А. Овчинникова. На верхней крышке - лента, звезда и знак ордена Св. Георгия, а также вензель Императора Александра II. Среди награжденных орденом Св. Георгия 2-й степени под № 6 значится будущий Император Александр III, которому орден был пожалован во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. «за блистательное выполнение трудной задачи удержания, в течение 5-ти месяцев, превосходных сил неприятеля от прорыва избранных нами (на р. Ломе) позиций и за отбитие 30 ноября 1877 г. атаки на Мечку»:


Таблица III: Книги по истории кавалерии, объединенные именами трех членов дома Романовых. «История конницы» Г. Т. Денисона - подполковника гвардейской кавалерии Канады - была написана специально для конкурса, объявленного Военным министерством России, на создание исчерпывающего сочинения по истории кавалерии. Опубликована в 1877 г. в Лондоне с посвящением автора Александру II. В 1879 г. полковник прусской армии Брике - автор книги по истории русской конницы допетровского времени (Berlin, 1867), также посвященной Александру II, при переводе сочинения Денисона на немецкий язык дополнил его примечаниями, составившими самостоятельный том. Через 20 лет после конкурса в память о его инициаторе, Великом Князе Николае Николаевиче (Старшем), оба сочинения: «История конницы» Денисона и «Примечания» к ней Брикса - вышли в России. Экземпляры этого издания (СПб., 1897), принадлежавшие Императору Николаю II, - в переплетах работы петербургской мастерской О. Кирхнера: зеленый сафьян с золотым тиснением и инкрустацией вишневой кожей, дублюра из зеленого сафьяна, бежевого опойка с золотым тиснением и малинового муара, в центре - инкрустированный кожей трех цветов вензель Николая II, золотой обрез:


Таблица IV: Юбилейное издание к 500-летию русской артиллерии из библиотеки Императора Николая II «500-летие русской артиллерии» (СПб., 1889) - сочинение заведующего Историческим музеем Н.Е. Бранденбурга. Отсчет ведется от появления на Руси в последний год княжения Дмитрия Донского (1389 г.) первых огнестрельных орудий. Переплет из бежевой кожи с золотым и блинтовым тиснением и акварельной сюжетной вставкой на верхней крышке в фигурном обрамлении из черного бархата, красного сукна и золотых галунов (цвета артиллерии). Работа петербургской переплетной мастерской О. Кирхнера. Николай II еще цесаревичем был назначен для прохождения артиллерийской службы в 1-ю батарею Гвардии конно-артиллерийской бригады и прошел ее от взводного до батарейного командира:


Таблица V: Подносный экземпляр будущему Императору Николаю II «Историко-статистического очерка Оренбургского казачьего войска...» (Оренбург, 1891), подготовленного войсковым атаманом Ф. Стариковым. Переплет из синего бархата с накладными рельефными и горельефными серебряными изображениями атрибутов Оренбургского казачьего войска. Книга заключена в футляр, на верхней крышке которого вытеснено серебром: «Его Императорскому Высочеству Наследнику Цесаревичу Николаю Александровичу Августейшему Атаману всех казачьих войск». Поднесена 20 июля 1891 г., во время знаменитого путешествия Николая Александровича на Восток (см.: Ухтомский Э.Э. Путешествие Государя Императора Николая II на Восток. Т. 3. Лейпциг, 1897. с. 188, 190):


Таблица VI: Книги, посвященные деятельности Великого Князя Михаила Николаевича:

1. Поднесенный Великому Князю Сергею Михайловичу очерк, посвященный 70-летию его отца, главного начальника артиллерии (генерал-фельдцейхмейстера) (СПб., 1902). В сопроводительном письме автор очерка, И.Н. Божерянов, сообщил, что он отпечатан «в количестве 260 экз., при этом 200 розданы юнкерам Михайловского и Константиновского артиллерийских училищ, а остальные  разосланы в библиотеки кадетских корпусов на память о бывшем их начальнике».

2. Монография Д.П. Струкова (СПб., 1906) из библиотеки Императора Николая II (переплет из черного бархата, украшенный Георгиевской лентой, накладными металлическими изображениями орудийных стволов и маршальского жезла, а также позолоченным вензелем Великого Князя - работа петербургской переплетной мастерской Н.П. Гаевского).


Таблица VII: Книги по истории отдельных полков из библиотеки Императора Николая II: «Памятка 11-го гусарского Изюмского... полка» (СПб., 1912) - в кожаном переплете цветов полкового мундира (синий, красный, желтый), украшенном знаком полка; «Краткая история 7-го гренадерского Самогитского полка» (М., 1888) - в переплете из белого муара с вмонтированным в верхнюю крышку погоном рядового полка, и «Стрелки Императорской фамилии» (СПб., 1906)-история батальона, сформированного из царских крестьян во время Крымской войны, в переплете из черного сукна и каракуля (основные материалы, из которых изготавливались головные уборы стрелков) с полковым знаком и застежками, выполненными из галуна и пуговиц мундира. Из предисловия к «Истории... Самогитского полка»: «Исходя из мысли, что одним обучением нельзя выработать истинных солдат и что для сего необходимо еще и воспитать их в духе беззаветной преданности любви к общему нашему отечеству - России лучшим и вернейшим способом для достижения этих воспитательных целей послужит составление кратких историй частей...»:


Таблица VIII: Альбом мундиров лейб-гвардии Павловского полка. «Рисунки к истории лейб-гвардии Павловского полка» (СПб., после 1850 г.) - литографии с ручной раскраской по рисункам Н. Теребенева. Экземпляр из библиотеки Императора Александра III -шефа л.-гв. Павловского полка (с 1881 г.). 1-й ряд - генерал и рядовой (1831-1846-1850 гг.), фельдфебель и обер-офицер (1831-1850 гг.); 2-й ряд - офицер, рядовой и барабанщик гренадерских рот Тенгизского пехотного полка (1756-1786 гг.); 3-й ряд-обер-офицер и штаб-офицер Павловского полка (1826-1831 гг.), рядовые (1831-1844-1850 гг.):


Таблица IX: Марин, Аполлон Никифорович (1790-1873). Краткий очерк истории лейб-гвардии Финляндского полка, или Материалы в воспоминаниях и рассказах для полной истории полка, с портретами и планами Бородинского и Лейпцигского сражений. Составлено служившим в баталионе и полку с 1808 по 1820 год А. Мариным. [В 2-х книгах.] Санкт-Петербург, в типографии Императорской Академии Наук, 1846. Кн.1. [1] л. - посвящение, [2], 160, [2] с, [6] с. с нотами, 2 л. литографированных портретов, 2 л. складных карт, 1 л. шмуцтитул - гравюра, крашенная акварелью, 5 л. гравированных иллюстраций, 2 л. - гравированные изображения мундиров, крашенные акварелью. Кн.2. 157, [5]с., 14 л. литографированных портретов. Толщина блока 3,1 см. В переплёте тёмно-зелёного сафьяна. На верхней крышке - золототиснёный суперэкслибрис: двуглавый орёл. Такие суперэкслибрисы, близкие к книжным знакам библиотеки Генерального штаба, помещались на верхних крышках книг военных разделов императорских собраний. Подобные издания традиционно переплетались, как и описывемый экземпляр, в тёмно-зелёный сафьян, украшенный блинтовым и золотым тиснением. Форзацы белого муара. Тройной золотой обрез. 20,2x13,1 см. На переднем форзаце экслибрис Императора Александра II. Подносной экземпляр на толстой бумаге. Единственный из известных экземпляров стремя крашеными иллюстрациями:


Таблица X: Пестриков Н.С. История Лейб-гвардии Московского полка. Т.1-2. Спб., типогр. Яблонского (т.1), А. Бенке (т.2), б.г. (примерно 1905). 27,5 см. Тираж 500 экз. Роскошное издание с многочисленными иллюстрациями в тексте и на отд. листах. Вышло только два тома, намечавшийся третий том не был издан. В двух шикарных цельнокожаных подписных переплётах Отто Кирхнера из шагреневой кожи с золотым и художественным тиснением крышек и корешка. Комбинированные форзацы - кожа с золотым бордюром, дублюра из атласа. Круговой золотой обрез. В футлярах. Экземпляр из библиотеки Великого Князя Николая Николаевича (младшего):


Таблица XI: «История русско-японской войны». Тома из поднесенной Императору Николаю II шеститомной иллюстрированной «Истории русско-японской войны» (СПб., 1907-1909). Обложка работы А. Холёнкова, переплет (красный сафьян с накладным литым серебряным с позолотой вензелем императора Николая II) - петербургской переплетной мастерской М. Улемана; белая муаровая дублюра, золотой обрез. Издатели «Истории...» (М.Е. Бархатов и В.В. Функе) стремились «дать скорее русскому обществу возможно полное описание войны и напомнить о наших слабостях и промахах, приведших нас к поражению». Десятая часть получаемого от реализации издания дохода направлялась для оказания помощи вдовам и сиротам воинов, погибших на войне:


Таблица XII: Издания, посвящённые национальным формированиям русской армии, из библиотеки Императора Николая II. Исследование студента-калмыка Е. Чонова о службе калмыков в русской армии (б.м., 1912) и «Очерк столетней военной службы Крымских татар...» И.М. Муфтий-заде (Симферополь, 1905), проиллюстрированный фотографиями с ручной раскраской. Очерк открывает фотография генерал-майора Ахмет-Бея князя Хункалова, в 1828-1832 гг. командовавшего крымско-татарским эскадроном:


Таблица XIII: Издания, посвященные русско-турецкой войне 1877-1878 гг.

1. Подносный экземпляр Императрицы Марии Александровны (супруги Императора Александра II) материалов, связанных с деятельностью Общества попечения о раненых и больных воинах, с предпосланными им обращением императрицы к Главному управлению Общества в связи со вступлением России 12 апреля 1877 г. в войну против Турции (текст напечатан на атласе) и ее портретом.

2. Книга о русско-турецкой войне (Пловдив, 1904), поднесенная ее автором - А. Рудолфом - Императору Николаю II. Посвящена памяти Императора Александра 11 и героев Шипки. Переплет из темно-зеленой кожи. На верхней крышке - накладная серебряная с позолотой и гравировкой пластина с изображением герба Российской империи и храма-памятника на Шипке.


Таблица XIV: Материалы о Крымской войне 1853-1856 гг. В центре - сборник вырезанных из лондонской газеты «Daily Telegraph» статей ее издателя, подполковника Слея, поднесенный Императору Александру II. Слева - книга лейтенанта флота П.И. Белавенца «Адмирал Павел Степанович Нахимов. Рассказ для нижних чинов к столетию со дня рождения адмирала» (Севастополь, 1902). Справа - «Размен пленных в войну 1854-1855 годов» (М„ 1899) - воспоминания участника войны князя А.В. Мещерского. Обе книги из библиотеки Императора Николая II:


Таблица XV: Уставы, расписания и регламенты российской армии из библиотеки Императора Александра II и из библиотеки Зимнего дворца. Составлявшие существенную часть военных разделов императорских книжных собраний, такого рода материалы традиционно переплетались в темно-зеленый сафьян, украшенный блинтовым и золотым тиснением и стилизованным двуглавым орлом на верхней крышке:


Таблица XVI: Морские войны времен Французской республики и Империи. Сочинение Жюрьен-де-ла-Гравьера, капитана Французского флота. Перевод с французского. Части I-II. Издано Морским Ученым Комитетом. Санкт-Петербург, в типографии А. Дмитриева, 1851. Формат: 25х16 см.

Часть I: 1793-1801 213, [2], стр.

Часть II: 1801-1805. 198, II, XXXI, [1] стр. +9 скл. планов морских сражений.

В одном темно-зеленом марокеновом «великокняжеском» переплете богато тисненном золотом и блинтом на крышках и корешке. Тройной золотой обрез. Форзацы — розовый муар с золотым бордюром. Экземпляр на толстой бумаге верже из библиотеки Великого Князя Николая Николаевича старшего (1831-1891):


 

Таблица XVII: Саперное дело для пехоты и кавалерии. На основании приказа по Военному Ведомству от 1891 года за № 141 и приказа по Инженерному корпусу от 1891 года за № 13. Составили 1-го Саперного батальона Подполковник Подчертков. 18-го Саперного батальона поручик Яковлев. С 286-ю чертежами в тексте. Санкт-Петербург, типография П.П. Сойкина, 1897. VIII, 223 стр. В прекрасном великокняжеском марокеновом переплете с тиснением золотом на крышках и корешке. Тройной золотой обрез. Тисненная золотом орнаментальная дублюра. Муаровые с отливом форзацы. Формат: 20х15 см. Экземпляр на толстой бумаге из библиотеки Императора Николая II Романова:


Таблица XVIII: Учебная книга крепостного артиллериста. Издана по распоряжению Главного артиллерийского управления, под редакцией бывшего Инспектора Крепостной Артиллерии Генерал-Лейтенанта П.А. Крыжановского. Со всеми изменениями в материальной части по 1-е июля 1891 года. Санкт-Петербург, типография Министерства Внутренних дел, 1892. X, IV, 754 стр. + 25 л.л. иллюстраций, не включенных в общую пагинацию. В черном великокняжеском марокеновом переплете эпохи с тиснением золотом на передней крышке и корешке. Тройной золотой обрез. Форзацы — белая мелованная муаровая бумага. Формат: 25х18 см. Экземпляр из библиотеки Великого Князя Михаила Николаевича Романова (1832-1909), четвертого сына Императора Николая I:




Книжные сокровища России

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?